Питер Пэн и Венди. Сон в летнюю ночь

Страница: 1 из 9

В эту ночь звезды светили особенно ярко на маслянистом индиговом небосклоне, потому что они знали, что Питер явно опять затеял нечто невообразимое. Самые любопытные и нетерпеливые из них так восторженно мигали в предвкушении эффектного зрелища, что срывались со своих мест и падали за горизонт. Чуткое ухо даже различило бы их возмущенный и разочарованный звон в теплом и душистом воздухе августовской ночи. С тех пор как Питер решил все-таки повзрослеть, они стали особенно пристально следить за его новыми проделками, тем более им было лестно знать, что только они и способны проникнуть в его тайны, ведь для всех других он оставался неуловимым, недосягаемым и невидимым. Только они знали, в кого мог превратиться баловень судьбы, который никогда не отказывал себе ни в одной своей безумной фантазии с самого детства, который всегда получал то, чего желал...

***

Все окна самого большого особняка на Бишопс Авеню торжественно сияли в ночи, у парадного входа толпились извозчики, вдоль всего фасада тянулись ряды экипажей, из приоткрытых дверей на веранде лились звуки музыки, смех и веселые голоса. Когда дверь веранды распахнулась настежь, из нее, словно перышко подхваченное ветром, вылетела девушка, похоже, еще не отошедшая от ритма вальса и продолжающая восторженно кружить в танце. Убегая от преследующего ее кавалера, она приблизилась к перилам и смущенно отвернулась, обхватив себя руками за плечи и глядя на подъездную аллею. Теплый ночной бриз тут же мягко зашевелил ее безупречно уложенные шоколадные локоны, белые цветы в ее прическе, длинные ленты, украшающие тугой лиф платья, и воздушный, как облачко, кринолин голубой юбки. Девушка была юна, прелестна и пьяна — от танцев, от комплиментов, от пылких взоров и обворожительных улыбок поклонников, от осознания собственной красоты и, конечно же, всего чуть-чуть от пары глотков шампанского.

Преследующий ее стройный и миловидный франт в черном фраке приблизился к ней мягкой и ленивой походкой сытого и довольного жизнью кота, уверенного на все сто процентов, что лакомый кусочек никуда от него не денется. Весь он был словно отлит из металла — подтянутый, широкоплечий, одетый с иголочки — во всем облике ни единой лишней детали. Короткие гладкие черные волосы были зачесаны назад и напомажены. Жестко накрахмаленную манишку украшала белоснежная бабочка, в петлице красовалась белая роза. Скривив нагловатой улыбкой губы, он приблизился к своей даме сзади, каждой клеткой своего тела ощущая ее дрожь, волнение и страсть. Танцы, робкие прикосновения на людях и дерзкие пошлые комплименты на ушко этой невинной куколке утомили даже его самого. Его брюки уже давно топорщились от снедающего его возбуждения, и теперь он готов был идти до конца, рискуя всем, лишь бы заполучить эту нежную ягодку в свое полное распоряжение. К тому же чем таким уж страшным он рисковал? Кто такой он и кто она? С этой низкородной девчонкой он мог себе позволить просто позабавиться, а о своей драгоценной репутации пусть печется сама. С ее скромным материальным положением и ангельской внешностью девушке лучше быть поумнее и понравственнее. Только, похоже, эта прелестница была обделена и умом, и порядочностью, если позволяла ему нашептывать себе на ушко такие дерзости, да еще согласилась уединиться с ним по первому же зову.

Он сдвинул в сторону тяжелую охапку ее кудрей с обнаженной белой спинки и перекинул их через правое плечо, а сам тут же наклонился к левому и принялся покрывать его нежными влажными поцелуями, постепенно переходя на шейку. Девушка вздрагивала от каждого его прикосновения и от блаженства поводила головой, пока он не сжал ее за плечи и не развернул к себе. Ее щеки пылали, приоткрытые губки блестели медовой сладостью, длинные темные ресницы трепыхались от волнения, полуобнаженные белые груди часто вздымались над тугим отделанным тонким кружевом глубоким вырезом.

«Как жаль, что этих милых невинных барышень нельзя трахать также безнаказанно и непринужденно как шлюх в борделях», — пронеслась в мыслях юноши грустная мысль.

— Посмотрите мне в глаза, Мисс Дарлинг... , — приказал он, крепко сжимая ее обнаженные предплечья и с наслаждением наблюдая за ее смущением, — Хочу увидеть Ваши глаза, прежде чем сорву с этих сладких губок Ваш первый поцелуй.

Девушка боязливо приподняла взгляд, один раз, второй, пока, наконец, не позволила себе утонуть в темных омутах глаз своего возлюбленного. Он посещал их дом уже более двух месяцев, так что по городу даже поползли слухи, что молодой красивый и баснословно богатый барон, один из самых завидных женихов Лондона, положил глаз на дочку простого банковского служащего. Пару раз он присылал ей очень милые записочки, ничем ее не компрометирующие, но все-таки заставляющие трепетать ее неопытное сердце. А вот сегодня, на ее первом выходе в свет, он уделял ей столько внимания, сколько не была ни разу удостоена ни одна из его избранниц. Венди знала об этом, потому что о нем ходили разные слухи, — это кружило ей голову, это заставляло ее закрывать глаза на его вольности, это дарило ей неописуемое ощущение полного счастья, это приводило ее в не знакомое ей до сих пор возбуждение, от которого пылало все тело, особенно низ живота.

Красивое лицо юноши, усмехающееся и самодовольное, склонилось к ее лицу. Она, конечно, ждала этого поцелуя, но испытать подобные странные ощущения совсем не ожидала. Сначала его горячие сухие губы просто прижались к ее нежным пылающим губкам, и это было восхитительно и волшебно, но затем его губы вдруг впились в нее жадной хищной хваткой, разомкнули ее рот, принялись скользить по нему непристойно и безудержно. Когда она попыталась отстраниться, железная рука обхватила ее за шею и зажала ее голову, как в тисках, рот заполнило что-то горячее, влажное и скользкое. Ее окутал его дорогой пряный аромат, опутали его настойчивые руки, обезоружила его бесстыдная близость и вибрирующий жар его тела.

Постепенно эти непристойные ласки овладели ею полностью, она начала поддаваться их чарующему ритму, распробовала их вкус, уловила их тайный смысл. Ее тело уже не повиновалось ей, поэтому, когда ее кавалер с поглаживаний шейки и плечиков перешел на ласки соблазнительно налитых и часто вздымающихся грудей, Венди только жалобно застонала, словно просила продолжить. Его пальцы гладили и сжимали, пока им не удалось высвободить из выреза жесткого лифа нежный розовый бутончик, набухший и крайне чувствительный к прикосновениям. Опытные пальцы потерли его, зажали и принялись терпеливо покручивать, пока жадный поцелуй молодого человека подавлял стоны юной неискушенной красавицы.

— Какая же ты вкусная... Хочу всю тебя попробовать, — горячо зашептал в пылающее лицо Венди полный страсти и настойчивости голос. Мужчина легко подхватил девушку за тонкую талию и бедра, прижал ее к себе, поднимая на руки, и впился ртом в ее сосок, кусая, посасывая и щекоча его кончиком языка.

Венди не понимала, что с ней происходит. Ее охватила сладкая нега и экзальтация одновременно. Внутри нарастали волны желания покориться этому красивому и опытному мужчине, который точно знал, что делает. Его жаркие ненасытные губы тем временем перешли к другой груди, изводя восхитительной мукой ее ноющий от возбуждения твердый бутончик. Она задыхалась, млела, теряла рассудок, горела как пожар, не в силах смотреть и не в силах оторвать взгляд от непристойно ласкающего ее красавца.

***

— Венди, Венди, Венди... , — мечтательно проворковал темный мужской силуэт, четко вырисовывающийся на освещенном луной синем звездном небе. Он давно уже удобно развалился на самом краю крыши над той самой верандой, где происходила вышеописанная сцена всепоглощающей страсти. Он лежал на животе, слегка свесив вниз согнутую в колене ногу и подперев кулаком голову, и лениво наблюдал, как беспощадный денди вовсю развращает совсем еще юную неискушенную девочку, впрочем, до того хорошенькую и при этом страстную, что несдержанность этого наглеца он не только понимал, но в какой-то степени и одобрял....

 Читать дальше →
Показать комментарии (30)

Последние рассказы автора

наверх