Девушка в объятиях дракона

Страница: 3 из 7

смотрю на стену. Картина с изображением дракона, сжимающего в объятиях девушку, смотрит на меня в ответ, распаляет воображение и вызывает чувство, похожее на возбуждение. Сколько же чувств вложил в нее мастер, а если эмоции имеют цвета, то именно в этом творении. Великолепная старинная работа известного китайского художника, настоящая жемчужина в коллекции моего деда. После его смерти по воле покойного вся коллекция была передана в музей восточного искусства, вся, кроме этой картины. Дедушка ею очень дорожил, наверно, потому и завещал своему внуку.

— Назовите же вашу цену, — слышу я этот строгий голос в трубке, и мне кажется, его обладатель стоит рядом, возвышаясь надо мной своим упорством. Он искал эту работу, вышел на меня, ее владельца, и уже полгода обращается ко мне с просьбой продать картину. И каждый раз предложенная сумма выше предыдущей.

— Нет, Петр Алексеевич, — стараясь также твердо, отвечаю я. — Повторяю еще раз, дело не в цене. Эта картина не продается.

Петр Алексеевич Кротов, известный коллекционер, бизнесмен и еще много кто, второй месяц обхаживал меня с предложениями продать ему наследство деда. «Девушка в объятиях Дракона» стала бы украшением восточной коллекции этого ценителя, но мне на полноту его галереи было наплевать. Я не продам эту вещь.

Наверно потому, что сам не смог написать ничего подобного. Художник-неудачник, неизвестный и непопулярный — это я. А еще потому, что девчонка, которую Дракон притянул к своей раскрытой пасти, мне казалась похожей на Алину. Такая же беззащитная перед жерновами судьбы. Я задумчиво смотрю на картину, а сознание отбрасывает меня на год назад...

... Алина прижимается ко мне в постели после обоюдного утреннего оргазма. Он уже становится нашим ритуалом, с тех пор, как мы поселились вместе.

— Мой сладкий, — шепчет она, и я знаю, она бы еще продолжила. Заниматься сексом с Алиной было столь же классно... как просто с ней разговаривать. Никогда у меня не было такой умной и эрудированной девчонки.

И эротичной. Я всегда ее хотел. Она в шутку переживала, что из-за частоты нашего секса я заброшу живопись.

Алина встает с постели тем утром, а я лежу, лицезрю повернутые ко мне бугорки голой попки, поднимаюсь глазами выше, прохожусь по ее грациозной спинке, волосам и...

Сперва решил, что мне мерещилось. Кольцо мутной дымкой, полупрозрачное, но грязное, нависло над ее головой. Протираю глаза, потом еще, кольцо не исчезло. Поднимаюсь и провожу рукой над Алининой макушкой, будто пытаюсь поймать увиденное, она смеется. На просьбу посмотреть наверх она глянула и ответила, что мне пора побелить потолок. Понимаю, что переработал. Или не выспался. Или что-то с глазами. Нужен отдых или врач, или просто написать картину-шедевр и стать, наконец, знаменитым, заработать денег и купить Алине бриллиантовое кольцо. С предложением выйти за меня замуж.

Мы позавтракали, а иллюзорное кольцо все время висело у моей девушки над головой, я уже просто не обращал на него внимания. Алина вернется с работы вечером, и кольцо исчезнет — очередной мираж в моей сложной жизни.

— Я не смогу тебя проводить, мне пора везти картину на выставку. Попробую ее туда пихнуть.

— У тебя есть талант, — сказала она тогда.

— У меня есть ты, — ответил я, а дальше долгий обоюдный поцелуй в губы. Последний...

Спустя час я уже подъехал к зданию выставки, как тут раздается звонок мобильника. «Алиночка» — засветилось на экране любимое женское имя. Включаю трубку.

— Я забыла тебе сказать, — слышно в трубке признание, перемешанное с шумом дороги. Она переходит улицу, понимаю я. — Я тебя сильно люблю... Я...

Резкий стук и отключение мобильного. Страх внутри. Она не договорила. Я бросаю картину и бегу к ней. В пустоту...

Алина умерла, не приходя в сознание в больнице скорой помощи. Жертва наезда автомобиля, завершавшая переход на «красный», трагический случай в формате статистики. Никакой вины и ничьей ответственности. Разорванная на «до» и «после» жизнь влюбленного парня. Потом — алкоголь и затворничество в дедовой квартире. Боль в сердце и темнота в голове, пережив которые я постепенно возвращался к жизни. Вот только совсем редко стал рисовать.

Что было дальше? А дальше — снова они.

Кольца.

... Три месяца после смерти любимой, и я снова стал появляться на людях. Однажды, сокращая пустоту дня, я бродил по набережной, как тут увидел его.

Кольцо над головой у девушки. Такое же, как и у Алины, только более тусклое. Но я знал, что висит оно не случайно. Молодая, с пышненькими формами, не красавица, но привлекательная девчонка бодро шагала мне навстречу. Я впиваюсь в нее взбудораженным растерянным взглядом, представляя, как нелепо выгляжу в этот момент. Она бросает в ответ легкую усмешку, лишь искоса посмотрев. Я не могу ее так вот отпустить.

— Девушка... — догоняю ее и перегораживаю ей путь. Тяжело дышу, натыкаюсь на полный любопытства взгляд.

— С вами случится несчастье... Скоро.

— Оригинальный способ познакомиться, — иронично отмечает она, и еще раз, уже внимательно осматривает меня с ног до головы. — А ты ничего так. Симпатичный.

Заставляю себя успокоиться и завожу знакомство. Ей на работу вечером, она живет одна на съемной квартире. Провинциалка, работает официанткой в клубе «Белая лошадь», и парня в данный период жизни нет. А вот время до ночной смены у нее есть, и она принимает мое приглашение погулять. Я стараюсь вести себя непринужденней, но тщетно пытаюсь сосканировать, угадать ее будущее, понять, как и когда это произойдет. Но то, что произойдет беда, я не сомневался. Перед глазами стояло личико Алины. Таким, каким оно было в то проклятое утро.

Провожаю Таню (так звали официантку) до ее дома, через пару часов ей на работу. Она пишет мне номер телефона, но не могу подавить тревогу. Я должен быть с ней все время.

— Танечка, — говорю я дрожащим, серьезным голосом. — Я не могу тебя отпустить...

Таня лукаво улыбается и будто ищет что-то в моих глазах.

— Не можешь? Ну, тогда пошли.

Через десять минут я оказываюсь в ее постели в маленькой комнатушке. Она жадно целует меня в губы, влетает в рот языком, и я, изголодавшись по женской ласке, отвечаю ей. Она скидывает кофточку, демонстрируя пышную грудь четвертого размера, а я расстегиваю бюстгальтер, высвобождая ее эротичную роскошь, одновременно замечая, как вылезает наружу обхваченный Таниной ладошкой напряженный член. После Алины у меня не было женщины, и я решил воспользоваться Таниной благосклонностью на всю. Опрокидываю ее на кровать и стягиваю с девчонки трусики. Она раздвигает ножки, и еще шире, когда я, навалившись, вхожу в нее на всю глубину. Таня вскрикивает...

Я раскачиваюсь на ней, она стонет от каждого толчка, и я понимаю, что долго не выдержу, слишком давно не было секса. Член погружается в мягкую теплую вагину, впитывает девичью влагу — плод возбуждения и страсти. Уже близко, я обхватываю губами рассказы эротические сосок ее сексапильной пухлой груди и кончаю.

Вспышка света в мозгу! Поток спермы разряжается в Таню, а мозг словно перемещается в совершенно иное пространство... Огонь, дым, пожирающий все, крики людей, звон боя посуды и паника. Пламя накрывает девушку...

Я вскрикиваю. Таня обнимает меня, и я сознанием возвращаюсь в ее комнатку, ощущаю прижатое ко мне голое, мокрое от пота женское тело. Она целует меня в ушко и шепчет ласковые, подходящие к случаю с новоявленным любовником слова. Прихожу в себя окончательно и осмысливаю пережитое видение.

— Танечка, — произношу я, глядя на ее раскинувшуюся в расслаблении от полученного удовольствия фигурку. — Не иди сегодня на работу.

— Мальчик хочет меня еще? — улыбается она, соблазнительно и довольно блестит глазками.

— Еще как. Хочу остаться у тебя до утра. — Я не решаюсь ей ничего объяснять, рискуя быть выставленным за дверь с диагнозом «псих»....  Читать дальше →

Показать комментарии (54)

Последние рассказы автора

наверх