Мой любимый тиран. Часть 3

  1. Мой любимый тиран. Часть 1
  2. Мой любимый тиран. Часть 2
  3. Мой любимый тиран. Часть 3
  4. Мой любимый тиран. Часть 4
  5. Мой любимый тиран. Часть 5

Страница: 2 из 3

наружу, не желали успокаиваться. Сейчас она чувствовала, что он чего-то добивается от нее, но при этом держит ее на расстоянии, отдаляется, словно и не было его рук на ее руках, когда они вместе принимали жеребенка, или когда он нервничая, вглядывался в нее, пытаясь понять справиться ли она с уходом за малышом, или когда сегодня утром его глаза пылали страстью, и она чувствовала, что в силах удовлетворить его.

— Вы за что-то сердитесь на меня, мой лорд Радо? — прервала она его на полуслове.

Он вздрогнул и удивленно взглянул на нее, полагая, что ослышался. Алессия смутилась, но продолжила.

— Мой лорд... простите... но я же не совсем деревенская дурочка... я все понимаю...

— Что ты понимаешь? — взметнулся он, — Ты решила, что стоило мне тебя увидеть голой, так ты сразу имеешь право обращаться ко мне так просто?

— Вы рассержены, мой лорд, я знаю, только не знаю, почему, — решительно прошептала Алессия, решив не обращать внимание на его умышленное оскорбление. — Мне от вас ничего не нужно... Вы и так уже сделали больше, чем кто-либо другой. Я же понимаю, почему все вдруг отстали от меня. И у меня нет ничего, чем я могла бы отплатить вам... И... сегодня утром... мне показалось... — тщетно пыталась подобрать слова девушка...

— Что тебе показалось?! — с яростью в голосе, но и с любопытством, потребовал он.

— Мне показалось, что я вам нравлюсь... — смущенно прошептала она, — и если это так, то возьмите меня... Я буду вам преданной служанкой, и слова не скажу. Буду вам верна и буду делать все, что вы прикажете. Я знаю, что не выживу сама, — поникнув головой призналась она.

Радован был настолько ошарашен ее словами, что не знал, как реагировать. С одной стороны она предлагала ему себя, как последняя проститутка, с другой — честно признавала, что нуждается в его защите.

— А с чего ты взяла, что я не отдам тебя солдатам после того, как воспользуюсь твоим щедрым предложением? — хмуро спросил он.

Она вздрогнула, но выдержала его ироничный взгляд.

— Я не знаю... Но мне кажется, вы этого не сделаете... Вы пожалели жеребенка... да и хуже, уже наверное, не будет...

Пораженный ее наивностью, Радован только покачал головой.

— Ты — дурочка, именно что дурочка, если предлагаешь себя первому встречному, — без злости сказал он, — ты не знаешь, кто я, какой я, и только видя мое высокое положение, как последняя шлюха пытаешься продать себя подороже!

— Нет! Это не так! — закричала Алессия, — не совсем так... — зардевшись признала она.

— А как? — твердо схватив ее за подбородок и вынудив смотреть на него, спросил мужчина, — А если мои вкусы такие же как у твоего первого хозяина? А если мне нравится избивать женщин до полусмерти? А если мне понравится смотреть, как мои солдаты насилуют тебя? И ты все это готова принять и продолжать преданно служить мне? — насмешливо спросил он, наслаждаясь паникой в ее глазах.

— Вы этого не сделаете, — ели выдавила она побелевшими губами, — вы не такой, я не верю...

Радован лишь в ответ жестко впился в ее полуоткрытый рот губами. Поцелуй не был требовательным или страстным, он лишь показывал, как жестоко она могла ошибаться в нем, в своем желании использовать его. Девушка, дернувшись от неожиданности, тут же застыла в его руках, глаза остекленели, а весь вид выражал покорность. Радован в отвращении оттолкнул ее.

— Что от тебя толку, — с сарказмом произнес он, — мне не нужны служанки и наложниц у меня хватает, прекраснее, да и в разы соблазнительнее тебя.

Алессия стояла, оглушенная его презрительными словами, из глаз катились слезы. Потом, бросив на него детский, укоризненный взгляд, отвернулась и убежала. Радован остался стоять, слишком злой на самого себя. Ведь именно этого он хотел избежать. Ему ли не знать, как ломают себе в угоду пленных женщин солдаты. Он хотел, чтобы она привязалась к нему, чтобы оттаяла, прежде чем он взял бы ее к себе в постель. А она дурочка решила, что всего лишь закроет глаза и позволит ему делать все, что он захочет. От ее невинного желания найти в нем защиту, сердце от чего-то сжалось. эротические рассказы Раздирающая душу злость поднялась против тех, кто сделал ее такой.

Вернувшись к себе, он вызвал слугу, и даже не подняв головы от карт, в которые погрузился, бросил: «Повесить его!»

***

Алессия была слишком расстроена, чтобы замечать, что происходит вокруг. Привычно подоив коз и покормив жеребенка, она завернулась в одно из одеял, оставленных лордом Радо, и прилегла в тени повозки, тесно прижавшись к жеребенку, ища в том утешения. Непрошенные слезы то и дело катились по щекам. Она и правда дурочка, в отчаянии думалось ей, тревожилась его доброму отношению и взяла разозлила его не на шутку. Что с ней теперь будет? Если она и правда ошиблась в нем?

Жаркое обсуждение возле костра становилось все громче, наконец привлекая ее внимание.

— Ну и поделом это жирной свинье, — услышала она звучный голос Марты, — сам напросился.

— Помолчала бы ты лучше, женщина, — заговорил Ральф, — как бы тебе с твоим длинным языком рядышком на жердочке не оказаться. — Марта лишь фыркнула.

— Говорят, его застали в палатке самого Великого Лорда, — испуганно зашептала Руфина.

— Дурак, — снова не удержалась Марта, — пьяница, нашел где вином поживиться!

— Да его не из-за этого... — горячо заговорила было девица.

— И ты прикрой рот, Руфина, — снова заговорил Волк, — меньше знаешь — лучше спишь, слыхала, небось? Повесили его за воровство, и точка!

— Как же! — не унималась та.

— Тихо-тихо, котеночек, — решил вступиться один из ее постоянных ухажеров, — Волк верно говорит, не стоит такой красивый ротик напрасно открывать. Для него найдется более подходящее занятие, — заверил он. И подмигнув паре приятелей, те схватили визжащую, вырывающуюся девицу и поволокли к палаткам.

Алессия, в недоумении слушавшая эту перепалку, снова прилегла, удивленная услышанным. О чем они говорили? Кого повесили? В войске с дисциплиной было строго. Сейчас хоть и не боевые действия, но вольностей не допускали. Если уж кто позарился на то, что принадлежало Великому Убийце — неудивительно, что его повесили.

Когда лагерь привычно затих в вечерней тишине, девушке не спалось — днем делать было нечего, и она то и дело задремывала вместе с жеребенком. Да и кошмары, одолевавшие ее ночами, днем растворялись, словно отпугиваемые солнечным светом.

Привычно прокравшись мимо догорающих костров, она прошла к небольшой площадке на окраине лагеря, где обычно строились на построение воины этого подразделения. Там, на высоком старом дубе, практически лишённом листьев, и устроили виселицу. Тяжелое тело мерно покачивалось, веревка поскрипывала на ветру. Когда труп под силой инерции повернулся в ее сторону, открыв одутловатое, посиневшее лицо с высунутым языком, Алессия коротко вскрикнула, закрыв лицо руками.

Это был Гарт.

Страх ледяной рукой сковал ее внутренности. Она должна была бы быть рада его смерти. Синяки от его ударов прошли только недавно, а некоторые шрамы, где палка рассекла кожу, останутся с ней до самой смерти, напоминая о его бессмысленной, пьяной жестокости. Но радости не было. Только ужас и тягостное предчувствие неотвратимой катастрофы, приближения которой она по глупости не заметила.

Мысли яростно метались одна за другой, выхватывая отрывочные воспоминания, образы, обрывки разговоров. Этого не может быть! Это просто совпадение, пыталась заверить она себя. Слишком взволнованная, чтобы возвращаться к повозке, она, проскочив мимо стражи, направилась в поле, не заметив маленькую, серую фигурку, до этого следовавшую за ней и быстро шмыгнувшую к лагерю.

Сейчас девушка целенаправленно шла к тихой заводи посередине пустоши, в которую провалилась утром. Ей казалось, что там она найдет спокойствие и разбушевавшиеся мысли встанут на места, сложившись в картину,...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх