Школьные звонки

Страница: 3 из 5

в палату на предмет познакомить с нарушителем спокойствия. Я отличался природной скромностью, как уже писал выше. Вся моя жизнь сводилась именно к тому, чтобы победить, перебороть, дать ей под дых. Но для этого нужна была подготовка. Пусть длиною в секунду.

В тот раз я не был готов. Мне не удалось потонуть в её огромных глазах похожих на две смородины. Не запутаться в шёлке волос. Её высокая грудь, хоть и вызывала во мне определённые желания, но ничего комплиментарного или чиюшного сказать не предоставлялось возможным. Скромность ухватила меня за горло, она зажала мне рот и не позволяла смотреть туда куда хотелось. Кажется кровь, теперь уже не богатая эритроцитами, отливала от моего лица, заставляя праздновать труса. Я праздновал.

— Юра Привет! — завихрились в палату три девицы, — познакомься это Света, сказала Галя.

— Мы ей смену сдаём, теперь она заступает на сутки.

— Мне очень приятно, — выдавливая из себя дежурную фразу, представился школьник, протягивая девице ладонь.

— Больной! — загневилась Светлана, — где вас обучала манерам? Разве вам не известно, что первой руку должна подавать женщина?

Она не подала мне руки. Быстро спрятав свою кажется, покраснел. Во всяком случае, подруги рассмеялись. Дверь закрывалась за ними, но я услышал обрывки их разговора. Помню, они говорили: «Будь с ним по строже. Он такой нахал...»

— Тебе, Юра, эта девушка не по зубам. Даже не пытайся, — сказал воин, доставленный сюда прямо с учений...

Выйдя из палаты уселся на стул в коридоре. Я внимательно наблюдал за той, которая мне не по зубам. Света вытанцовывала эротический танец перед женатым мужчиной лет тридцати. Она прекрасно знала, что тот женат. Его половинка, буквально 5 минут назад покинула домик страданий и скорби, принеся супругу увесистый пакет с жирами и витаминами.

Я залюбовался её танцем. То она скрещивала ноги и, чуть склонив голову, внимательно выслушивала мужчину навешивающего лапшу ей на уши. То гордо распрямлялась, чуть выставив ногу вперёд и встряхивая своей рыжекудростью, как бы символизируя стряхивание невидимых спагетти. Это был урок. Урок для меня поведения самки, вожделеющей самца. В животном мире перья распушают самцы. Люди тоже относятся к животным. Но красивятся и блескучат женщины. Света павлинилась перед мужчиной, прекрасно понимая, что ей тут не обломится жирного кусочка. Тогда быстро закончив свой танец, она направилась к более молодому парню примерно её возраста, восседавшего перед кабинетом врача почти напротив меня, в ожидании своей участи.

По всему было видно, что парню было не до любовных игрищ, поэтому женщина, получив якобы интересные для неё ответы профланировала в мою сторону, видя во мне мягкую, как сливочное масло, жертву. Она не ошибалась. Если в Гале и Любочке я видел своих потенциальных пассий, мечтая о том, что привожу одну из них к себе в дом и делаю заявление, приводящее моих родных в пред инфарктное состояние. Де это моя будущая супружница, мы собираемся вскорости закольцевать свой брак и нарожать им кучу детишек, дабы им было с кем нянчится и всё такое и в том же духе.

Свету я представлял в ином качестве. Я просто хотел её. Как хочет самец самку. Но она давала к этому повод. Она крутопопилась, грудастилась, облизывала языком губы, при этом вылупляясь своими смородинами туда, куда обычно стесняются смотреть. Самка вытанцовывала своими прелестными ножками тот танец любви, который в животном мире присущ самцам. Она, то широко их расставляла, как бы говоря: «Возьми меня! Я вся твоя!». То скрещивала их, будто она не такая, а ждёт трамвая.

И эта сирена, притулив свою прекрасную попу рядом, решив намазать маслом свою краюшку хлеба, закинула крючок, задарив мне одну из своих соблазнительных улыбок, ожидая от меня начала разговора. Рыбка уже трепыхалась на крючке, пытаясь оттолкнуть от себя вкусненького червячка. Но мой рот сам открылся и пружинки заставили трепетать мой язык, издавая акустические колебания.

— Прекрасно танцуешь, — чуть съязвила рыбка, надеясь на непонимание рыбачки.

Но она поняла.

— Заметил? Понравилось?

— Хотел бы я, чтобы ты так предо мной станцевала. Я-то не женат.

— Маленький, мой. Давай-ка я дам тебе лучше шоколадную конфетку? Хочешь?

— Конечно, хочу, — сказав это, взял её за руку, повёл в сестринскую.

Зайдя в кабинет, Света демонстративно заперла дверь. Затем она открыла холодильник, и сильно нагнувшись, так что халатик задрался чуть не до пояса, продемонстрировала свою прелестную попочку, обутую в белоснежное бельё. Несколько раз, потанцевав булочками, она выпрямилась; в её руке была шоколадная конфета.

— А почему только одна?

— Я надеюсь, ты поделишься со мной?

Я поделился. Затем взял её за плечи и стал осторожно притягивать к себе, приоткрыв рот. рассказы эротика Бестия, полузакрыв глаза, полуоткрыла рот, как бы страстно желая поцелуя. Но когда оставалось всего ничего, гарпия широко открыла глаза и оттолкнула меня.

— Ты ведь хотел конфетку? Получил?

— Получил, — погрустнел я, прекрасно понимая, что она намазала масло на свою краюшку и с удовольствием съела её.

Открыв дверь, она сделала приглашающий жест рукой: «Только после вас, Милорд»

День четвёртый.

Вновь дежурила Света. Она не выспалась. В надежде, что наверстает это на следующие сутки. Но судьбе было угодно поступить иначе. К тому же ей пообещали побольше заплатить. Войдя к нам в палату, она бесцеремонно уселась ко мне на кровать и, взяв мою руку своей, стала её поглаживать, иногда нежно царапая коготками.

— Слышишь, как кричит?

Я слышал. Это кричала женщина от боли. У неё что-то там было с печенью. Наркотики уже не брали её. Она очень громко стонала, не переставая уже несколько часов.

— Женщины в её палате просто сходят с ума. Мы перевели, сколько могли в другие палаты, а боксы, как назло, все забиты... Мне её так жалко. Но она не даёт никому спать. Что мне делать?

— Свет, я не знаю. Рад бы помочь но, правда, не знаю как.

— А поможешь? Я прошу тебя, — она заглянула мне прямо в глаза. Моля о помощи.

— Но как? — ничего не понимая, спросил я.

— Отвлеки её, их, развлеки их. Ты же можешь. Я ведь знаю, ты мастерски рассказываешь разные истории...

— Хорошо, — перебивая сестру, попытался встать.

Она взяла меня под руку и повела в ординаторскую. Мне понадобились карты. Игральные карты. Там она быстро выпросила колоду для благого дела, и мы прошествовали в палату, которая была через три от нашей.

— Постой! — Уже возле двери, ведущей в покои, откуда раздавались душераздирающие звуки, остановил её будущий создатель тишины, — вдруг они не готовы?

— Не готовы к чему? — не поняла моя подруга.

— Ну, вдруг они там раздеты или ещё чего. Они же не ходящие...

— Вот я дура! — чуть не хлопая себя по лбу, призналась Света, — я сплю на ходу, не подумала.

Исчезнув за дверью на несколько минут, вернувшись, она сказала мне, что теперь все готовы.

Я переступил порог и, тут же достав колоду карт, произнёс вступительную речь: «Дорогие женщины и прекрасные девушки Судьбе было угодно подарить вам незабываемый вечер... в моём лице». Как только я произнёс, эти слова она затихла. Чёрт меня побери! Она перестала стонать. Совсем перестала. Её взгляд приобрёл осмысленное выражение, и она со вниманием смотрела на меня. Все смотрели.

Фокусник стал показывать нехитрые фокусы. Я их знал чуть менее десятка. Но главное было не в этом. Главное было как их подать. Будучи в ударе трещал без умолку. Они смеялись, все смеялись. Даже та, которая несколько минут назад дико вопила от боли. После фокусов с картами стал рассказывать истории, кои произошли со мной и прочитанными из книг. Я был ими забит до отказа и мог тараторить, прохаживаясь между кроватями, пока язык не отвалится. Но к счастью он был у меня на пружинках. Но настал момент, когда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

наверх