Просто правдивая история. Часть 2

  1. Просто правдивая история. Часть 1
  2. Просто правдивая история. Часть 2
  3. Просто правдивая история. Часть 3
  4. Просто правдивая история. Часть 4

Страница: 2 из 4

заполнил помещение, запахло каким-то растением (оказывается во флаконе была настойка календулы). Стало резко еще жарче, пар въедался в глаза и я уже перестал различать очертания предметов, интуитивно догадываясь, что кто-то мостится рядом, прижимая меня к раскаленной горячей стенке. Туман потихоньку рассеялся — я вытер пот с лица и украдкой посмотрел направо (слева меня подпирала стенка).

Поскольку я сидел полусогнувшись вперед — сначала в поле моего зрения попали чьи-то ноги. Я без труда узнал их. Конечно же — это мамины ноги. Их трудно было спутать с теть Светиными.
Мама полулежала, оперевшись на локти, голова запрокинута, тело полностью окутано простыней. Ничего необычного, но что-то было не так. Я сотню раз видел ее на пляже в купальнике и именно в этой позе (любимая ее поза для принятия солнечных ванн). И наконец до меня дошло. Уж больно свободно, свесившись в стороны, буквально возлежали на ее полусогнутых руках две огромных «дыни».
Именно это сравнение пришло мне тогда в голову. Они и в самом деле были похожи на дыни. Чуть продолговатые, в конце грузно — круглые, с выпирающимися посредине бубочками. То что они были плотно закутаны в простынь и придало тот эффект эфемерной прозрачности. Простынь уже начала намокать потихоньку еще больше очерчивая контуры — чего бы вы думали?
Конечно я говорю о маминых грудях. А ведь я сосал их самозабвенно почти до двух лет (мама рассказывала — оторвать нельзя было). Мысль, что под простыней на ней ничего не было привела меня в восторг. Вы понимаете о каком «восторге» я говорю. Результаты «восторга» стали сказываться в моих плавках.

— Ирка — подъем. А то наши сыновья дырки в нас просмотрят — полоснул тишину резкий оклик теть Светы
Она резко привстала, на секунду замешкавшись, поправляя свою простынь, соскочила с полки и направилась к тазику с вениками.
— Ну, кто смелый? С кого начнем? — обратилась явно к нам тетя Света. Мама опершись об мою руку и тоже резко встала. Посмотрела на меня, почему-то улыбнулась и правой свободной рукой придерживая свою простынь, соскользнула с полки. Я тоже начал выбираться и только став на пол понял причину ее улыбки.

Ну вы, пацаны, знаете то состояние, когда член возбужден: лежать он уже не может, но и встать полностью не в состоянии, так как мешает плотная ткань плавок. Короче — он пытается выскочить из плавок, но в итоге лишь растягивает их и торчит спереди огромным бугром. Резинка тоже растягивается, открывая взору окружающих верх твоих лобковых волос. Я отвернулся, как бы беря простынь с полки и поправил своего молодца. Но час от часу не легче — член не помещался в плавках и пришлось его сдвинув вправо прижать плавками — но он все норовил стать прямо и выскочить из плавок.
— Блин — чертыхнулся я про себя — надо было брать другие плавки — побольше.
— Ну ты, здоровяк. давай первым — махнула веником тетя Света в сторону Сережки.

Серега начал вскарабкиваться на полку. Он лег на живот, устроился поудобней и застыл в ожидании.
Дальше все было как во сне. Моя мама взяла веник из рук тети Светы, размахнулась и давай хлестать Серегину спину. Я даже зажмурился, ожидая услышать Сережкин воль. Но было тихо, только звук рассекающего воздух веника (как свист розг, когда Бурнаш хлестал Даньку в фильме «Неуловимые мстители»).

Я осторожно открыл глаза. Мама работала веником во всю. Но никаких красных полос, которые должны были остаться, по моему мнению, от такого усердного хлестания, на Сережкиной спине почему-то не было. Только отдельные листочки от веника прилипли к его бокам.
Приглядевшись повнимательней, я понял — веник быстро опускался на его спину, но в последний момент резко тормозил, лишь слегка касаясь ее. Мама веником «нагоняла» пар, а не била им. Вот она — главная премудрость парилки, которую я сразу усвоил. Я успокоился, перевел дыхание и стал наблюдать за мамой.

Поверьте мне — это было намного интересней, чем наблюдать Сережкой. От усердной работы веником, тело мамино покрылось потом, он буквально струился с нее, пропитывая и без того мокрую уже простынь. В те мгновения, когда она замахивалась, поднимая руку, под простыней отплясывала свой неимоверный танец мамины груди. Зрелище завораживало. Простынь, промокшие от пота прилипла к телу, делая в этих местах ее совершенно прозрачной.

— Переворачиваемся и прикрываем чувствительные места — скомандовала мама, вытирая пот с лица, градом валивший из-под панамы.
Серега перевернулся, пытаясь закрыть свое мужское достоинство, явно не помещавшееся в плавках. Мама не стала ждать, пока Сережка приспособится — начала хлестать его сверху от груди. Серега вдруг замер, нашедши какое-то среднее положение и не сводил глаз с моей мамы. А мама старалась так старалась — плавно перемещаясь все ниже и ниже. Вот уже и живот принял свою порцию пара вот уже и бедра порозовели.
— Ноги на ширину плеч — скомандовала мама.
Сережка мгновенно выполнил команду. Мама обработала его ноги на забывая о внутренней стороне бедер и даже отхлестала его по ступнях ног.

— Все — свободен. Следующий — сказала мама делая последние удары по ногам, красного как рак Сережки.
Серега как будто этого и ждал — вскочил с полки и прикрывая свои оттопыренные плавки двумя руками рванул к выходу на ходу вышибая дверь плечом.
— На исходную — скомандовала мама, явно обращаясь ко мне.
Только двинувшись к направлению полки, я краем уха услышал топот Сережкиных ног и громкий всплеск воды. «Бултых» и... истошный крик. Я автоматически рванулся к выходу, но на ходу тетя Света успела схватить меня за руку.
— Ты куда?
— Так ведь там — показывал я на дверь, не в силах что-либо произнести.

А перед глазами стоит картина поскользнувшегося на мокром полу Сереги и долбанувшегося о головой о что-то в бассейне.
— Та ничего там не случилось — улыбаясь на все тридцать три, тетя Света подпихнула меня к полке. Я быстренько взобрался на то место, где минуту назад «страдал» Серега. Член так удобно улегся в ложбинку между дощечками, застеленными простыней. Не мог отказать себе в удовольствии пару раз поерзать им на полке, как-бы устраиваясь поудобней. Но весь кайф внезапно был поломан.
Волна горячего, сухого воздуха как тысячи иголок вонзилась в плечи. Все — мама принялась за работу. Волна плавно перемещалась к низу. В области поясницы — это было даже приятно. Но когда жар пришел к белым, никогда не загоравшим внутренним поверхностям рук — казалось кипятком полоснули. Ноги — тоже нормально, только в районе щиколоток жарковато оказалось.

— Переворачиваемся — последовала команда.
Я покорно перевернулся, закрывая свое достоинство. И тут я понял, что рядом с веником в руках стояла совсем не моя мама. Рядом стояла тетя Света.
Не мешкая — она начала «работать» веником. И теперь до меня дошло — что так сосредоточено рассматривал Сережка, когда его парила моя мама.

Да-а-а — это было зрелище. Тетя Света усердно махала веником, при этом груди ее под простыней выписывали невероятные пируэты. Они то подпрыгивали вверх-вниз, то раскачивались как маятник. эротические истории sexytales Так это были маленькие груди тети Светы, а что уже говорить о дойках моей мамы. Я позавидовал Сережке. Я понимаю теперь — почему у него прямо как кол стоял, когда он пронесся мимо нас.
Сережкина мама уже обрабатывала мой живот и двигалась к ногам. Но на самой то деле она никуда и не двигалась. Просто повернулась ко мне спиной и чуть согнувшись — она уже парила мои ноги. Ее огромная попа буквально выпирала из мокрой туго натянутой простыни в десяти сантиметрах перед моими глазами. Я отчетливо различал контуры ее трусиков, предательски выпирающих из простыни. При этом вся эта прелесть тряслась и подпрыгивала при каждом ее движении.

Теть Света выпрямилась, вытирая пот с лица.
— Все — свободен — произнесла она, освобождая мне место.
Я не спеша уселся на полку, медленно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (5)

Последние рассказы автора

наверх