Мой любимый тиран. Часть 2

  1. Мой любимый тиран. Часть 1
  2. Мой любимый тиран. Часть 2
  3. Мой любимый тиран. Часть 3
  4. Мой любимый тиран. Часть 4
  5. Мой любимый тиран. Часть 5

Страница: 3 из 3

не задирал ее, все старались держаться подальше, а старуха Хельга отправила восвояси, заявив, что справится с ужином сама. В сумерках, укрыв уснувшего жеребенка, она по привычке спряталась в одном из своих тайников, подальше от солдат. Как оказалось не напрасно. Гарт, было забывшей о ее существовании, вдруг явился к ее повозке с бутылкой в руке, распевая пьяные песни. Не найдя ее, он разозлился и в гневе стал пинать ногами вещи, разбудив вскочившего и жалобно заржавшего жеребенка.

— А и ты тут, мерзкая скотина! — в угаре закричал он, замахиваясь на малыша тяжелой бутылью. Жеребёнок шустро отскочил, а Гарт, слишком грузный и опьяневший, неловко повалился на землю, забористо ругаясь.

Подбежавшие приятели, помогли ему подняться, уговаривая оставить коня в покое.

— Да какое ему дело до этой грязнокровки! — не успокаивался Гарт. — Ему эти скоты дороже людей! — его слова становились все более бессвязными. — Я, я ее хозяин! Я честно купил ее, эту мёрзлую шлюху! Я имею полное право придушить ее, если мне захочется...

Солдатам с трудом удалось уволочь ели державшегося на ногах приятеля. Алессия, наблюдавшая за всей сценой из своего укрытия, сжималась от страха за себя и оставленного малыша. За последние несколько недель она привыкла, что о ней забыли, привыкла к этому мнимому спокойствию, к тому, что она больше не была игрушкой в мужских руках. Они наигрались с ней, как с куклой, и выбросили. Теперь же знакомая волна паники и беспомощности снова затопила ее, не давая дышать.

Толком уснуть в ту ночь ей так и не удалось. Стоило ей задремать, как наводнившие ее мысли кошмары, сразу же выталкивали ее обратно в явь — с бешено бьющимся от ужаса сердцем и потом, струящимся по вискам. Не в силах больше бороться со страхами, покормив жеребенка, она поднялась и тихо вышла из лагеря, надеясь немного развеяться.

Было совсем темно, месяц уже скрылся за горизонтом. Девушка тихо брела по изуродованному полю, не разбирая дороги. Трупы уже убрали и, скидав в наспех вырытую яму, закидали камнями и рыхлой землей, чтобы не привлекать хищников и стервятников к лагерю. Лорд Радо сказал, что лагерь снимется только через неделю, наверное Великий Убийца хотел дать передышку своему войску перед дорогой домой. Солдаты говорили, что отряды, посланные вперед, к подножию Дальних гор, не обнаружили больше очагов сопротивления, так что не было смысла всей армией добивать разбежавшихся как крысы селян, для этого достаточно и небольшого батальона. Значит, скоро ей придется идти с ними на юг, изощряться, выживать, чтобы как-то найти братьев и сестру. Но как? Внезапно вся эта затея показалась ей абсолютно безумной. Как она — пленница, сможет найти трех маленьких детей в огромной, неизвестной ей далекой стране?

Алессия, погруженная в эти невеселые мысли, не заметила обрыва под ногами, и вскрикнув от неожиданности, кубарем полетела вниз. Падать было невысоко. Она оказалась в котловане, которые обычно вырывали для мелиорации посередине поля, чтобы был сток для дождя и мелких ручейков, которые часто делали землю предгорий слишком влажной для роста зерновых. Обычно эти котлованы обрастали мелким кустарником, но пронесшаяся два дня назад битва, ураганом снесла все на своем пути. Поэтому она и не заметила обрыва. Большая яма была полна воды. Едва слышно было журчание ручья, разбивающегося тонкой струйкой о гладь пруда. Темная вода мягко поблескивала в бледном свете догорающих звезд.

Все еще лежащая навзничь на земле девушка, с опаской дотронулась до воды — та в ответ приникла к ее пальцам, лаская нежной прохладой. Она и забыла это чувство — это единение с природой, что бывало так любила, плескаясь в заводи речушки у их дома. Нестерпимое желание окунуться, смыть с себя все горести пережитого, захватило все ее существо. Испугавшись этой нахлынувшей тоски, Алессия быстро оглянулась. Вокруг никого не было. Только тишина. Да первые лучи солнца, окрашивающие небо в розоватый цвет.

Решившись, она быстро скинула с себя все лохмотья, и обнаженная, медленно зашла в воду. Та оказалась прохладнее и глубже, чем она ожидала, видимо, питаемая подземными холодными ключами. Всего в паре метров от берега, дно резко уходило из под ног, и девушке пришлось по-собачьи загребать руками и ногами, чтобы не утонуть. Испугавшись глубины, она поскорее доплыла до берега и легла там, окутываемая блаженной чистотой и прохладой. Задремав под песню ручейка, она погрузилась в знакомый кошмар.

В нем Аскольт связывал ей руки за спиной, плотно перетягивал веревками ее тело, пережимая груди, живот, обматывая ноги и лодыжки, так что она могла только стоять на коленях, открытая его прихотям. Ему нравилось ее беззащитность, нравилось, что она плакала, когда он до боли выкручивал ее соски, когда проникал в ее рот, или кинув лицом на пол, методично растягивал ее сзади. В какой-то момент, она просто перестала чувствовать, перестала воспринимать действительность, отстранившись от происходящего. Он еще пытался новыми унижениями вернуть ее, но быстро сдался. Такой — сломленной и молчаливой, она была ему неинтересна.

Резко проснувшись, Алессия ощутила, что ее трясет крупной дрожью. Она все еще ощущала боль в теле, липкие пальцы мучителя на своем лоне. Не в силах справиться с воспоминанием, она нырнула в глубину, надеясь найти утешение. Вода, освещенная встающим солнцем, была прозрачной и искрилась золотистыми пылинками. Внезапно, пришла мысль, что все что надо сделать — это закрыть глаза, перестать плыть и дать пруду затянуть себя... Там, на дне так спокойно, там не надо бороться за каждый вздох, все закончится... Легкие уже болезненно сжались, от недостатка кислорода — всего лишь надо вздохнуть и вода сольется с ней, наполнит ее, унесет все тревоги...

Алессия судорожно дернулась, готовясь сдаться... и резко поднялась на поверхность, отплевываясь и громко втягивая воздух широко раскрытым ртом. Нет! Она не такая! Она этого не сделает! Да, она мало, что может, но не имеет права не попытаться! Рыдания, которые она сдерживала эти долгие недели, прорвали крепко выстроенную плотину и вырвались наружу. Она плакала и плакала обо все том, что потеряла — о своем доме, своей земле, отце, братьях, о той наивной, радостной девушке, которой она была и которой больше никогда не будет...

Когда слезы поутихли, оставив ее вымотанной, но успокоившейся, она набрала в ладони песчаного ила и с остервенением стала тереть свою кожу, словно пытаясь смыть все воспоминания о тех надругательствах, что ей пришлось пережить. Она сильная, она сможет, пусть ей придется продавать себя, чтобы выжить, но она не позволит больше никому брать ее против ее воли! Никогда!

Вымывшись, девушка еще раз нырнула в прохладные воды пруда, благодаря его за это очищение. Ее душа переродилась, в жизни снова появилась цель. Она не одна — ей есть за что бороться — братья, сестра, ее жеребенок.

Вспоминания о жеребенке, мгновенно вернули ее в реальность. Солнце уже почти взошло! Он уже наверное давно проснулся и хочет есть! Как долго ее не было? Впопыхах, с трудом преодолевая сопротивление воды, она побрела к берегу. Мокрые волоса тяжелым покрывалом плыли по воде, облипая мокрую спину и бедра.

Выбравшись наконец, она схватила сорочку из кучи тряпья и, разогнувшись, тонко вскрикнула от неожиданности. Над ней, на краю невысокого обрыва стоял Радован и не отрываясь смотрел на нее.

Первым ее порывом было прикрыться, но взгляд его глаз, хоть и полыхал огнем желания, не был угрожающим. Словно захватив в плен ее этим взглядом, он не давал ей пошевелиться, взирая на нее, приникая в самую ее суть. Он жадно впитывал блеск ее зеленых глаз, шелковистость влажных волос, светлую, слегка золотистую кожу, красоту нежных, небольших грудей с розовыми сосками, округлость бедер и живота с рыжеватым кустиком волос вниз, длинные, крепкие ноги.

Алессия стояла, не в силах пошелохнуться, позволяя разглядывать себя, ощущая как румянцем медленно загораются ее щеки. Она чувствовала, что сейчас в безопасности, что он не причинит ей вреда, но внутренне содрогалась от тревожного предчувствия — словно здесь и сейчас решается ее судьба, и что она будет неразрывно зависима от этого мужчины с жестокими глазами.

Губы ее задрожали, словно она хотела что-то сказать, или о чем-то попросить... Но он вдруг резко отвернулся, и не удостоив ее больше ни словом, ни взглядом — ушел. Чары спали. Девушка быстро натянула одежду и побежала к лагерю. Его уже нигде не было видно, только вдали ей показалось, она увидела скакавшего галопом черного коня.

Жеребенок уже прыгал от нетерпения и звонко пищал свое «иии-иии», когда она прибежала к своей повозке. Накормив его, она присела на краю повозки, без страха осматривая просыпающийся лагерь. Конюх сказал, что лорд Радо зайдет сегодня, и она просто ждала его. Она чувствовала себя другой. Свободной. Не смотря на плен...

Что-то безвозвратно изменилось в ней этим утром. К добру это или нет, ей еще только предстояло понять.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

4 комментария
  • Евгений3
    2 ноября 2014 17:49

    Хорошие у вас сказки, Незабудка.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Nezabudka.Fantasy
    3 ноября 2014 9:08

    Получить комплимент от вас, Женя — дорогого стоит :) Спасибо.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    shina (гость)
    4 ноября 2014 2:07

    Классный рассказ.

    Ответить

    • Рейтинг: 0
  • Anonymous
    shina (гость)
    16 ноября 2014 18:50

    Что то проды нет.

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх