Из тьмы

Страница: 4 из 5

— Что, ублюдок, знаешь кто я?

Драге: Одинокий ковбой? Внезапно. Уже больше года прошло, а ты все никак не успокоишься. И что ты задумал на этот раз?

— Ну почему же, — хватка на моих волосах слегка ослабла, — Я спокоен. А что задумал... Вот, хочу поиграть с твоей игрушкой. Да боюсь, что сломаю ее раньше времени.

Драге: Все интереснее и интереснее. Оригинальный ход для сражающегося со злом благородного рыцаря. А что я должен делать в твоем сценарии? Бежать спасать эту маленькую шлюшку? Да брось.

— Ты играешь с этой сучкой уже раз в пять дольше, чем с остальными, — в голосе мужчины проскользнула легкая неуверенность, — Не знаю почему, но уверен — она для тебя важна.

Драге: Может быть, просто она мне еще не наскучила? Вот твоя милая женушка смогла меня увлечь всего на месяц.

Рука, сжимающая мои волосы дернулась с такой силой, что я не смогла сдержать болезненного вскрика. Неожиданно я оказалась лицом у самой ширинки моего гостя. Это безумие, но он был возбужден, и тонкая ткань брюк не может скрыть довольно приличный размер вставшего члена.

— Тогда ты, наверное, не будешь против. Отсоси мне, сучка, — я, не веря услышанному, подняла глаза и почувствовала ствол пистолета, упирающийся мне в губы, — В твой блядский ротик сейчас что-нибудь да войдет... мой хуй, или пуля. Решай скорее.

Всхлипнув, я расстегнула ширинку и вскоре каменно твердый член вырвался наружу, словно второй оружейный ствол. Гармоничный и довольно красивый, сейчас он показался мне просто пугающим, словно древнее орудие пыток. От страха во рту пересохло, но моего насильника такие мелочи не слишком заботили: его член ворвался между моих губок и сразу же дошел до самого горла. Мужчина размеренными движениями трахал меня в рот, иногда заставляя дергаться от боли и удушья. Тяжелые яйца били меня по подбородку, а сквозь слезы ужаса и отчаяния, я видела лишь мерно приближающийся и удаляющийся пах, заросший густой черной порослью.

Самое ужасное, то в какой-то момент мое тело предало, и на меня сначала робко, но потом все сильнее начали накатывать волны возбуждения. Меня грубо насиловали в ротик, возможно даже перед тем, как убить, а я же, не в силах сдерживаться, ласкала свою киску, моля лишь о том, чтобы мой насильник не заметил получаемого мной удовольствия. Потом пришла мысль, что если не трахающий меня в ротик мужчина, то наш зритель — точно видит происходящее целиком... Волна оргазма смыла все — стыд, смущение, страх. На мгновение я даже забыла где нахожусь, и лишь смутно чувствовала хлынувшие на меня струйки спермы — это гость, тоже достигший финала, разрядился мне на личико. Кажется, он что-то говорил, но я не могла понять что, с трудом выныривая из захлестнувших меня волн наслаждения.

— ... твой сучке понравилось, — мужчина уже успел привести себя в порядок. Но если я надеялась, что после произошедшего он оставит меня в покое, то зря — в глазах названного гостя плескалось безумие.

— Надеюсь, шоу тебе запомнилось, потому что это будет последний раз, — рука с пистолетом взмыла в воздух, и я поняла, что сейчас прозвучит выстрел... Звон золотых заставил нас обоих повернуться к монитору.

Драге: Да, шоу вышло на пять с плюсом. Ты выбрал себе не ту профессию, ковбой. А что до девчонки... что же, считай, что тебе удалось меня заинтересовать. Что ты за нее хочешь?

— Чего хочу? — мужчина встал позади меня, — Хочу поглядеть тебе в глаза. Так что давай обсудим где...

В затылке вспыхнула боль, и мир рассыпался на миллионы быстро гаснущих искр.

***

Сознание возвращалось с трудом, словно е желая погружать меня в этот затянувшийся кошмар. Странно, но я оказалась одета: кто-то грубо натянул прямо на голое тело джинсы и мою любимую курточку. Когда мир перестал кружиться, я поняла, что нахожусь не в своей квартире: тусклый свет выхватывал из темноты выщербленные кирпичные стены и провалы вместо дверей. Какое-то старое промышленное здание. Наверное, брошенное, как в старом боевике. На секунду меня захватил глупый вопрос: это жизнь подсказывает киношникам такие места для схваток героя и злодея, или же мы, насмотревшись фильмов, тащим в реальность чьи-то фантазии... Да и кто в моем случае герой, кто злодей? Неважно кто победит — моя судьба вряд ли измениться.

Мой похититель был рядом и как раз старательно приматывал меня скотчем к бетонной колонне.

— Вижу, ты очнулась. Тогда постарайся посидеть немного молча и не двигаясь.

— Где я?

— Какая тебе разница? — кажется, мужчина был в отличном настроении, — Скоро сюда придет один наш общий знакомый, и мы с ним наконец обсудим наши разногласия. А когда я с ним закончу... знаешь, ты неплохо сосешь. Может быть, мы с тобой отпразднуем удачное завершение дела. Ты ведь не откажешься последний раз потрахаться перед... уходом, верно?

— Вы меня не отпустите, — я смотрела в его горящие огнем глаза, и мне вдруг стало все равно, — И что бы сказала ваша жена про все это? Разве этого она хотела бы?

— Моя жена, — мужчина дернулся, как от пощечины, — Она мертва и уже ничего не хочет. И поверь, твоя смерть будет воистину милосердием по сравнению с тем, что он сделал с ней.

Достав широкий черный шарф, мужчина завязал мне глаза.

— Если хочешь, можешь кричать, — я молча замотала головой, — Ну да как хочешь.

Его шаги стихли где-то в отдалении, и я осталась одна. Время тянулось бесконечно, и наконец, мне стало казаться, что они оба, и дракон, и свихнувшийся рыцарь, давно убили друг друга где-то там, безумно далеко от этого пустого здания, и теперь я обречена вечно оставаться тут, зависнув между жизнью и смертью, пока само время не обратит в прах окружающие меня камни. И когда я уже была готова завыть от ужаса, тишину вдруг разорвали хлесткие щелчки выстрелов.

Четыре выстрела один за другим, потом — еще два с небольшими перерывами. И снова тишина. Мертвая — ни стона, ни вскрика. Я вжалась в колонну всем телом, словно старясь слиться с бетоном. Интуиция подсказывала, что как бы не прошла схватка между двумя врагами — она закончилась. И скоро придет время решать мою судьбу.

Не знаю, сколько прошло времени, но вдруг я поняла, что рядом кто-то есть. Может быть, колыхнулся воздух, может что-то еще... но уверенность, что прямо передо мной стоит человек, стала абсолютной. Поэтому, когда мою щеку погладили чьи-то ласковые пальцы, я не вскрикнула, и даже не удивилась. Не удивилась и голосу, спокойному и мягкому:

— Привет, моя принцесса, скучала по мне?

Наверное, следовало испугаться. Прямо передо мной на расстоянии вытянутой руки стояло чудовище, забравшее множество жизней, и разум одного, наверное не самого плохого в прошлом, человека. Но, неожиданно, я почувствовала себя как тогда, в детстве, когда море сомкнулось над головой и я, окутанная рассеянным светом звезд, стала погружаться в бездну. И снова на встречу мне из тьмы поднималось что-то невидимое, могучее, древнее как сама смерть..

— А ты — скучал? — я улыбнулась, немного грустно, чувствуя, как слезы темными дорожками проступают на ткани шарфа, закрывающего глаза, — Жаль, что в последний раз...

— Да, — по голосу незнакомца невозможно было сказать, действительно ли он сожалеет: все такой же ровный, завораживающий, — И мне тоже жаль...

Одна рука легла мне на плечо, мягко, успокаивающе поглаживая его, вторая же еще раз провела по моему лицу. Пальцы очертили контуры губ, стерли одинокую слезинку, умудрившуюся выскользнуть из под повязки, и мягко сомкнувшись на краешке ткани, потянули шарф вверх. «Сейчас я увижу его... увижу дракона из детства, прятавшегося в морской тьме... « — ткань заскользила, пальцы уже не гладили мое плечо, а сжимали его стальными тисками... так больно, что я не смогла сдержать стон. На мгновение весь мир замер,... а потом рука, впившаяся в мое тело медленно, словно преодолевая чудовищное сопротивление, разжалась. Тяжелый вздох, — совсем близко, у самого лица. Кажется, чуть ближе — и я смогла бы почувствовать ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх