Кристина. Часть 5

  1. Кристина. Часть 1
  2. Кристина. Часть 2
  3. Кристина. Часть 3
  4. Кристина. Часть 4
  5. Кристина. Часть 5
  6. Кристина. Часть 6

Страница: 1 из 8

Прозвучал сигнал смс, и Кристина испуганно подскочила на постели, оглядываясь по сторонам. Она с трудом разлепила глаза, растерев лицо ладонями, и, жмурясь, попыталась вспомнить, что вообще произошло. Завораживающе красивая спальня давила со всех сторон мрачностью и монументальностью интерьера. Было во всей этой вычурно роскошной готике что-то таинственно пугающее и в то же время волнующе сентиментальное. Тяжелые бордовые шторы одного окна были раздвинуты, но через плотно присборенные занавески в темную комнату проникал очень слабый солнечный свет. Первое, о чем она подумала, было: «Где папа?! Вдруг он вернулся?!». Первое, на что она обратила внимание, был обнаженный Матвей, который лежал рядом с ней на измятой алой простыни, бесстыдно расставив в стороны стройные сильные ноги. Ее взгляд задержался на внушительных размеров члене, время от времени пульсирующем и вздрагивающем во сне на подтянутом загорелом животе. Веки его глаз тоже подергивались, длинные ресницы трепетали, уголок губ изредка слабо приподнимался в едва заметной улыбке. Что-то ему сейчас снится?

Опомнившись, Кристина потянулась к телефону на прикроватной тумбочке. На часах 9:42. Не понятно, как здесь оказался ее мобильный, ведь он оставался у нее в комнате. Также было весьма любопытно, с чего вдруг в ее записной книжке появился телефон Луки. Новое смс от него сообщало: «Родители останутся за городом обедать, так что можете расслабиться, но этого балбеса вытолкай из дома в два часа — ему на работу нужно». «Очень мило», — в недоумении прошептала Кристина одними губами и снова аккуратно опустилась на свое место так, чтобы не разбудить Матвея. «У нас теперь что, шведская семья?» — пронеслась в голове нелепая мысль.

Кристина уже раз просыпалась в этой комнате, правда, среди ночи, и потом ей пришлось уйти к себе, чтобы родители не засекли их с Лукой. «Только не вздумай в меня влюбляться, ладно?» — строго прошептал он ей в ту ночь в губы после жесткого прощального поцелуя у двери. Она молча кивнула, стараясь отнестись к этому его совету со всей серьезностью, ведь именно так себя ведут взрослые. В ту ночь она так устала, что на слезы у нее просто не было сил. Она свернулась клубком под одеялом в своей комнате, заставляя себя выгнать из головы все мысли, и провалилась в глубокий сон. В последующие дни вокруг постоянно были свидетели, и она не могла обмануть ничьих ожиданий. Теперь она снова лежит на этих алых простынях и смотрит на свое отражение в потолочном зеркале, видя рядом уже другого мужчину. Боже, она действительно опустилась до такого?!

Кристина невольно опять повернула голову к спящему рядом Матвею. Обворожительно хорош — этого херувима прямо хоть сейчас на обложку порножурнала, даже несмотря на двухдневную щетину на живописно совершенном лице. Он что-то слабо промычал во сне. Кристина вздрогнула, боясь и от этого пижона услышать что-нибудь унизительное вроде: «Я не заслуживаю такого взгляда. Ты же понимаешь, что все это ничего не значит». При воспоминаниях о прошедшей ночи ее кожа словно покрылась мириадами колючих снежинок. Кристина отвернулась, закрыла глаза и все сцены тут же встали перед ее глазами — настойчивые, убедительные, непристойно дикие. Низ живота призывно потребовал чего-то, отдавая легкой пульсацией между ног. Она часто задышала и заставила себя подняться как можно медленнее и бесшумнее.

В ванной она обнаружила, что на двери нет замка. Впрочем, какая теперь разница? Она забралась в душевую кабинку и подставила под тонкие кусачие струи лицо. Почему-то в голове всплыл непристойный диалог Луки и Матвея, от которого ее тело, казалось, в миг покинули все силы. Она оперлась выпрямленной рукой о фиолетовую кафельную стену, склонила голову и прижалась лицом к собственному плечу.

— Дай мне ее... Черт, да отпусти уже... , — насмешливо, но все же нетерпеливо настаивал Матвей, чуть ли не вырывая Кристину из рук Луки, который снисходительно уступил, тяжело выдыхая, садясь в стороне и потягивая шею, — Подожди, сладкая, — шептал ей Матвей.

— В эту сторону ее разверни, — лениво заметил Лука.

— А, может, так? — ухмыльнулся Матвей, — Или так?

Она слышала, как он тихо смеется, но ей было уже все равно, потому что она устала и была близка к экстазу. Только что Лука почти закончил ее мучения, но Матвей ему помешал, и она практически ничего не соображала — просто хотела, чтобы кто-нибудь из них сжалился над ней и утолил ее желание. Она взглянула на себя в потолочное зеркало — ее белое юное безупречное тело было распростерто на постели, на спине. Матвей лежал рядом, на боку, комфортно подперев рукой голову и закинув себе на бедро ее стройные ножки. Его член мучительно медленно скользил в ней, снова распаляя, а не удовлетворяя. Она выгибалась и жалобно стонала, а свободная рука Матвея небрежно блуждала от одной ее грудки к другой, пощипывая горящие раскрасневшиеся сосочки. Кристине так хотелось поласкать себя самой, но сидящий рядом на коленях Лука придерживал ее руки над головой, нежно прижимая их к постели. Стоило ей попытаться высвободиться, он сжимал их сильнее. Боже, она просто не выдержит этого! Лука, коварно улыбаясь, прилег рядом с ней, развернул к себе ее личико и стал раздразнивать губами ее губки, то сладко их поглощая и покрывая короткими сочными поцелуями, то отстраняясь именно в тот момент, когда она начинала ему отвечать. На его губах она ощущала свой вкус, и это вызывало какое-то неописуемое головокружение, похожее на полет во сне. Она потеряла счет времени в этой долгой, долгой восхитительной пытке, а когда была близка к финалу, Лука отвел в сторону одну ее ножку, наблюдая, как неистово извивается в такой непристойной позе ее прекрасный юный стан с упругими округлыми бедрами, тоненькой талией и совершенными полными и крепкими грудками прелестной грации. Его чувственные влажные пальцы усилили финальный аккорд.

— Пожалуйста... пожалуйста... , — лепетала она в промежутках между поцелуями Луки, на которые уже не в состоянии была отвечать, а потом ее пронзил такой мощный по своей силе разряд острого и жгучего удовольствия, что она трепыхалась в объятьях своих любовников, даже не в состоянии осознать, были ли очертания трех тел в зеркале над ее головой их отражением или призрачным миражем и плодом ее помутившегося на бесконечные минуты рассудка.

Кристина заставила себя встряхнуть головой, чтобы очнуться от наваждения. Вода приятно щекотала тело, возвращая к реальности, но она чувствовала, что у нее в груди растет и поднимается какое-то болезненное муторное чувство то ли отвращения к себе, то ли одиночества, то ли унижения. Во что она превратилась? Во что они превратили ее вчера? Из ее губ вдруг вырвалось звучное рыдание. Она обессиленно опустилась на корточки вдоль стены и по ее щекам потекли слезы. Дрожащими руками она пыталась убрать с лица волосы, намываемые на него потоками воды. «Папа, ну почему? Почему ты как-нибудь их не остановил? Почему ты ничего не понял?». Она больше не могла сдерживать всхлипывания и разревелась во всю силу, уткнувшись лицом в колени.

Вдруг дверь в ванную комнату открылась, и Кристина заставила себя умолкнуть и встать. Вошел Матвей. Он был сонным, вздыхал и сладко потягивался, разминая мышцы. Кристине был виден только силуэт его нагой фигуры сквозь пелену слез и запотевшие матовые створки душевой кабинки. Когда он подошел к унитазу, она поспешно отвернулась, невольно вслушиваясь в прерывистое журчание за спиной.

— Привет, — пробормотал он едва различимо, когда шел к раковине, но Кристина не ответила, потому что в горле у нее до сих пор был болезненный ком. Украдкой наблюдая, как он умывается и чистит зубы, она в растерянности пыталась сосредоточиться на том, что она должна сейчас делать — поскорее выйти из душа или ждать, пока он уйдет. Его присутствие волновало ее и лишало способности здраво рассуждать. Она только пыталась хотя бы предположить, что вообще может думать мужчина о девушке после того, как между ними происходило такое... такое безумие...

Пока Кристина ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (39)

Последние рассказы автора

наверх