Уездные розги. Глава третья: Кузина Сашенька

  1. Уездные розги. Глава первая: Барышня
  2. Уездные розги. Глава вторая: Уроки
  3. Уездные розги. Глава третья: Кузина Сашенька

Страница: 3 из 3

Начальство, говорят, вами недовольно...

Это стало совершенно невыносимо! Совсем не по-джентельменски было проявить малодушие и уклониться от порки, но я уже едва мог терпеть. Меня выручил Никитка. Сашенька вдруг пошатнулась и выронила плеть — «Господи! Никита! Что ты делаешь?! Ох, не могу!» — и скончалась. Я едва успел подхватить ее.
— А не пора ли барыне в постельку?
Вместе мы уложили Сашеньку и быстро раздели донага.
— Милая Сашенька, как вы прекрасны! Правда ведь, Никита? Хороша собой наша барыня?
— Хороша, — искренне ответил Никитка, — Белая, да гладкая, да мягкая как сыр в масле!
— Ну, так целуй барыне ножки!

Я взял на себя основную работу. Мне показалось, что я проваливаюсь в мягчайшую перину.
— Как широко! Как глубоко! Ах, бога ради, позволь мне сзади!
— Не пытайтесь влезть ко мне с Александром Сергеевичем, — засмеялась Сашенька.
— А что же мне к вам с Барковым влазить?
— Что вы! Я даже имени такого...

Сашенька подтянула к себе Никитку и принялась его миловать, поминутно целуя.
— Сестрица, так не честно! Вы кончили, а я нет! Ну позвольте, прошу вас! Даю слово: вам понравится! Вот, Никитка подтвердит: я умею не хуже ваших парижских иезуитов!
— Да-с, умеют Евгений Александрович: могут и бережно и ласково, когда захотят.
— Ну бог с вами, забирайтесь... Не любит он меня, Никита, иди хоть ты ко мне!
— Нет, Сашенька, я вас люблю! Но, как Россию, странною любовью.
Так мы и распложились: Никитка любил барыню, барыня любила Никитку, а я любил родину, сражался за нее и погиб смертью храбрых на поле брани.

После того, как отгремели последние залпы, Сашенька пожелала откушать чаю. Мы оделись и перешли в гостинную. —
— Я ведь была с визитом у Резняковых, посмотрела их барышень, — начала было Сашенька, но осеклась, поймав на себе пронзительный взгляд лакея, — Ступай, Никитушка, на кухню — тебя там накормят.
Никитка круто повернулся и вышел.
— Прелестные девицы, — пордолжила кузина, — Девицы, на которых нужно дивиться. (sexytales) Старшая, Аделаида, эмансипе, окончила в Питербурге женские курсы. Рассуждает о том, что поцелуями рук мужчина унижает благородных дам, и о том, что не хочет выходить замуж за того, кто с нею не согласен. Худая, большерукая, локти острые, но в одетом виде выглядит весьма пристойно. Замуж хочет до судорог, даже слово «мужчина» не может выговорить без дрожи. Ее будет легко окрутить, ты, главное, с ней во всем соглашайся и грабли ее не целуй, она их стыдится... Средняя, Mari, мягкая блондиночка, блудливая как кошка — по глазам видно. Ты любишь таких?

— Порой случается.
— Вот-вот. А случается она постоянно. Вокруг нее все время роятся какие-то офицеры, студенты, гимназисты. Вполне возможно, что ты в ее вкусе. Тут действовать надо наверняка: поиметь ее в саду, в беседке, да так, чтоб все видели, а потом идти к папеньке с предложением.
— Гусарский вариант!
— Да. А третья, Лизанька, меньшая — полная, румяная, все время ест и смеется. Круглая идиотка! Идеальная партия для тебя. За ней, по-моему, и дают больше.
— Ты смеешься?!
— Ничуть. Она тебя, по крайней мере, допекать не станет. Завсегда всем довольная. Ты ее только корми послаще да ети почаще. Говорят, идиоты очень до этого охочи!

— Ах, Сашенька, я бы лучше женился на тебе... если уж мне непременно надо жениться!
— Учти, — засмеялась Сашенька, — я у себя никаких барышень не потерплю!
— Никаких бырышень! Только горничные! А я напротив, очень любил бы твоих любовников. И охотился бы с ними, и рыбачил... Ты, главное, выбирай помоложе!
Сашенька задумалась, мечтательно улыбаясь, потом вздохнула.
— Не забывай, мой друг, что я замужем. И кроме того! — возвысила она голос, перебивая мои возражения, — отец ни за что не согласиться на этот брак. Он проклянет меня и исключит из завещания.
— Он все также настроен? Ты знаешь наверное?
— Знаю. Но не хочу сейчас об этом говорить. Тебе понравилось инжировое варенье?

Поздно вечером мы возвращались от Сашеньки. Никитка уткнулся в угол и, казалось, дремал. Я тронул его за плечо.
— Ничего не говори барышне о том, куда мы сегодня ездили. Слышишь меня?
— Оно, дело понятное, — грустно ответил Никитка, не поднимая глаз.
Я ласково потрепал его по голове.
— Устал? Заездили мы тебя, мальчик?
— Да не в этом дело! Барыня хорошая, щедрая. Эдак можно хоть каждую неделю ездить. Пусть всю шкуру сдерет! Да только вы, барин, слыхать, жениться задумали. А как же барышня? А с ней-то что будет? Куда она пойдет-то, бедная?!
За тебя отдам, — попытался пошутить я, но Никитка на мои слова даже обиделся:
— Да разве я ей пара, барышне ученой, благородной?! Да если бы не была она сироткой горькой, потерянной, в беду попавшей, вы бы сами у нее порог обивали, на коленках пойти за себя выпрашивали, да только напрасно! Не пошла бы она за вас. Нашла бы кого-нибудь почище-с! А так, без денег, без родных, пропадай жизнь! Никому не нужна! Никто не поможет! Ни царь, ни черт, ни боженька!

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Sthenolagnia
    24 июля 2014 9:11

    Юмора стало больше, и это придает рассказу особенную прелесть.

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Елена Варнийская
    22 августа 2014 2:12

    Сам автор — просто перелесть! Сударь, вы восхитительны.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх