В стране грез

Страница: 18 из 61

Впервые за много лет в сознании Грина появилась та, которая может быть сильней и величественней прекрасной девушки из детства.
Должность Грина стала выше, чем была в Мигове, но беря во внимание уровень головного офиса — в его стенах парень стоял на несколько ступеней дальше от верхушки, чем в офисе филиала. Приятной новостью для Грина стал тот факт, что его непосредственным начальником оказался Дэн Парк — друг детства и одноклассник. Очень удивительно — как он успел достичь таких высот, ведь Грин все годы учебы опережал его?! Оказывается, острый ум и умение находить нестандартные решения в сложных ситуациях сделали свое дело. А еще Дэн был в рабстве у Эммы Айс, что еще больше повышало его социальный статус.
С первого дня на новом месте Грин вложил все свои знания и умения в дело повышения благосостояния корпорации. Это существенно повысило эффективность работы отдела Дэна Парка, на что обратило внимание высшее руководство. На следующий месяц Грину был назначен личный прием у самой Госпожи Эммы. Так как руководитель была очень занятой дамой, на прием к ней записывали заранее, составлялся график на месяцы вперед. Персонала было очень много, но по спецуказу мисс Айс самых отличившихся работников записывали к ней на плановый прием, чтоб она лично могла узнать этого человека и найти ему наиболее подходящее применение, с максимальной пользой для общего дела.
Однажды в выходной день, Грин с Дэном Парком пошли гулять на морское побережье в лесопарковую зону. Там можно было спокойно пообщаться.
— Грин, если ты хочешь уйти из жизни своей смертью, если хочешь до старости наслаждаться этим прекрасным миром — беги из «Эмминго», пока не поздно еще.
Если бы Грину это сказал кто-то другой, он бы ударил этого человека в лицо. Но с Дэном так поступить не мог.
— Зачем я должен это делать? Я обожаю Госпожу Эмму и с радостью стану ее рабом, как и ты! Чем я хуже? Ведь далеко не каждому такая честь выпадает!
— Поклянись, что о нашем разговоре никто третий не узнает!
— Клянусь!
— Так вот, я тоже безумно люблю и обожаю нашу Госпожу, для меня огромная честь быть ее рабом, но! Недолго жить мне осталось скорей всего. Как и большей части ее окружения, которому ты так завидуешь.
— Это почему?
— Госпожа Эмма не только талантливый руководитель и великий стратег, она чувствует себя Господом Богом! На данный момент у нее три тысячи двести рабов, это тех, которые пока живы. Есть еще девятьсот, вернее были. Этих людей Госпожа отправила в мир иной!
— За что?
— Только ей известно. Если человек провинился в чем-либо серьезном — его вешали прямо во дворе поместья или Госпожа придумывала более изощренную смерть. Поэтому в верхах корпорации такая дисциплина! Эмма никогда не просит никого и не благодарит, она просто говорит, и все делают молча. Процветание корпорации построено на страхе руководителей за свою жизнь, что заставляет их выворачиваться наизнанку чтоб угодить Великой Госпоже, не щадя при этом подчиненных. Подобной системой управления пользовался небезызвестный тебе из мировой истории советский лидер первой половины двадцатого века Иосиф Сталин. Но больше половины убиенных Эммой ушли из жизни просто так, не за что. Ради того, чтоб остальные рабы чувствовали ее безграничную власть. Этим людям повезло больше — они были умерщвлены почетно: госпожа проткнула им виски своим каблуком, позволив напоследок поцеловать себе ножку. И тела в дорогих гробах выдали родственникам для захоронения.
— Но ведь это обычная практика в отношениях рабовладелицы и рабов. Тут лишь масштаб большой. Я и сам бы жизнь отдал ради возможности поцеловать ножку такой Богине.
— А смысл? Если ты умрешь сразу после этого поцелуя, зачем он вообще тогда нужен?
— Не могу объяснить даже.
— Спрошу по-другому: Выпускной вечер. Анна Риверс. Я помню, с каким раболепием ты упал к ее ногам. В тот момент ты бы на все сто процентов при необходимости отдал свою жизнь за этот поцелуй.
— Не спорю даже.
— А теперь скажи: Представь себе, ты на машине времени, с сегодняшним багажом опыта и знаний возвращаешься на тот выпускной вечер, перед тобой Анна Риверс. Ты хочешь преклониться перед ней, но она ставит условие, что после поцелуя ее ног протыкает тебе голову каблуком! Ты бы согласился?
Грин задумался на секунду.
— Вот, ты уже не уверен, раз задумался! А еще лет через десять-пятнадцать ответил бы «нет»! И я хочу тебе втолковать: не стоит ради минутного удовольствия лишать себя самого ценного и единственного — своей жизни.
— Но это не минутное удовольствие! Я безумно счастлив, что побывал у ног прекрасной Анны, до сих пор горжусь этим и до конца жизни гордиться буду!
— Ты можешь быть счастлив и гордиться, потому что ЖИВОЙ! А если ценой преклонения была бы твоя жизнь, как бы ты гордился? Тебя бы уже давно черви под землей съели!
— А почему же ты тогда раб?
— Поймешь, когда сам станешь. Если не одумаешься. Мне об этом Эмма сказала, и я не посмел возразить. Никто не смеет ей возразить, человек теряет разум и волю рядом с Госпожой. Я понимаю, ты хочешь преклоняться, быть у ног прекрасной дамы, которая решает, когда тебе делать вдох или выдох, жить или умереть. Но ты не представляешь даже, чего я натерпелся всего неделю назад.
— Что было неделю назад? Я помню, ты был в поместье Госпожи Эммы.
— Да. Она вызвала к себе сто пятнадцать своих рабов, приказала лечь всем на пол, повернув голову набок. В большой комнате не было ни одного вооруженного телохранителя, если бы кто-то из рабов попытался напасть на Госпожу — его бы растерзали остальные. Так вот, мы лежали, молча и неподвижно, а она ходила между нами в шахматном порядке и протыкала виски своей острой шпилькой. Некоторые перед смертью смогли поцеловать ее ножку, другим она такой возможности не предоставила. Не передать словами, что я испытал, когда рядом лежащие люди были умерщвлены, а ее прекрасная ножка, от которой все сходим с ума, оказалась у моей головы. К счастью на этот раз Госпожа позволила мне пожить еще. В итоге из ста пятнадцати человек семьдесят восемь были отправлены в мир иной за неполные полчаса. Просто так, ни за что. Эмма сама нам сказала: «Ничего личного, просто так мне захотелось», на что мы ответили, что в любой момент с огромной радостью и честью отдадим свои жизни, если Госпожа пожелает!
Почему-то Грина возбудил рассказ Дэна. Госпожа Эмма вызвала дикий трепет в его сознании! Она, такая красивая и нежная может распоряжаться жизнями сотен сильных людей. Здоровые мужики считают за честь быть умерщвленными ее прекрасной ножкой! Эмма действительно Богиня!
В течении ближайшего месяца к этому разговору больше не возвращались.

5
Настал день, когда Грин должен был попасть на прием к самой мисс Айс. Всю предшествующую ночь он не уснул ни на минуту, пульс зашкаливал. Раз за разом он репетировал свое поведение в кабинете Госпожи, чеканил свой голос.
И вот молодой мужчина у входа в вестибюль сердца корпорации. Апартаменты находились в глубине главного небоскреба. Перед входом в приемную Грину пришлось пройти через все звенья системы безопасности: его тело было просканировано на наличие опасных предметов и повышенную температуру. За день до визита у него взяли кровь и анализ выдыхаемого воздуха, чтоб полностью исключить наличие инфекционных заболеваний. За жизнь и здоровье Эммы Айс ее подданные отвечали головой.
Вот Грин находится в шикарном вестибюле, никогда он не видел такой роскоши! Даже приемная Президента по телевизору смотрелась намного скромней. Он прошел последних двух телохранителей, за большой дверью оказалось еще одно помещение. Тут он увидел мисс Афину Мартис, наиболее приближенное лицо Госпожи Эммы. Она была ее самой преданной рабыней, везде сопровождала и имела статус, выше всех остальных руководителей корпорации. Грин поклонился Афине.
— Госпожа Эмма в своем кабинете за этой дверью. Как зайдешь — упал на колени, представился и не поднимаешь взгляд выше ее ног, пока она сама не разрешит! Это ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх