Мой любимый тиран. Часть 4

  1. Мой любимый тиран. Часть 1
  2. Мой любимый тиран. Часть 2
  3. Мой любимый тиран. Часть 3
  4. Мой любимый тиран. Часть 4
  5. Мой любимый тиран. Часть 5

Страница: 2 из 3

Алессия, неуверенная, пристало ли это в ее положении, все же не посмела отказаться. Женщина все также молча, не обращая внимания на попытки Алессии заговорить с ней, помогла той умыться, поливая теплой водой. Когда с умыванием было покончено, Алессии была протянута тонкая, изящная нижняя рубашка и темно-зеленое шерстяное платье — простое, но не лишенное изящества.

— Нет, — испуганно завертела головой Алессия, — это не мое, отдайте мне мою одежду, пожалуйста, — но ее одежды в комнате уже не было, а женщина все также учтиво улыбалась, протягивая платье. Алессии хотелось плакать, бежать, искать ее лорда Радо и просить не наряжать ее, как куклу! Но не голой же бежать по лагерю? И ей пришлось сдаться.

Когда женщина также раболепно потянулась за щеткой для волос, чтобы расчесать ее, Алессия почти со злостью вырвала ту из ее рук:

— Я сама! — вскрикнула она, тут же устыдившись своего ребяческого порыва, так как женщина лишь молча поклонилась и не говоря ни слова вышла.

Справиться с волосами, не видевшими щетки долгие недели, одной оказалось и в самом деле непросто. Но закончив и заплетя их в длинную косу, девушка решительно схватила коричневый плащ, брошенный Радованом и, завернувшись, вышла из комнаты. Она не принцесса, чтобы весь день прохлаждаться, дожидаясь его возвращения, у нее есть обязанности, есть ее жеребенок! На пороге она снова столкнулась со служанкой, нагруженной подносом с едой, недоуменно взирающей на выходящую девушку. Быстро поставив поднос, она бросилась следом.

Выйдя из палатки, Алессия на мгновение ослепла от яркого солнца. То уже было высоко в небе. Как она могла! Она совсем забыла про своего жеребёнка! «Как-то он сейчас?» — взволнованно кинулась она к пологому скату шатра, где его оставила ночью. Жеребенка не было.

— Доброе утро, госпожа, — незаметно отделившись от стены, проговорила знакомая, призрачная фигура Вернона.

— Где мой жеребенок... — трясущимися губами, с ума сходя от волнения спросила девушка.

— Не волнуйтесь, госпожа, конюх забрал его порезвиться, скорое приведет обратно.

— Где они? Можно мне туда? — растеряв всю свою решительность от его спокойной манеры, просительно прошептала она

— Великий Лорд приказал вам оставаться в шатре до его возвращения, госпожа, — твердо ответил Вернон.

— Пожалуйста, я не знаю, что мне там делать! — взмолилась Алессия.

Вернон удивленно взглянул на нее, явно неуверенный как ему поступить. Былые пассии хозяина не больно рвались гулять по военному лагерю.

— Для начала вы можете позавтракать, госпожа, — нашелся он, взглянув на застывшую позади в почтении служанку.

— Я не хочу есть! И я не госпожа! — почти в отчаянии закричала девушка, не замечая, что привлекает внимание солдат и офицеров.

— Хорошо-хорошо, не волнуйтесь, — успокаивающим тоном заговорил Вернон, потом, видимо, приняв решение, сказал, — пойдемте, мы с Карой проводим вас.

— Карой? — не поняла Алессия.

— Да, это ваша служанка, ей приказано ни за что не оставлять вас.

— А то что? — чувствуя что у ее начинает сосать под ложечкой, осторожно спросила девушка, не очень надеясь на ответ.

Вернон безразлично пожал плечами.

C Колоском и правда все оказалось в порядке. Он весело бежал за конюхом вдоль загона с лошадьми. Алессии даже стало обидно, что он так быстро забыл о ней. Он раздувал ноздри, поднимал хвост и гарцевал, подражая боевым коням, безразлично взирающим на его детское хвастовство. Сэпп объяснил, что он приучал малыша к виду других лошадей, и что это один из основных инстинктов жеребят — повторять действия старших, обычно матери, поэтому так важно постараться отдать опеку над ним его племени.

— Кобыла — холостая, значит еще несколько месяцев будет молоко давать, а там, глядишь, этот малец и без сиськи уже протянет, — радостно потирая руки, рассказывал Сэпп, счастливый что смог угодить хозяину.

Алессия, взяв протянутую бутылку, привычно покормила малыша. Тот перебирал ножками и все старался не спускать взгляда с породистых коней. «Вот я теперь тебе и не нужна, мой Колосок,» — с грустью думала девушка.

Вернувшись в шатер, она нехотя позавтракала. Слоняясь от безделья, девушка нашла бумагу и перья и села за стол, надеясь хоть чем-то занять руки и голову. Грамоту она знала, но писала не слишком хорошо, а вот рисовать ей всегда нравилось. Давно, когда отец еще не замкнулся в себе, он бывало просил придумать какой новый узор, чтобы он мог использовать в резьбе по дереву. Вот и сейчас, непослушными пальцами, забывшими как держать перо, Алессия выводила на бумаге причудливые завитки, соединяя их в расписное кружево. Молчаливая Кара не спускала с нее глаз, словно опасаясь нового взрыва, и с облегчением выскочила из шатра, как только на пороге возник Радован, раскрасневшийся и потный после объезда войск.

— Мой лорд, — радостно воскликнула Алессия, позабыв о своих переживаниях. Он тоже кинулся к ней, подхватил за талию, закружил и прижал к себе, наслаждаясь хрупкостью ее тела.

— Ма хаз, я скучал по тебе, — в голосе было столько нежности, что Алессия и правда ему поверила. Еще немного смущаясь, заглядывала ему в глаз, но видела там только обожание, и от этого хотелось петь.

Когда он потянулся к ее губам, она не отстранилась, не зажалась, а позволила целовать себя. Его губы были твердыми, теплыми и упругими, жесткая щетина покалывала кожу, заставляя гореть огнем, раскрываться ему на встречу. Воодушевленный ее невольным ответом, он ласково обхватил ее лицо большими ладонями, поглаживал щеки, углубляя поцелуй. Алессии было невероятно приятно, еще никогда она не испытывала такого восторга. Слюнявые поцелуи Гарта, пахнущие перегаром, не шли ни в какое сравнение с тем чувственным опьянением, что она испытывала сейчас. Аскольт же вообще не целовал ее, он использовал ее рот для других целей.

От этого воспоминания ее замутило, и она, не осознавая что делает, стала яростно вырываться из рук Радована.

— Тише, тише, голубка, это я, — мягко удерживал ее он, пока она не перестала дрожать, а потом, затихнув, прижалась к нему и беззвучно заплакала.

— Простите меня, мой лорд, я обманула вас, я не смогу быть вам хорошей рабыней, — всхлипывала девушка. Радован молчал, ему хотелось голыми руками убить того, кто причинил ей столько боли. Да только бы это ей не помогло. рассказы эротика Да и Аскольт был слишком хорошим воином, чтобы пренебрегать этим, тем более что по его собственным законам, тот был в своем праве, используя рабыню, как того желал.

— Ты ни в чем не виновата, ма хаз, — попытался утешить он. А кто виноват? Война? Почему горе тысяч девушек, изнасилованных его воинами, до сих пор не вызывала в нем такой бури протеста, а чтобы забрать ее боль он готов сделать что угодно?..

— Расскажи мне... Расскажи, что тебя пугает, — решается он.

Алессия лишь шокировано смотрит на него. Нет, о таком не рассказывают, тем более ему!

— Хорошо, не сейчас, но однажды ты мне расскажешь?

— Не надо, мой лорд Радо, я расстроила вас. Не надо. Я скоро привыкну, вот увидите, — торопливо стала уверять она, — если вы желаете меня, не останавливайтесь, я выдержу.

Радован лишь горько усмехнулся и обнял ее.

— Глупышка, я хочу больше, чем твое тело, разве ты еще не поняла? — Алессия залилась краской. Затем приподнявшись, дотянулась до его рта и неумело прижалась губами, благодаря за теплоту.

— Ладно, мне надо переодеться и можем идти смотреть на встречу твоего Колоска и его новой мамки, — пошутил он.

— Да... Мой лорд... — заговорила она, — спасибо вам за платье, но нельзя ли мне вернуть мою одежду? Да и служанка мне не нужна...

— Она тебе не угодила? — спросил Радован, стягивая рубашку и откидывая ее в угол, — я прикажу ее наказать, чтобы была попочтительнее.

— Нет, что вы, все ко мне так добры... Даже слишком... Мне неловко от этого...

— Привыкай,...  Читать дальше →

Показать комментарии (22)

Последние рассказы автора

наверх