Проклятие Коксвилля

Страница: 4 из 33

открыв надпись на её пижаме «Hello Kitty». Дженни заметила, что соски Китти были тверды, как камни, под одеждой, и на мгновение подумала, не снится ли дочери тот же грязный сон, который приснился ей. Дженни отбросила эту мысль, понимая, что ее девственная дочь бережет себя для Тодда, и ждёт, когда они поженятся, и, вероятно, не знает о сексе достаточно много, чтобы ей снились грязные сны. Ей, вероятно, просто было холодно.

Дженни вошла в комнату, натянула одеяло на грудь Кити, и накрыла им дочь. Она не заметила, что рука Кити двигалась у неё между ног, но нахмурилась, когда ей показалось, что она почувствовала лёгкий запах пива, наклонившись, чтобы поцеловать дочку в лоб. Дженни пожала плечами. Дочь обещала, что не будет пить, и кто-то, вероятно, просто пролил на неё пиво на вечеринке, но все равно с Китти стоит поговорить об этом, но не раньше чем закончится сегодняшняя игра.

Дженни долго принимала душ в ванной, кожа ныла, когда она натирала её мылом. Сон испарился, но она всё ещё была возбуждена, и соски всё ещё были тверды. Она вышла из душа, вытерла тело насухо, но оставила волосы мокрыми, снова надев халат и отправившись на кухню готовить завтрак.

***************

Бобби Сью Kиндл хотелось стонать от разочарования, когда она

почувствовала, что муж кончает внутрь презерватива. Она упала ему на грудь, елозя своей киской по его сморщенному пенису. Он сейчас был очень удивлён, обнаружив, что жена взобралась на него этим утром. Он вставил свой пенис ей внутрь и засосал один из её длинных сосков, пока жена медленно скакала на нём. Но вскоре, он похлопал её по бёдру, чтобы она поднялась, и он мог надеть кондом. Когда он это сделал, она опустилась на его член и он кончил, прежде чем Бобби Сью даже разогрелась.

«Это был приятный сюрприз», — сказал он. «Что тебя так возбудило?»

«Ничего», — ответила она, целуя его в губы. «Я просто захотела

заняться любовью с моим замечательным мужем сегодня утром. «Она не решилась рассказать ему о темном любовнике из сна, который взял её сзади, держа за длинные светлые волосы, и хлопая по заднице, долбя её своим большим членом. Ее бедра были мокрыми, когда она проснулась. Она не могла вспомнить, когда бы была так возбуждена, или когда ей снился такой грязный сон. «Я лучше пойду в душ».

«А оно надо? Давай останемся в постели на весь день».

Бобби Сью вздохнула: «Правильно не оно-надо, дорогой, а просто надо-ли, и прости, но мне нужно в библиотеку».

Мистер Киндл вздохнул. Он любил свою жену, но постоянные поправления начали раздражать его. «Почему ты не могла стать учительницей математики».

Бобби Сью улыбнулась и слезла с него. Они были бездетны, и у неё не было никаких проблем с тем, чтобы обнажённой пройтись через весь дом к ванной.

Бобби Сью вошла в душ и быстро помылась. Она застонала от возбуждения, когда намылила свои соски. Они были всё ещё твёрдыми и чувствительными, к сожалению, больше из-за её эротического сна, чем из-за утреннего секса с мужем. Бобби Сью вышла из душа и выключила воду.

Она смотрела на себя в зеркале, пока вытиралась. Бобби Сью была натуральной блондинкой и ее маленький кустик лобковых волос прекрасно соответствовал её длинным светлым волосам. У нее были ярко-зеленые глаза и стройная фигура, большие, впечатляющие груди, как и у большинства её подруг и приятельниц. Это была необычная особенность этого округа, но никто из мужчин не жаловался. Груди были четвёртого размера и торчали вверх. Она, вероятно, имела самую совершенную фигуру среди всех женщин, которых знала, за исключением Тренера Саммерс. В старших классах одноклассники дразнили её Большегрудая Бобби Сью, или короче, Бобби Сью. Глупое прозвище прижилось, и она конфисковывала у студентов много карикатур с ней, подписанных Бобби Сью.

Она одела сексуальное, но удобное бельё, розовую юбку и белую блузку. Когда волосы высохли, она собрала их на голове, проколов двумя шпильками. Наложила лёгкий макияж, фиолетовые тени для век, которые хорошо контрастировали с её зелеными глазами и красной помадой, добавила несколько ювелирных изделий к этому ансамблю: обручальное кольцо, сережки, и, будучи верующей женщиной, она никогда не покидали дом без креста на шее, и браслета с изображением креста. Она провела много лет, обучаясь в частной школе, под надзором монахинь из Монастыря Сестёр Милосердия, в пригороде.

«До свидания», — крикнула она мужу. «Увидимся на игре».

Бобби Сью была активной женщиной. Она была добровольной помощницей в публичной библиотеке, преподавала английский язык в школе «Коксвиль Хай», и работала редактором/обозревателем в «Коксвиль Тайм». Она наслаждалась тем, что всегда была занята, и не планировала ничем жертвовать, пока они с мужем не решатся создать семью. Сегодня был напряжённый день в школе, и ей предложили поработать в библиотеке. Ей позвонили рано утром и умоляли приехать как можно раньше, поскольку из-за густого тумана половина персонала застряла в пути, а библиотека всегда была более оживлённой во внешкольные дни, хотя у Бобби были большие сомнения, что библиотека будет сегодня переполнена, из-за этого тумана. Никто не захочет ехать сюда, если только кому-то это действительно не будет нужно.

Она была на полпути к библиотеке, когда ей позвонил Мистер Грант, редактор «Коксвилль Тайм». «Эй, Бобби Сью, я получил сообщение, что молния разрушила дуб напротив городской площади. Не могла бы ты проверить это?»

«Могу, я сейчас еду в библиотеку и заеду туда».

«Отлично», — сказал Мистер Грант. «Моей матери кажется, что молния ударяла в то же самое дерево, точно в этот же день ещё в 1959 году. Посмотри для меня, действительно ли это так. Если это правда, то молния, бьющая в одно и то же дерево каждые 50 лет, могла бы стать отличным материалом для газеты, и может быть, мы даже напишем полную историю этого дерева».

«Я посмотрю, что можно сделать, мистер Грант. Мы сегодня будем заняты, но как только весь остальной персонал сможет пробиться в библиотеку через этот туман, я смогу проникнуть в архив».

«Позвони мне, когда у тебя появится какая-нибудь информация. Моя мама, наверное, ошиблась с датой, но это стоит проверить».

Бобби Сью повесила трубку, как раз когда выехала на круговое движение перед ратушей. Туман здесь был толще, чем возле её дома, такой толстый, что она даже не могла разглядеть дерево. Полицейская машина была припаркована на круге, и она смогла разглядеть горящие фары. Бобби Сью припарковалась за ними и кивнула полицейским, когда направилась пешком к дереву. Молния действительно уничтожила его. Она разглядывала дерево, чувствуя жалость, это было красивое дерево, которое гордо стояло перед городской площадью, на протяжении всей её жизни, как и на протяжении всей жизни её матери, бабушки и т. д. Было слишком туманно для того, чтобы снять фото, так что она решила вернуться в машину и доехать до библиотеки.

Бобби Сью не удивилась, увидев Мелвина, ждущего открытия библиотеки на улице. Мелвин был тощим, черным старшеклассником в «Коксвиль Хай». Он был простоватого вида ботаником, из района, где по большей части жили лишь чёрные бандиты. Неграм когда-то была выделена западная часть города (Вестсайд), и они продолжали жить там. В Коксвилле их было не так уж много, а в Вестсайде пара сотен негров жили в трейлерах, старых домах, и дешёвых общежитиях. Больше негров жило в Коксбурге, в котором даже было своё гетто, но белые избегали появляться в этих частях города, и в основном все избегали Вестсайда. Вестсайд официально получил название Свободный город (Фритаун), это название сменило более уродливое Город Нигеров (Нигертаун).

«Доброе утро, миссис Kиндл», — сказал Мелвин, вставая и забрасывая свой рюкзак за спину. Черные мужчины из Вестсайда были либо бандитами, либо спортсменами. Мелвин не подходил ни под одну из этих категорий, и постоянно пропадал в библиотеке за чтением, либо пользовался компьютером, поскольку был слишком беден, чтобы позволить себе домашний ...  Читать дальше →

Показать комментарии (20)

Последние рассказы автора

наверх