Похищение невесты. Часть 3. Час Тигра

  1. Похищение невесты. Часть 1
  2. Похищение невесты. Часть 2
  3. Похищение невесты. Часть 3. Час Тигра
  4. Похищение невесты. Часть 4: Утомленные солнцем

Страница: 2 из 3

навстречу пальчикам. Она дико устала за эти безумные почти что сутки, была невероятно возбуждена всем происшедшим и мечтала только поскорее расслабиться и упасть в забытье.

Странные чувства переполняли ее: с одной стороны робость и страх перед таким новым для нее мужем. С другой — щемящая детская обида на то, что всё неправильно. Всё должно быть не так в первую брачную ночь. И это острое ощущение жалости к себе, унижения, неполноценности, заводило ее еще сильнее, заставляя отчаянно, до слёз, дразнить непослушную плоть.

Виталик ласково косился в ее сторону.

— Детка, — нежно попросил он, — расскажи мне свои фантазии! У тебя есть фантазии?

Лицо его вдруг стало жестким, пальцы крепко вцепились в руль, он пристально вглядывался в дорогу, словно не в силах смотреть на Лёлю.

— Даа, — простонала Лёля, насаживаясь на пальчики. — Хочу большой член... Туда... сильно... — Она снова застонала, впиваясь пальцами в текущую, ноющую щёлку.

Виталик закусил губу. Вести машину было всё труднее. Хотелось до безумия сжать в объятиях распаленную молодуху и, не сходя с места, устроить ей жаркую баню...

— Да уж, повезло мне с женушкой, — хрипло пошутил он, — всегда под боком море страсти. Бери — и пользуйся! Погоди, детка, скоро приедем...

... Дальний свет фар выхватил далеко впереди из зияющей темноты серую будку с надписью «ДПС» и две фигуры в светоотражающей форме. Виталик резко тормознул, съехал на обочину и выключил фары и двигатель. Только сейчас он осознал то, что выбили из его головы кураж и эйфория текущей ночи: сколько промилей алкоголя, выпитого на собственной свадьбе, плещется в его крови... Лишение прав никак не входило в его текущие планы, ну, никак... Он нервно нашарил в бардачке пачку жвачки и высыпал в рот пригоршню отдающих холодной мятой подушечек. Мята мятой, а подушечки от теста на алкоголь, если что, не спасут...

— Да, влипли! — Произнес он вслух. — Впереди пост, а я пьяный...

Лёля взглянула на него, оправляя на себе одежду. Эротический кураж покинул ее. Она посерьезнела. И тут в глазах мужа промелькнули ехидные черти. Он странно улыбнулся:

— Детка, разве ты уже закончила? Продолжай, пожалуйста! Я весь внимание. — Он повернул ключ зажигания. — Давай, поехали!

— Я не могу, Виталик, — испуганно пролепетала Лёля. — А если нас остановят? Как я буду выглядеть?

— Ты будешь выглядеть суперкруто! — проговорил он нетерпеливо. — Ну, давай же уже, делай это!

— Ты сдурел? — Лёля взвилась до неба. — Не буду — и не проси!

— Ты не поняла, дорогая! Я не прошу — я приказываю тебе. — В голосе мужа зазвенел металл. — Или ты забыла наш недавний разговор? Если что-то не нравится — он перегнулся через нее, распахивая дверцу, — давай на выход!

Лёля сидела ошарашенная, словно прилипшая к сиденью.

— Я не буду больше повторять, — сузив глаза, жестко чеканил Виталик, — что с этой минуты ты либо слушаешься меня во всем, либо отправляешься восвояси. Куда, вот, только ты пойдешь? Назад, к маме? Тогда приготовься к тому, что все столь любезные твоему сердцу кобели поселка станут целыми ночами свистеть под твоим окном. порно рассказы И по улице ты не сможешь пройти, подняв глаза. И кто тебя после всего замуж возьмет — даже не представляю. Может, конечно, ты всё это и заслужила. Но я бы на твоём месте пожалел хотя бы мать — она так хотела, чтоб ты была счастлива!

Лёля вздрогнула. Напоминание о матери больно зацепило ее. Мама, действительно, отчаянно радовалась тому, что Лёля нашла себе такого прекрасного, любящего, состоятельного жениха. Что, наконец, уедет из их дыры в новую, прекрасную жизнь, о которой можно было лишь мечтать. Но вся эта история подкосит ее. Нет! Лёля ватной рукой рефлекторно захлопнула дверцу.

— Вот и умница! — весело сказал Виталик. — Всё было хорошо, а станет еще лучше. Тебе же нравится, когда на тебя смотрят, когда тебя все хотят. Нравится, а? — Его охватил лёгкий истерический кураж.

«Да, — заторможенно подумала Лёля, — мне бы это понравилось. Не знаю». Щекотные мурашки побежали по телу. Чувство реальности расплылось в мареве смутной возбуждающей фантазии.

— Расслабься, киса! — Виталик гладил ее грудь и бедра, пощипывая сосочки, забираясь под юбку, снова заворачивая кверху ткань, обнажая матовую кожу. — Ты же хотела! Подразни себя! — Он ущипнул Лёлю за щёку. И этот властный, чуть пренебрежительный жест, наконец, задел ее. Она взмокла и вжалась горящей промежностью в сиденье, ухватилась ручкой за нежные губки, снова постаралась нырнуть в волны сладких ощущений, вызывая в памяти сегодняшнюю безумную ночь.

— Давай, моя девочка, поласкай себя, покажи, как ты хочешь! Ведь, ты же хочешь, и тебе все равно, с кем, шалава... Он ехидно унижал ее, и это заводило Лёлю еще больше, и он знал это, и дрожал сам от взрывной смеси ощущений власти, нежности, заботы, презрения и желания...

Лёля низко застонала, раскачиваясь, насаживаясь на свои пальчики.

Впереди мелькнули огни поста и волшебная палочка. Лёля зажмурилась и полностью отдалась собственной волне, пробиваемая дрожью, словно сквозь вату воспринимая дальнейшее.

Виталик остановился, открыл окно.

— Сержант ДПС Андрющенко, — представился, нагнувшись, молодой худощавый дпсник. — Ваши документы, пожалуйста!

Виталик, чуть отвернувшись, протянул права.

— Странно как-то едете, неуверенно, в такое время... — начал сержант. — Почему в салоне темно? Кто еще в машине? — Он нагнулся и посветил фонариком в темноту салона. Вдруг фуражка его поползла на затылок вместе с бровями, рот раскрылся, он захлебнулся воздухом, наливаясь кровью и каменея. Перед ним на переднем сиденье, выхваченная из темноты рассеянным лучом фонарика, пристегнутая ремнем безопасности и вцепившись в подлокотник, извивалась полуголая юная красавица, судорожно дыша, с закрытыми глазами, раздвинув ножки, страстно ласкающая свои абсолютно мокрые, хлюпающие интимные губки.

— Э-эх, бля! — только и вырвалось у оторопевшего гаишника.

— Чего там у тебя? — в окне рядом с охреневшим Андрющенко появилась широкая, как блин, суровая рожа его напарника. В ту же минуту лицо его моментально поменяло выражение с вымогательски-делового на подростково-обалдевшее.

— Вот это бл... — он осекся и посмотрел на Виталика.

— Да, вот так вот, мужики, жена моя! В свадебное путешествие едем — он блеснул новеньким кольцом на пальце. — Не знаете, далеко гостиница? А то девочка совсем не может. Видите, что со мной делает! — «смущенно» ухмыльнулся он.

«Боже, я — проблядь!» — промелькнуло в мозгу у Лёли. Сквозь полуприкрытые веки она ощущала три пары возбужденно прожигающих ее, трахающих ее, оценивающих ее мужских взглядов. Она выгнулась дугой, закусив губу, глубокий судорожный стон вырвался из груди, слёзы навернулись на глаза. Стыд и страх заводили ее еще сильней, до безумия...

— Дорогая, — услышала она как сквозь вату. — Ты немного увлеклась! Остановись, приведи себя в порядок и поздоровайся!

Виталик протянул руку к ее маечке, дернув вниз, усмехаясь, поправил юбку.

— Извините нас, пожалуйста! — ехидно-смиренно сказал он.

Лёля сидела, тяжело дыша, замерев как мышонок, глядя в пол, закусив губу, с навернувшимися на глаза слезами. Что будет дальше? Они высмеют ее? Оштрафуют Виталика? Вытащат ее из машины и...

— Эх, нихера ты, мужик, подженился! — выдохнув, на автомате, растерявший все формальности Андрющенко протянул документы Виталику. — Гостиница через пару километров. Езжай скорей! Да смотри там, следи за дорогой! — заржав, прибавил он, окончательно приходя в себя и отчаянно веселясь вместе с напарником. — Счастливого пути, молодые!

Виталик стартанул. Гаишники многозначительно скалились им вслед.

Лёля вся сжалась и упала головой на переднюю панель. Слёзы облегчения лились из ее глаз. Её колотило от возбуждения.

— Ну, что ты, детка, всё же хорошо, молодец!...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)

Последние рассказы автора

наверх