Злоключения в бутике

Страница: 2 из 5

хриплым голосом, — Вы не оплатили товар.

— Какой товар? — в полном недоумении спросила Инна. — Я ничего себе не выбрала.

— Ну, не надо, девушка, у нас есть запись. Вы взяли комплект белья, а на место не вернули. Выложите сразу или будем вызывать милицию?

Кровь бросилась Инне в голову. Её, кажется, обвиняют в воровстве — это просто чудовищно! «Да Вы с ума сошли», — воскликнула она нервно, — «я оставила этот дурацкий комплект в примерочной. Вы смотрели там?»

Из расположенного поодаль кабинета к ним решительно направлялась пожилая дама с седыми зачёсанными волосами и властным лицом. Судя по всему, это была заведующая магазином. На пальцах её сверкали несколько колец, одно, кажется, даже с приличного размера бриллиантом.

— Что случилось, Семён? — низким грудным голосом спросила дама. — Какие проблемы?

Инна в возмущении хотела резко ответить, но охранник опередил её: «Да вот, Галина Иванна, дамочка взяла нижнее бельё, а платить не хочет».

— Послушайте, — Инна попыталась взять себя в руки, — я оставила этот комплект в кабинке, он там ещё лежит, наверно.

Галина Ивановна строго посмотрела на охранника и спросила: «Семён, ты проверял кабинки?»

— На первом этаже все проверил, там ничего нет, — пробурчал Семён.

Инна почувствовала себя, как будто в кошмарном сне, когда почва уходит из-под ног и нет никаких сил что-либо сделать, чтобы спастись.

— Понятно, — сказала Галина Ивановна и задумалась. — Интересно, — снова обратилась она к Семёну, — а пока ты ходил и проверял, у мониторов, что — никого не было?

— Обижаете, Галина Иванна, — охранник даже покраснел, — там Вадик сидел и сейчас сидит, он ничего не пропустит.

— Ну, что ж, милочка, — Галина Ивановна повернулась к Инне и сразу потеряла свой лоск, став несколько фамильярной. — Если Вы не хотите предъявить товар добром, придётся вызвать милицию и оформить всё, как положено по закону.

— Во-первых, милицию уже давным-давно переименовали в полицию, — возразила Инна, неосознанно желая оставить последнее слово за собой, — во-вторых, я уже сказала, что у меня нет этого белья, а в-третьих, я сейчас позвоню... э-э... одному человеку, — упоминать бывшего мужа ей не хотелось, — посмотрим, что вы запоёте тогда...

Заведующая усмехнулась, обнажив ровный ряд сверкающих золотом зубов. «Ну, мы — люди маленькие, нам что милиция, что полиция — всё равно, люди-то те же самые. А звонить — это пожалуйста, Ваше право. Как зовут э-э... человека-то? Не Владимир Владимирович, случайно? Нет? Ну, звоните э... человеку, привет передавайте, а я пока вызову полицию», — и с видом победителя устремилась в свой кабинет.

У Инны пересохло в горле, голова кружилась, а сердце, казалось, было готово выпрыгнуть из груди. Она достала мобильник, набрала телефон бывшего мужа. Тот был какой-то шишкой в налоговой службе, и ему ничего не стоило быстро поставить зарвавшуюся старуху на место. Однако, его телефон не отвечал. Она позвонила ещё раз — автомат ровным голосом сообщил, что абонент находится вне зоны доступа. «Старый кобель, небось, в сауну с девками отправился», — зло подумала Инна и неожиданно ощутила укол ревности. Тут она вспомнила, что до отправления самолёта осталось совсем мало времени, и её захлестнула волна отчаяния. Кошмар продолжался. Не в силах дольше сдерживаться, Инна наморщила лоб и заплакала.

В это время заведующая, которая была отнюдь не так уж уверена в себе, как она показала своей иронической тирадой, вернулась в зал. Вызывать полицию она пока не стала, решив, для начала, разобраться, что стоит за угрозой противницы. Увидев выражение лица последней и слёзы на её лице, она поняла, что победила.

Галина Ивановна, вообще-то, не была такой злой, как показалось Инне с первого взгляда. У неё была большая проблема — кражи в магазине, от которых не спасали ни камеры слежения, которыми был напичкан бутик, ни постоянно дежурившие двое охранников. За каждый случай с неё строго спрашивали хозяева, и потому она делала всё возможное, чтобы предотвратить воровство. Интуиция на этот раз подвела её, и она решила, что перед ней действительно воровка. Увидев, что девушка плачет, и неверно истолковав эти слёзы, она решила сменить гнев на милость и дать ей возможность избежать сурового наказания, конечно же, вернув «украденную» вещь. Что касается возможной ошибки, — да, она допускала таковую. Но тут был у неё ещё один интерес, который побудил её вмешаться и взять дело в свои руки, ведь в этом случае надо было действовать особенно тонко. Поэтому предлагать спасительный выход первой она не стала.

— Ну что, милочка, делать будем-то? — голос заведующей звучал мирно и даже, как будто, сочувственно. — Я милицию пока не вызывала, решила — может, одумаешься, отдашь бельё — мы тебе штраф небольшой выпишем, в трёхкратном размере, и — свободна. Что скажешь?

— Да я давно бы отдала уже, только ведь я правду сказала — нет у меня этого белья. А ещё я не могу... я... я опаздываю на самолёт... — тут с трудом сдерживаемые рыдания прорвались, и некоторое время Инна была не в состоянии произнести ни слова.

Галина Ивановна нахмурилась и холодно произнесла: «Правду, говоришь? Значит, всё же вызываем милицию?»

— А сколь... — всхлипывания мешали Инне задать мучивший её вопрос, — сколько времени они будут добираться?

Заведующая поглядела в потолок, как будто там был написан ответ, и задумчиво сказала: «Ну, они нам ведь не подчиняются, да и других дел у них хватает. Досмотр твой проводить должны женщины, а их там у них раз, два и обчёлся. Если повезёт, может, через полчаса приедут, а нет — можно и до утра прождать».

Новая волна отчаяния захлестнула нашу героиню. Опоздать на самолёт значило провалить переговоры, отдать важнейший заказ конкурентам, после чего — прощай, проект, прощай, карьера, с работы, видимо, придётся уволиться и начать всё-всё сначала.

— Что же мне делать? — спросила она, всхлипывая. — Мне никак нельзя опоздать, это будет конец всего. — Слёзы опять, не слушая её, потекли из глаз, и Галина Ивановна решила, что время подошло.

— В принципе, — произнесла она глубокомысленно, — есть вариант, который может Вас устроить. Если, конечно, Вы правда ничего не брали. Сколько, говоришь, у тебя осталось времени? — заведующая называла Инну то на «ты», то на «Вы», что изрядно смущало нашу героиню, привыкшую к определённости в отношениях.

— Не знаю, — был ответ, — только если через час я не уеду, то точно опоздаю.

— В общем, так, — заявила заведующая, — мы досматривать тебя не имеем права, и охрана тоже такого права не имеет. Положено вызывать полицию, и они уже проводят досмотр. Но, если Вы добровольно, — она подчеркнула последнее слово голосом и сделала паузу, — согласитесь на осмотр, то вызывать никого не будем, осмотрим сами. Не найдём ничего — отпустим, найдём — не обессудьте, будем оформлять. Думайте — согласны, нет?

Инна стала лихорадочно соображать. Ждать полицию бесполезно — времени наверняка не хватит. А успеет ли она на самолёт, если согласится? «А сколько времени это займёт?» — спросила она прерывающимся голосом.

— Ну, милочка, это будет от тебя зависеть — если поторопишься, за полчаса успеем, наверно.

Похоже, игра стоила свеч. Инна постепенно успокаивалась, хотя глаза её всё ещё были полны слёз. Решать надо было быстро. «Хорошо, я согласна», — сказала она. — «Ну, вот и ладно, — ответила заведующая, — сейчас быстренько напишем бумагу и начнём. Семён, давайте в темпе, напечатайте с Вадимом, ну, короче, ты знаешь, и пришли его сюда». — Охранник проворно удалился.

Инне пришло в голову, не убежать ли ей, воспользовавшись временным отсутствием охраны, но взгляд заведующей недвусмысленно намекал, что этого делать не следовало. Тут она вспомнила, что читала в Интернете, как во время обысков людям подкидывают наркотики и подумала, что ей тоже могут что-нибудь подкинуть, чтобы не отвечать за необоснованное обвинение. Как это предотвратить? Нужен кто-то ...  Читать дальше →

Показать комментарии (15)

Последние рассказы автора

наверх