Застава (Написаное на заказ)

Страница: 2 из 3

— Ты уезжаешь... — тело её содрогнулось, и она зашмыгала носом.

— Служба... Ты ведь знаешь! И знала, за кого выходишь...

— Понимаю... — она уже плакала, — но ты едешь один... А как же я?! Что я здесь буду делать одна?

— Ну, ты не одна... Будешь три дня ходить, как обычно на работу, а потом я приеду!

— А ночью? С кем я буду ночью? Сама с собой?

Я развернул Кристину лицом к себе и начал целовать лицо, ощущая горько-солёные слёзы на губах.

— Милая... Три дня потерпишь, а потом всё наверстаем!

— Целых три дня! — чуть ли закричала она.

И тогда я решился, и пусть она воспримет это как неудачную шутку:

— Если хочешь... Я разрешаю тебе трахнуть кого-нибудь из наших постоянных соглядатаев, — и кивнул в окно, задернутое тюлем.

Она затихла, посмотрела на меня.

— Шутишь, — заревела ещё громче.

— Нет, если уж тебе так приспичит... — повторил я очень тихо почти про себя и, схватив её в охапку, бережно понёс в койку.

Ночь была страстной. Мало того что я оттрахал все положенное и неположенное, так ещё и перед самым выходом умудрился доставить ей удовольствие у плиты, где она делала завтрак.

Но ведь секс эта такая штука... Нельзя наесться на три дня вперед, вот и натрахаться на большой период авансом, то же не получается! Короче, проводы: расставания; слёзы и сопли; страстные поцелуи и объятия... Всё было, и всё закончилось. Мелькнули закрываемые ворота заставы, и я уехал.

— 2-

— Привет милый, я уже по тебе соскучилась... — прозвучало из телефона, едва мы добрались до места.

— Я то же...

— Ты меня сильно любишь... — фразу было еле слышно.

— Да! Кристиночка! Я тебя люблю и хочу!

— И я... А ты как меня будешь любить?!

— А как скажешь, так и буду! — ответил я возбуждаясь...

— Лейтенант! Вам что особое приглашение надо? — услышал я слова встречающего нас майора.

— Извини милая, только приехали... Вот уже «на карандаш» попал»...

— Выключите телефон и идите вместе со всеми. Распустили вас там, на заставе... — нехорошо блеснули глаза майора, — дисциплины никакой! Ничего... Я вам о ней напомню! — угрожающе продолжил он.

— Пока милая, я позвоню... — и, обращаясь к майору, — виноват, господин майор. Больше не повторится, — и вытянулся в фунт по уставу, «преданно ел» его глазами.

— С кем вы там разговаривали?

— Жена... Первое в жизни расставание, — не по уставу ответил я.

— Ладно. Бегом вперёд. Догоняйте ушедших...

Дни не летели, они ползли. Медленно не торопясь. Вечерами, часами разговаривал по телефону. И слёзы, слёзы, слёзы. Моя благоверная всё больше плакала, жалуясь на одиночество и отсутствие мужской ласки.

А потом оказалось, что меня и ещё двоих «коллег по несчастью», таких же зелёных лейтенантов оставляют в штабе округа на пару дней. Что называется — влипли... будем отрабатывать руководство десантно-штурмовой маневренной группой. Это, конечно, интересно, но вот проблема с женой...

Новый звонок:

— Ты сегодня приедешь?!

— Нет! — тяжело выдохнув, сообщаю ей, — ещё на два дня задержали, будем практически отра...

— Как нет?! — прервала она меня, — ты же обещал! — в голосе была паника.

— Киса, я не виноват... — в трубке слышны рыдания.

— Вот всегда... так! Наврёшь... с три короба... а я одна... майся! Сил нет терпеть! Тебя хочу... — и бросила трубку.

Я набирал её номер полчаса, но ответа так и не услышал. Гудки типа «никого нет дома»! Дозвонился только вечером:

— Привет!

— Привет... — тихое сопение в трубку.

— Ты как?

— А как думаешь? Хочу и всё! — железо в голосе спадает до просящих нот.

— ... — тяжело дышу в трубку, — может, кого из солдат прислать? — прорезается какая-то угодливость, а у самого встал, да так хоть как в училище, беги в туалет и дрочи...

— Да пошёл ты! — слышу в ответ истерические нотки... И молчание...

Тишина длится с минуту:

— А кого? — еле слышно спрашивает она.

— Ну не знаю... Есть предпочтения?

— Сволочь, ты... — в трубке послышались гудки отбоя.

Несколько раз набрал номер, получая в ответ: «Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети!».

Набрал номер нашего старшины.

— Привет Семён Евдокимович!

— Привет.

— Ты не мог бы послать к моей кого-нибудь из бойцов — поздоровее. У неё там, какие-то перестановки... Надо помочь.

— Завтра распоряжусь, — устало отвечает он.

— Надо бы сегодня, — гну я свою линию.

— Хорошо! — я посмотрю, кто свободен...

— Спасибо, Евдокимыч... — отключаюсь я.

Семен Евдокимович.

— 3-

— Наконец-то закончил, — подумал я, дописывая заявку в округ, — теперь можно и домой...

Я потянулся от долгого сидения за столом.

— Вот чёрт! — вспомнилась мне просьбе лейтенанта, — он же просил кого-нибудь отправить к нему домой... Помочь там с чем-то!

Посмотрел на часы: «Десять!».

— Вот и всё решилось, придется самому отдуваться, — мелькнуло в голове, — ладно буду проходить мимо, если будет свет — зайду! А если нет... То и суда нет!

Вышел из каптерки, перебросился парой фраз с дневальным и с удовольствием вышел на свежий воздух.

— Какая ночь! Сейчас бы горячую девку, да пахучий стог... Вот дома в такое время... — подумалось мне.

— Ты не дома. И девок здесь нет. На всех только жена лейтенанта. Так что «закатай губу», — злорадствовал внутренний голос.

— Перефразируя один анекдот, — успокаивал я себя, — «не потрахаюсь, так хоть насмотрюсь вдоволь», а вдруг она будет в том коротеньком халатике, да ещё и пуговка, верхняя, не застегнута?!

— Ага! Так, и не застегнута! А, может, она тебя ещё позовет спинку потереть? — встряла мысль подсознания.

И несмотря на то, что мне «не светило» при любом раскладе, настроение заметно поднялось и даже «боец» в штанах зашевелился...

Ещё издалека увидел, что у Кристины горит свет.

— Придётся идти! — и я двинул к её двери, — домой то, что торопиться? Телек смотреть, да пиво пить... Только его мало осталось, пора в город ехать — затариться, да и плоть требует!

Подошёл, постучал. За дверью тишина.

— Она что? Свет забыла погасить, — мелькнуло и пропало, как только услышал шаги.

Медленно открылась дверь, и на пороге появилась ОНА! Мои мысли о давешнем наряде, сразу исчезли. То, что было одето на ней, ни в какое сравнение не шло с халатиком. Это как дерюга и кружевная занавеска! Причем халатик был именно дерюгой...

— Вы?! — удивилась Кристина, — проходите Семен Евдокимович.

— ... — а я от увиденного не мог не то чтобы идти, а даже слова сказать.

Нечто воздушное, всё в кружевах и оборках, не скрывающих тело, а окутывающих его. Туманный силуэт, окрыляющий полёт мысли... Взяв себя в руки и с трудом отведя глаза от прозрачно-сексуального пеньюара, в который она была одета, откашлялся, но всё равно еле выдавил из себя:

— Кристина... Ваш муж звонил... Просил солдатиков прислать, чтобы помочь... Но вот напасть! Закрутился и забыл... Вы уж не обессудьте, коли поздно, я могу и сам помочь! — слова вылезали из горла с трудом, а член в штанах явно оттопыривал ширинку...

— Проходите, я честно не думала, что кто-то придет... Вот спать собралась, — явно смутившись, сказала она.

А для меня её голос зазвенел как нежные арфы амуров, будоража плоть и выплескивая литры тестостерона в кровь... Подсознание как будто разделилось на две части: хорошую и плохую.

— Даже не думай! И не вздумай пялиться! — кричала в душе половинка меня хорошего.

— Не слушай дурака! Она мужика несколько дней не щупала! — нашептывала в ухо вторая половина, — не зря она так разоделась... А как от неё пахнет!

— Помоги и уходи! — увещевала первая.

— Хватай её и в постель! — советовала вторая.

— Чем... могу помочь? — взял я себя в руки.

— Да я уже сама ...  Читать дальше →

Показать комментарии (24)

Последние рассказы автора

наверх