Блуждающие огни. Часть 2

  1. Блуждающие огни. Часть 1
  2. Блуждающие огни. Часть 2

Страница: 1 из 9

— Где на этот раз? — скучающим тоном поинтересовался человек со шрамом. Вика заметила, что с завязанными глазами стала больше обращать внимание на окружающие ее голоса — тембр, интонацию, дыхание, выговор и прочие детали, которым раньше вовсе не придавала значения. Ее личного телохранителя звали Гена, поэтому она мысленно дала ему кличку «Крокодил». Был он не многословен, суров и явно сильно скучал от выполняемой им работы, что редко наблюдалось среди охранников и телохранителей. Впрочем, с чего бы ей судить о таких вещах? Скорее всего просто страх побуждал ее разум искать какую-то логику во всем, какую-то лазейку, а для этого было необходимо разобраться в тех, кто находился рядом.

— VIP Room, — с готовностью произнес незнакомый ей гнусавый мужской голос. — Та еще дыра, но почему-то пользуется популярностью в Париже среди знаменитостей.

— Мне название все равно ни о чем не говорит.

— Так чего спрашиваешь? Тебе, я смотрю, наша принцесса рожу успела расцарапать. Потому такой угрюмый сидишь?

Крокодил ничего не ответил, а Вика почему-то невольно покраснела. Впрочем, после всего, что она прочла в квартире, куда ее привезли на пару часов, чтобы она могла привести себя в порядок и отдохнуть, стыд практически не оставлял ее ни на минуту наравне со страхом. В иные моменты ей казалось, что она просто сойдет с ума от того кошмара, в который ей пришлось окунуться, но эти ощущения были, конечно же, нелепым преувеличением, потому что человек много что способен вытерпеть. Даже намного больше, чем он думает. Иногда ей удавалось заставить себя не думать, совсем не думать, вот как сейчас.

Лимузин остановился, и практически сразу кто-то тронул ее за плечо. Она завертела головой в бессмысленной попытке сориентироваться в пространстве, но ее крепко сжали за предплечье и потянули вперед, а потом в сторону. Бронированная дверь открылась, и в нее сразу, с налета ворвались отдаленные удары басов какой-то дискотечной музыки, шум толпы, звук двигателей проезжающих мимо машин. В общем — вокруг жил ночной город, та его часть, которая по ночам не спит. Вика вышла из автомобиля и, осторожно шагая на тонких шпильках вслепую за своим поводырем, старалась сосредоточиться только на том, чтобы не упасть.

Может быть, ей стоило закричать прямо сейчас? Но она даже не знала, где она и что ее окружает. К тому же наказания... теперь она всегда будет помнить о наказаниях... Может быть, стоит действительно стать послушной и тогда два месяца пройдут не так мучительно и страшно, как рисует ей ее воображение? Как бы она ни пыталась себя контролировать, внутри у нее все холодело, а ноги невольно подкашивались, когда ее ввели в какое-то помещение. Музыка уже била по ушам, воздух стал теплее и разреженнее, голоса и чужие тела ближе — она ощущала их накал, энергетику, а иногда — случайные прикосновения, от которых ее бросало в дрожь.

Когда они остановились, Вика бессмысленно поводила по сторонам головой — ослепленная, оглушенная ударным ритмом и паникой. Ее руки были сцеплены за спиной теми же кожаными наручниками, на ней было то же самое кожаное платье, ей только дали новые черные кружевные трусики, и чулки заставили надеть плотные, черные и короткие — всего на ладонь выше колена. Когда к ее щеке вдруг прикоснулось что-то теплое, она вздрогнула и рванулась, но кто-то, наверное, Крокодил, одернул ее сзади за цепь между кожаными браслетами, а некто другой, стоящий прямо перед ней, двумя руками притянул к себе ее лицо и прижался губами к ее уху:

— Значит, и ты теперь здесь, Raven?

Ее обожгло чужим дыханием, чужой близостью и очень знакомым ароматом мужских духов — мускатный орех, бергамот, лаванда, мандарин...

— Даже у такой как ты теперь появился хозяин? — продолжил обволакивающий неузнаваемый шепот. Вика проглотила ком в горле и вся напряглась, стараясь отстраниться, но, подавшись назад, она уперлась спиной в железную фигуру своего телохранителя. Чужие чувственные руки беспрепятственно скользнули вниз по ее шее, плечам и рукам, потом вдруг исчезли где-то в невидимом ей пространстве. По телу невольно прошла дрожь, дыхание совсем сбилось. Она едва шевельнула губами, чтобы ответить что-нибудь, но приоткрытых губ неожиданно коснулись чужие влажные губы, сначала легкими короткими дразнящими поцелуями, едва уловимыми, как удары пульса. Вика отвернула голову, но нежно настойчивые руки снова поймали ее лицо, а губы и язык на пару секунд поглотили ее растерянно раскрытый ротик. Почему-то ей было приятно и уворачиваться не хотелось, только необъяснимое волнение и угрызения совести из-за собственной доступности точили ее изнутри. Она попыталась убедить себя, что ее всего лишь застали врасплох. Губы отстранялись на какое-то время, а затем снова начинали распалять, предусмотрительно прерываясь именно в то мгновение, когда ей больше всего хотелось продолжить, и находя ее ротик в тот момент, когда она уже не верила, что получит новую порцию ласки.

— Какой же ты стала робкой и покорной... Это дико заводит... , — молвил мягкий шепот то ли искренне, то ли с иронией — определить интонацию ей так и не удалось. Одна рука незнакомца приподняла край ее платья, погладила бедро и лобок, обтянутый тонкими кружевными трусиками.

— Не надо, — выпалила она, словно очнувшись от наваждения, и рванулась, но Крокодил с какой-то кровожадной готовностью рывком согнул за спиной ее руки в локтях. Она выгнулась назад, чтобы не позволить сделать себе больно, и тут же оказалась в объятиях незнакомца, чья рука бесцеремонно пролезла ей в трусики и ласково погладила гладкие чувствительные сомкнутые лепестки и едва выступающий между ними бутончик.

— Если вдруг станет невыносимо тяжело, последуй моему совету, — сладко зашептал ей в ухо тихий голос, чей обладатель бессовестно продолжал приводить в трепет всю ее и без того до предела взвинченную нервную систему, — Доверяй себе и своим инстинктам... как сейчас...

Вика крепко зажмурилась, чтобы остыть и взять себя в руки. Перед глазами плясали звездочки, между ног все горело огнем.

— Кто Вы? — пролепетала она.

— Сними с нее маску, — повелел голос уже довольно громко, так как ему приходилось перекрикивать музыку, и Вика окончательно убедилась, что это был не Виктор.

— Не Вам это решать, — пробубнил Крокодил у нее за спиной. Последовала пауза. Причиняющую ей мучение и наслаждение руку вдруг убрали из ее трусиков, и тепло чужой близости испарилось, словно не бывало. Вика облизала пересохшие губы, хотела еще что-то спросить, но она не видела, здесь ли этот человек или уже ушел, поэтому ей пришлось снова побрести туда, куда ее повели, пока Крокодил тихо не скомандовал «стой» и не придержал ее за плечи, видимо, интуитивно почувствовав, что она едва держится на ногах. Музыка вдруг значительно стихла, и все кругом заполнил гомон человеческих голосов, отдельные рукоплескания, свист, крики, смех. Кажется, в шуме разогретой весельем толпы она иногда угадывала то восторженное, то презрительное, то ошалелое «Raven». Или ей это только казалось?

Повязку вдруг сняли, и ей в глаза ударил фосфоресцирующий фиолетовый свет неоновых ламп. Он был повсюду: струился, отражался от матово-белого стеклянного потолка, серебристых колонн, металлических панелей на стенах, окрашивал белые кожаные диваны, белые ступени, белые кубы столиков. То там, то тут маячили коралловыми всполохами язычки свечей. Ее окружала пестрая молодежная толпа — как следует разогретая, заинтригованная, жаждущая зрелищ. В ней она попыталась найти того, кому удалось так легко обезоружить ее поцелуями.

Вика даже не сразу заметила Виктора, сидящего прямо перед ней посреди огромного изогнутого полукругом белого дивана в компании трех девушек в вызывающих коктейльных нарядах и двух хамоватого вида молодых людей, всем своим обликом рекламирующих имидж пресыщенных праздной жизнью денди. На Викторе уже не было пиджака и жилета — только та же черная шелковая рубашка без галстука, расстегнутая на груди, и те же черные классические ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх