Вкус лимона-2 или На необитаемом острове становится тесновато

Страница: 2 из 4

нет! — отмахивается ладошкой Ева. — У них здесь табу, рыжих по пятницам не едят.

— Так ты же не рыжая?

— А мне дальтоники достались. Только одежду отобрали, фетишисты-извращенцы... Зато смотри какой я себе дивный фиговый листок прилепила. — девчонка веселясь раздвигает свои ножки, показывая Рокси свой кудрявенький лобок с вплетённым в него листочком.

— Дура! Это же подорожник.

— Да-а! — удивляется Ева. — Но тоже ничего, красивенько.

Слышится протяжный стон Евгения.

— Ты, подруга, не тянула бы с этим делом. А то не ровен час и... Кх-х! — Ева корчит рожицу и высовывает язык на бок.

— Что значит кх-х? — переспрашивает Рокси.

— А то и значит. Плоховат твой рыцарь, смотри как бы латы не откинул и девственность свою дарить некому будет. Вон как кровь из под твоих стрингов хлещет.

— Ой! Перевязать надо. У тебя есть чем?

Ева пожимает плечами, показывая на свой фиговый листок.

— Тогда не сиди как дура, лучше помоги, разорви его рубашку.

— Хорошо, хорошо... — девчонка протягивает руку к Евгению, но замечтавшись начинает наглаживать ладошкой ему грудь.

— Ну и... — не выдерживает Рокси.

Ева, нахмуря брови, отрывает от рубашки полоску ткани, бурчя под нос:

— Уж и помечтать нельзя?

Красотка тем временем начинает перевязывать рану и повернувшись к Еве, одним резким движением срывает с неё подорожник.

— Ай, ой, ай! — та вскакивает и прыгая на одной ножке, натирает ладошкой свою киску. — А по аккуратней нельзя, все волоски повыдергала.

— Кто здесь? — на крики Евы, вдруг обращает внимание Евгений.

— Никого, никого. Это лишь я, твоя Рокси, которую ты спас.

Но из угла пещеры всё еще доносится недовольное повизгивание:

— Ау, ау, ау-у!

— Вот слышишь? Тут кто-то есть.

— Ах это... — красотка на секунду задумывается. — Это всего лишь... собачка. Моя собачка.

Ева выкатывает свои зелёненькие глазки и делает удивлённый вид:

— Собачка? — шепчет она. — Почему собачка?

— Да потому что, дурёха, тебя здесь вообще быть не должно по сценарию. Тебя должны были съесть ещё в первой части...

— Вот так номер... А меня что не предупредили?

— Собачка? — встревает в разговор Евгений.

— Ну! — Рокси делает Еве какие-то двусмысленные жесты.

— Что? — пожимает плечами та.

— Что, что... подыграй...

— Гав, гав... — нехотя отвечает ей Ева.

— Ай, собачка! — радостно улыбается Евгений. — Собачка, собачка, иди ко мне...

— Ну подойди же к нему, дура!

— Так, хозяйка, я на такое не подписывалась, — начинает возмущаться Ева. — Или платишь мне двойное жалование или...

— Собачка, ну где же ты? Иди сюда.

Ева покорно опускается на четвереньки и подползает к Евгению. Тот, ещё находясь в полубреду, треплет её по головке, чешет за ушком и суёт ей руку под нос. Та робко лижет его ладонь и искоса поглядывая на Рокси, шепчет:

— Тройное жалование... — но увлёкшись процессом уже не просто лижет руку, а засунув его средний палец себе в ротик, начинает с наслаждением его посасывать. Но громкий шлепок по голой попе отвлекает её от этого занятия.

— Ай! — взвизгивает она и полушепотом: — За что это?

— Не переигрывай давай! Отползай лучше, отползай...

Ева разворачивается к Евгению задом и начинает медленно отползать, размашисто виляя при этом своей филейной частью. Раненный рыцарь, провожая её взглядом, расплывается в довольной улыбке.

— Сучка! — цедит сквозь зубы Рокси.

А Ева, повернувшись, хитро улыбается и делает ей жесты головой, чтобы она взглянула на Евгения. А посмотреть было на что. Его член уже стоял во всей своей природной красоте как Пизанская башня, лишь слегка наклонившись. И Рокси, не дожидаясь второго приглашения быстро использует его по прямому предназначению...

Слегка расстроившись, Ева выходит из пещеры, из которой уже вовсю доносятся протяжные эротические стоны. Окидывает взглядом окрестности былой битвы. Окровавленные трупы явно портят красоту пейзажа.

— Да уж! — вздыхает девушка. — Вот вечно эти мужики такие, придут, натопчут, намусорят. А убирать кто будет? Кук что ли?

— Ой, трусики мои! — радостно восклицает она. На голове одного из аборигенов она замечает знакомый узорчик. Они немного съехали на глаз и теперь смотрелись на нём пиратской повязкой. Ева наклонилась за ними и потянула за резинку. Глаз, прятавшийся под трусиками, вдруг моргнул пару раз и уставился пронзительным взглядом прямо на неё.

— Ну хорошо, себе оставьте... — и с этими словами девушка выпустила из рук резинку.

Чей-то отборный мат на местном диалекте и визги Евы испугали не только всех птиц в округе, но и Рокси в пещере. Поперхнувшись, она чуть не подавилась Жениным членом.

— Вот, блин! — подумала она, откашливаясь спермой. — Что за несносная девчонка, нигде от неё покоя нет...

Через весь остров, не разбирая дороги, с визгом бежала совершенно голая девушка. А за ним вприпрышку нёсся абориген в рваном мундире полковника британской королевской армии и с женскими трусами на голове. Он бежал, держа одну руку на левом глазу и посылал в адрес девицы какие-то проклятия на непонятном ей языке. Ева даже не поняла в какой момент её занесло в пещеру на побережье лимонного острова. Посреди этой пещеры стоял сундук, который она не сразу и заметила, заскочив с яркого света в сумрачную тень каменного грота. Она только успела ойкнуть, как вдруг её ноги, оказавшись выше головы, сделали странный кульбит через сундук. Кое как опомнившись от падения, Ева подползла на четвереньках к нему и спряталась за его задней стенкой. В пещере стояла тишина, немного осмелев, она решила выглянуть из-за своего укрытия и в тот же миг её душа скатилась в пятки. Прямо за сундуком стоял её преследователь. Окинув взгляд по сторонам, поняла, что в тупике и бежать дальше некуда. От страха из глаз хлынули слёзы и она пискляво запричитала:

— Ну чего тебе от меня надо? Прости меня за глаз. Я не хотела тебя обижать. И трусики мои можешь оставить на память, раз они тебе так нравятся...

Но абориген лишь схватил плаксивую девчонку за волосы и резким движением притянул к себе, так что её лицо уткнулось ему в живот. В этот момент его член выскочил из под набедренной повязки и стал наливаться кровью прямо на глазах, пока не приобрёл какие-то невообразимо чудовищные размеры. Ещё немного и его головка уже тёрлась о её губы.

— Харабункабатанга... масикуси ам ам! — кричал что-то на своём хозяин этого чудовища. Но Ева, как-то изловчившись вырвалась из его цепких лап и закричала:

— Какая такая масикуся? Ты что себе позволяешь? эротические истории sexytales Я девушка набожная, я по пятницам в рот не даю...

— Пьятниса? Айм Пьятниса!

— Что?

— Айм, айм Пьятниса! — не унимался темнокожий полковник.

— Хочешь сказать, что ты Пятница? Тебя зовут Пятница?

— Йакуно, йакуно! — закивал головой абориген и закатав рукав выцветшего мундира, показал ей старые наручные часы. Они были изломаны и застряли как раз на пятнице. — Пьятниса, кутанга пьятниса...

— По твоему, сегодня пятница?

— Йакуно... пьятниса.

— А вчера какой день был?

— Пьятниса.

— А завтра что будет?

— Пьятниса!

— Я не черта не понимаю, что ты там говоришь, но ход твоих мыслей мне нравится! — и с этими словами Ева поудобнее пристроила свою попку на крышке сундука и открыла свой ротик.

Долго упрашиватьего не пришлось, разгорячённый член уже протискивался через её губки. В следующие несколько минут, Ева уже пожалела о своём поступке. Пятница безжалостно заталкивал свой немаленький агрегат прямо в её глотку. Девушка давилась и задыхалась от такого вероломного вторжения полковника, из глаз градом текли слёзы, нос забивало соплями, а рот слюной и туземной смазкой. Но она терпела из последних сил. Тем более две сильные ...  Читать дальше →

Показать комментарии (31)

Последние рассказы автора

наверх