Только твоя, любимый, только твоя... Глава 7: Заключительная

  1. Только твоя, любимый, только твоя... Глава 1
  2. Только твоя, любимый, только твоя... Глава 2
  3. Только твоя, любимый, только твоя... Глава 3
  4. Только твоя, любимый, только твоя... Глава 4
  5. Только твоя, любимый, только твоя... Глава 5
  6. Только твоя, любимый, только твоя... Глава 6
  7. Только твоя, любимый, только твоя... Глава 7: Заключительная

Страница: 4 из 8

мной? А то мне почему-то показалось, что я ей не особо приглянулся. Может, потому что ввалился без спросу в тот момент, когда ты решила изображала Шэрон Стоун?

— В смысле?

Парень вновь улыбнулся, сверкнув озорным огоньком в глазах.

— Фильм «Основной инстинкт». Там главная героиня является на допрос без трусиков. Поначалу, она просто сидит и демонстрирует полицейским свои блестящие, скрещенные ножки.

— Блестящие? — нахмурилась Марина, ощутив, как в этот момент ее кольнула ревность — глупая, к экранной героине, но довольно ощутима.

— Сверкают, как фарфор. Наверно, их перед съемкой специальным гелем покрыли — и свет направили, как надо, — пояснил парень, с улыбкой отметив для себя, как насупилась девушка. — И вот, на одном из неудобных вопросов детектива, который ее дело ведет, она, не спеша, перекладывает ножки так, что, на пару секунд, всем на допросе видна ее... — он выдержал паузу. — Незакомплексованность.

Сердечко Марины забилось еще чаще. Раньше, когда парни — порой, весьма оригинально — выводили их разговор ближе к откровенным темам, она могла позволить себе разве что стыдливо покраснеть, ничуть, на самом деле, не смущаясь обсуждать интим с потенциальным ухажером.

«Зачем любить, зачем страдать, коль все пути ведут в кровать? Но прежде, чем завлечь в кровать, Уметь к ней нужно приглашать... « — иногда проговаривал про себя Марина не то кем-то, не то самостоятельно перефразированный стих Есенина.

В общем и целом, эти строчки, в достаточной мере, отражали ее подход к откровенным разговорам до момента близости: до того, как достать член и направить его, куда нужно (или, в отдельных случаях, куда хочется), хорошо бы девушку к нему подготовить.

Вообще, Марине нравились не только долгие прелюдии, но и постепенность в шагах, которые, в итоге, должны были к этой прелюдии привести. Разумеется, если мальчик слишком долго подводил ее к интиму, Марина смело давала ему от ворот поворот, но и торопыг она не жаловала. Лишь в исключительных случаях, когда от парня прямо-таки веяло желанием и чисто животной страстью, Марина могла значительно сократить «долгую дорогу в Дюны»...

Но чтобы так, при первом, трижды завуалированном намеке на близость начать волноваться, как неопытная целочка под хмельным, взрослым дядей, не сильно озабоченным безболезненностью дефлорации...

Такого, пожалуй, она не испытывала даже в свой реальный первый раз.

— Значит, в девушках тебя привлекает незакомплексованность? — спросила Марина, стараясь придать своему голосу максимум уверенности.

Парень остановился — и с той самой (проклятье!) обворожительной улыбкой, вновь проник ей в душу своим манящим и опасным взглядом.

— Меня привлекает девушка, — медленно произнес он, мягко коснувшись Марининой ладошки. — Вся, целиком и полностью. Такая, какой я ее увидел. В особенности, конечно, если она стоит голенькой, эротично наклонившись за упавшим полотенцем...

Марина зарделась.

— Но вообще, раз уж спросила... — они продолжили идти по пляжу. — Я не очень верю в то, что в тот самый, первый момент можно хоть сколько-нибудь узнать человека. Нет, есть, конечно, чудо-физиогномисты, опытные мастера визуальной диагностики и прочие волшебные кудесники... да только вот что-то я сомневаюсь, что это возможно — вот так, сразу разглядеть хотя бы краешек внутреннего мира. Я сам, в свое время, этой психологической басней увлекался. Пока не понял: человек — это не деревянный чурбан, не застывшая скульптура. Человек — пластичен, неуловим, он постоянно в движении, постоянно меняется... слышала про айкидо?

— Ну, так... — неуверенно ответила Марина. — Это, вроде, борьба такая. эротические рассказы Там, по-моему, еще в таких черных шароварах кувыркаются...

— Ага, — усмехнулся молодой человек. — Это хакама называется, штаны-юбка. Шаровары, в общем. Так вот, мастера айкидо стремились к невидимости в своих движениях. Вроде человек ходит, кувыркается, делает какие-то пассы... а его нет. На его месте — просто мерцание, рябь. Так же и с человеческой душой. Ее не ухватить. Ее можно лишь сфотографировать — и потом попытаться поумничать на тему «люди не меняются».

— А они меняются? — с чуть грустной улыбкой спросила Марина.

— Постоянно. Но первое впечатление и впрямь самое сильное. Потому что у нас мозги ленивые — не любят следить за вечными переменами в человеке. Им проще «законсервировать» его образ — и потом добавлять к нему какие-нибудь детали. И поэтому первое впечатление — еще и самое обманчивое.

— А как же... любовь? — осторожно спросила Марина.

— Что — любовь? — с улыбкой произнес парень.

— Ты не веришь в любовь с первого взгляда? — задала Марина вопрос, который вертелся у нее в голове с того самого момента, как набрала у себя в телефоне номер, записанный его рукой на стене, напротив ее комнаты.

Спросила, уже почти наверняка зная, что он ей ответит.

— Нет. — просто и с улыбкой произнес он.

Вот так.

Марина отвернулась от молодого человека, чтобы он не увидел грусти на ее милом личике — и посмотрела вдаль. Они успели уйти уже достаточно далеко от мест, где были слышны людские голоса и шум южного городка. Теперь вдали виднелись лишь огни, да долетали редкие, едва уловимы звуки.

Где-то там, подумала Марина, сидит в комнате Юля, раздосадованная тем, что, вопреки ее советам, подруга все-таки пошла на свидание с «этим беспардонным уродом».

А еще дальше, за тысячу с лишним километров от этого моря, живет привычной жизнью ее город. Встречаются и расстаются ее друзья и знакомые. Смеются, плачут, учатся, гуляют по клубам, проводят вечера наедине с мерцающим монитором — или увлеченно трахаются, позабыв про стыд и контрацепцию.

А еще дальше, через почти двести километров от города, стоит ее поселок. Там живут ее родители. Там они периодически собираются на природе со своими одноклассниками. Там у нее прошли почти все самые беззаботные деньки: случилась первая детская любовь, самые первые подростковые глупости и первые победы.

Там она, глядя на своих подруг, которые уже с пятнадцати лет не знали большего интереса, чем удачно лечь «под того самого мальчика», пообещала себе хранить девственность до совершеннолетия.

Оттуда она уехала учиться в город, где и отпраздновала в по-зимнему морозном ноябре свои «взрослые восемнадцать». А после там, в городе, она встретила своего... своего бывшего.

Своего «экс-». Которому подарила свою девственность. Которого, постепенно утрачивая стеснение, ласкала на разные лады, подчиняясь его желаниям. Которому сотни раз признавалась в любви.

От которого так сильно, так отчаянно, до сумасшествия хотела детей. С которым мечтала вместе состариться — и вместе умереть, чтобы ни дня, ни мгновения ни прожить друг без друга.

А потом, в этом же самом городе, они расстались. Чтобы вновь сойтись, спустя каких-то пару недель. И затем вновь расстаться — на полгода. И снова, после сумбурных отношений, после неопределенности и скандалов — разойтись.

Потом, в этом же городе, она встретила другого, порядочного мальчика, от которого чуть было не залетела — и забеременела бы, разбирайся он в своих реакциях чуть лучше. Именно тогда — тогда, а не с бывшим — она реально поняла, что это такое: ощущать собственное предназначение, быть — совершенно бессознательно — готовой дать новую жизнь. И нет уже иного пути, кроме девяти месяцев и рождения малыша — или преступного аборта, альтернативой которому выступает оперативное (и от того чуть менее преступное) медикаментозное вмешательство...

А еще чуть погодя она бросила несостоявшегося отца своих детей — чтобы снова, в очередной раз, вернуться к бывшему.

И потом, после нескольких месяцев, вновь расстаться — уже навсегда...»

Марина на мгновение прервалась, рассказывая сидящему напротив бывшему те самые, прикрытые вуалью скромности, но вполне красноречивые подробности ...  Читать дальше →

Показать комментарии (2)

Последние рассказы автора

наверх