В стране грез

Страница: 14 из 61

на парня смотрели с откровенной завистью и уважением.
Еще один человек был удостоен чести преклониться перед Анной Риверс. Это был директор школы. Как и Грин, он упал на пол всем телом у ног этой женщины. Даже директора не могли позволить себе просто на коленях стоять перед ней!
Анна снова подошла к трибуне и все тотчас же стихли.
— В любой бочке меда очень часто бывает ложка дегтя, наша школа — не исключение. Кое-кто из выпускников совершил такое, за что я лишаю его возможности получить аттестат и навсегда исключаю из школы. Силиция Мио! Выйди, чтоб все тебя видели!
Силиция вышла в центр зала и упала на колени. Она вздрагивала и рыдала.
— Госпожа Риверс, простите меня, умоляю! — девушка прямо на коленях поползла к трибуне. Вид ее был просто жалким.
— Не приближайся ко мне, ты недостойна этого!
У Грина на душе была радость и восторг. Такая сильная, страшная и безжалостная стерва за секунду превратилась в тряпку и ничтожество. Прекрасная Анна наказала Силицию за все ее злодеяния, и за него наказала! Положила на один ноготь и придавила другим, как вошь!
Из-за кулис вышла высокая дама в штатском, довольно крупного телосложения. Она взяла Силицию за руку и уволокла из зала, как беспомощного щенка.
Действительно, Анна — богиня! Она все видит, она все может! Грин самый счастливый на свете! Он был у ее ног!
— Теперь все хорошо. Я вам еще раз желаю счастья и радости. Можете отметить начало взрослой жизни.
Госпожа Анна покинула зал, ведь у нее еще так много дел. Остальные люди тоже стали выходить постепенно, еще предстояла праздничная ночь.
Грин вышел на улицу, он так хотел хотя бы еще раз ЕЕ увидеть. И это удалось. Видимо на Анну нахлынули детские воспоминания, и она решила прогуляться неспешно по старой школьной аллее, которая давно уже нуждалась в замене. Анна шла в сторону выхода, но повернулась на несколько секунд и с ностальгией в глазах посмотрела на родную школу.
Грин смотрел на нее украдкой как в детстве. Она казалась такой же юной! Парень плакал. Может это были слезы счастья, ведь он преклонился перед ней. А может слезы грусти, ведь Грин достоин быть лишь пылью у ног этой Богини.
Потом была праздничная ночь, на которой не произошло ничего особенного.
Через день всем выдали аттестаты. У кого-то там был только табель. У более успешной части выпускников табель дополняла фотография с церемонии преклонения. На фото было отображено имя и должность дамы, изображение женщины и парня у ее ног в полный рост, а так же укрупненное изображение лица парня, целующего женскую ножку.
Конечно, у Грина вторая часть аттестата была самой лучшей за всю историю школы. Еще бы! У ног самой Анны Риверс, главного инспектора! Теперь для него все двери в этой стране открыты! Университеты будут драться за него!

17
Дней десять Грин находился под впечатлением. Часами любовался на фото в аттестате, целовал его. В каждый сон приходила прекрасная Анна, ни на минуту не покидала его мыслей.
В учебе можно было сделать перерыв ненадолго, а на тренировках парень был на полном автопилоте. Сверстники стали гораздо больше уважать его после выпускного вечера, социальный статус парня подрос и очень укрепился. Его обидчица Силиция Мио пропала куда-то бесследно, и Грину стало казаться, что Прекрасная Анна стерла ее в порошок и развеяла по воздуху!
Ради любопытства Грин решил найти в сети информации о главном инспекторе департамента образования Анне Риверс. Она, наверное, крупная рабовладелица. Однако все оказалось по-другому: Анна замужем, и у нее есть два сына в возрасте пяти и трех лет. Муж, Джон Риверс — чемпион мира по нескольким дисциплинам в горных лыжах, крупный бизнесмен, владелец доброй половины слаломных трасс Барова, герой государства. Звание получил в армии за организацию блестящей боевой операции в африканской стране Сомали, в которой не погиб ни один гражданин Мингавии. Да, такой человек, возможно, достоин быть мужем прекрасной Анны! А Грин должен быть безумно счастлив, что хоть на миг побывал у ее ног! Он всегда будет боготворить ее, и считать высшим идеалом!
Через две недели сестра Бира передала Грину, что тетя Ирма хотела увидеть его. Тетя Ирма! Он совсем забыл про нее! По три-четыре раза в неделю встречался с ней наедине до выпускного вечера, а теперь она вообще из головы вылетела. Очень некрасиво по отношению к ней получается.
Вечером Грин пришел к тете, она впустила его. По привычке парень опустился на колени и собрался поцеловать ножку, но Ирма с силой пнула его в лицо. Даже привыкший к сильным ударам в голову боксер не ожидал, что такие нежные и сладкие ножки тети могут так больно бить. У Грина поплыло перед глазами, тетя Ирма оказалась гораздо сильней, чем он думал. Парень попытался сказать что-то, но удар пяткой в губы не позволил это сделать. Потом еще удар, из носа потекла кровь. Грин катался по полу, а женщина с ненавистью пинала его ногами. Перед глазами мелькали вспышки, после очередного сильного удара все исчезло, наступила темнота.
Неизвестно, сколько Грин был без сознания. Он очнулся на полу среди комнаты, лицо было разбито и опухло, голова сильно болела.
— Я хотела сразу забить тебя до смерти, но решила послушать — что ты скажешь в свое оправдание?
— Не знаю. Простите, что я не был у Вас две недели.
Тетя вскочила с кресла, еще удар ногой, и снова Грин потерял сознание. Когда он очнулся, женщина молча смотрела телевизор, даже не обращая внимания на него. Парень подполз к ее ногам и слегка лизнул пятку. Ирма не шелохнулась. Он продолжал лизать, трясясь от страха. Ему было очень стыдно, он не знал, как загладить вину.
— Если я заслужил, убейте меня! Скажите, что мне сделать, чтоб вы меня простили?
Тетя наливала себе сок из большого графина и пила его, на Грина не обращала внимания. Парень продолжал полировать пятку. Спустя несколько минут она начала говорить.
— Не делай из меня идиотку! Я видела, что произошло с тобой, когда Анна Риверс появилась в зале! С каким раболепием ты приполз к ее ногам, и как забыл обо мне после этого. Она училась в твоей школе и ушла оттуда, когда тебе было девять лет. Именно с этого возраста ты начал мою обувь целовать и рабом быть захотелось. У тебя с ней что-то было в детстве? Возможно, нет, но ты запал на нее, а так как она недоступна для тебя — использовал меня в качестве замены! Ты врал мне все эти годы! Не я тебе нужна была, а она! Ты был со мной, а представлял ее!
— Это неправда, клянусь! Да, я увидел ее однажды в детстве и влюбился, но никогда не представлял себе ее, когда был с Вами. Именно Вы меня так безумно возбуждали, и Вашим рабом я хотел стать абсолютно искренне.
— Искренне, говоришь? Хорошо. Тебе еще не двадцать и в рабство официально я тебя не брала, но поступлю с тобой сейчас так, как имеет право поступить лишь рабовладелица с рабом. И будь что будет, я преступлю через закон. Иди, вымойся начисто напоследок и надень чистую одежду!
Грин лежал в ванной, хотелось немного потянуть время. Что хочет сделать с ним Ирма? Неужели она решила умертвить его? Нет, он не будет бояться и прятаться! Раз виноват, значит надо отвечать. Он примет смерть достойно!
Вымывшись и одевшись, Грин подошел к креслу тети Ирмы и упал к ней в ноги.
— Ты не достоин жить дальше и сейчас умрешь! Я проткну тебе висок каблуком. Напоследок я дарую тебе честь поцеловать мне ногу. Делай это.
Грин молча опустился на колени и приник к ступне Ирмы глубоким поцелуем. Секунды через две она одернула ногу.
— Все, хватит! Лечь на пол, голову набок!
Парень тотчас же выполнил приказ.
Ирма слегка надавила кончиком шпильки на кожу виска, потом подняла ногу и приготовилась к удару.
Перед глазами Грина пролетела вся его жизнь. Да, он счастлив! Везде был лучшим, все его уважали, получил столько наслаждения от тети Ирмы, а самое главное — побывал у ног самой Богини Анны! Страха перед смертью не было, он умрет с почетом!
Тетя нанесла удар! Удар по полу в сантиметрах ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх