В стране грез

Страница: 13 из 61

были мисс Стоун и мисс Гринвич, одна — учитель географии, вторая — замдиректора. Грин заранее не подходил ни к кому, с намерением преклониться на выпускном вечере. Он лучший во всем, значит, одна из этих дам сама предоставит ему эту честь.
Сперва на трибуну вышла мисс Эллис — учитель иностранной литературы. Ей было около сорока лет, но она выглядела намного моложе. Стройную фигуру обтягивало алое платье чуть выше колен.
— Не буду утомлять вас длинными речами. Есть у нас очень хороший ученик — Дэн Парк. Он умный, сильный, целеустремленный. Один из лучших в этом выпуске. Я предоставляю ему честь преклониться предо мной. Дэн, ты можешь это сделать!
Грин очень обрадовался за Дэна, ведь это был один из его лучших друзей. В детстве они часто тайком вместе смотрели фильмы для взрослых. Парень вышел к трибуне и встал на колени перед мисс Эллис. Дама протянула ему правую ножку в туфельке, он нежно взял ее в руки и приложился губами к пальчикам. Щелкнули затворы камер и вспышки. Затем Дэн встал, поклонился учительнице в пояс и с огромной гордостью пошел на свое место. В зале гремели аплодисменты.
Мисс Эллис не ушла с трибуны, она позволила поцеловать свои ноги еще двум ученикам. Одному достались пальчики левой ножки, а второму лишь пяточка. Видимо заслуги последнего были немного скромнее. Оба были довольны и счастливы.
Одна за другой на трибуну выходили прекрасные дамы и делали мальчиков молодыми мужчинами. Лучшим ученикам выпуска выпадала эта честь. Одни женщины позволяли поцеловать ножку лишь одному ученику, другие — двум или трем. Кому-то доставались пальчики, кому-то пяточка.
Некоторые выпускники удостоились поцеловать лишь туфельку, но даже это было в сто раз лучше, чем вообще не быть удостоенным чести преклонения. Ведь тогда никакие оценки, даже самые лучшие, не дадут хорошей путевки в жизнь. Если ни одна дама не удостоила ученика этой чести, значит, он посредственность.
Церемония подходила к концу, всего двадцать восемь красивых дам вышло к трибуне и пятьдесят четыре выпускника побывали у их ног. Остальным восьмидесяти семи парням повезло меньше. Еще был Грин Скот, Жан Меррис и Джеймс Горн — это самые сильные ученики выпуска, но прекрасных женщин осталось лишь две: мисс Стоун и Гринвич. Были и другие дамы, но последние, как правило, не участвовали в этой церемонии.
Вышла мисс Стоун. Она произнесла длинную поздравительную речь, потом у ее ног оказался Джеймс Горн. Парень был счастлив, он мечтал об этом лет пять и заранее договорился с этой дамой.
Потом пришла очередь мисс Гринвич, заместителя директора. Она была в обтягивающем полосатом черно-белом платье и закрытых туфельках.
— Я буду самой краткой! Жан Меррис, иди сюда, ты этого достоин!
Парню повезло больше других, ему было позволено снять туфельку и поцеловать нижнюю сторону пальчиков, что считается самым шиком. Шквал аплодисментов долго не прекращался.
Грин приготовился, сейчас мисс Гринвич вызовет его, он поцелует вторую ее ножку и непременно нижнюю сторону пальчиков. Но произошло невероятное — дама, улыбнувшись огромному залу, покинула трибуну.
Грин весь побелел. Этого быть не может! Он лучший ученик школы, но ни одна дама не удостоила его этой великой чести! Что произошло? Может эта стерва Силиция поведала общественности, о том, что было с ним год назад? Какое еще может быть объяснение? Парню стало просто не по себе. Он подумывал просто уйти с зала и даже не забирать аттестат. Брошу все и буду рабом тети Ирмы всю жизнь!
На трибуне снова появился директор и попросил внимания.
— С большой радостью сообщаю, что нашей школе удостоена великая честь! Сегодня наш выпускной вечер посетил главный инспектор департамента образования города Барова!
Грин задумался. Главный инспектор — второй человек в департаменте после начальника, имеет очень большую власть, может поощрять и наказывать весь педагогический состав школ города. По его указу может быть уволен любой директор, закрыта целая школа. Визит такого чиновника на выпускной вечер — действительно огромная честь для школы.
— Все встанем! Поприветствуем госпожу Анну Риверс!
Все встали, зазвучали громкие аплодисменты. Инспектор вышла из-за кулис и направилась к трибуне. Абсолютно все, включая директора, почтили ее глубоким поклоном. Она оказалась очень молодой и безумно красивой девушкой. На ней было белое, с легким голубым оттенком платье, золотой браслет с бриллиантами. На ножках были черные открытые босоножки. Светлые волосы напоминали лучи солнца!
Грин взглянул на инспектора и чуть не поперхнулся! Звуки аплодисментов куда-то исчезли, все люди, весь зал пропал из его восприятия! Это была она! ОНА! Даже через сто лет он бы ее узнал! Анна! Прекрасная Анна!
Невозможно описать словами, что происходило с Грином. Его пульс, наверное, зашкалил за двести! Он почувствовал себя, весь зал, всю школу такими мелкими и ничтожными рядом с этой Богиней! Ничего себе, она уже главный инспектор. Хотя, что такое главный инспектор?! Прекрасной Анне должны не школы Барова подчиняться, а вся Мингавия, весь мир, вся Вселенная!
Анна Риверс встала за трибуну, в зале наступила полная тишина.
— Мне приятно посетить эту церемонию. Ведь какие-то восемь лет назад я сама окончила эту школу, и была такой же выпускницей, как вы. Я поздравляю вас всех, школа по общему рейтингу в этом году оказалась на верхней строчке, что мне приятно вдвойне. Желаю вам всем таких же успехов на протяжении вашей жизни! Никогда не останавливайтесь на достигнутом и ничего не бойтесь. Если действительно захотите — у вас все получится!
Госпожа Анна прервалась ненадолго, и зал снова взорвался шквалом аплодисментов. Пожилые учителя хорошо помнили Анну ученицей, в их глаза были слезы радости за нее. Грин же просто находился в состоянии транса!
— Теперь кое-что приятное. В этой, ставшей лучшей школе, есть лучший из лучших. Один мальчик смог показать беспрецедентно высокие результаты: он добился рейтинга в учебе 99 процентов, стал мастером спорта в двух единоборствах и получил множество других спортивных разрядов, которые я устану перечислять. Такая воля к победе и достижениям достойна подражания, а этот мальчик — чести преклониться предо мной. Грин Скот! Иди сюда, ты можешь это сделать.
Вот оно — настоящее счастье! Вот, ради чего он родился и жил! Ему оказана честь, преклониться пред самой Анной! Прекрасной Анной! Великой Анной! Он самый счастливый на планете! Вне всякого сомнения!
Не чувствуя ног, он пошел к своей Богине. Аплодисменты не стихали ни на секунду, но Грин не слышал их, он не видел зал. Перед ним была Анна! Великая и прекрасная! Она сияла как звезда, как солнце!
Естественно, не могло быть речи опуститься лишь на колени. Грин всем телом упал на пол у ног госпожи Риверс. Анна протянула ему свою прекрасную ножку. Вот она! Такая же нежная, как тогда в детстве. Такие же алые ноготки с золотым узором и запах очень дорогого парфюма. Господи! Вся школа, весь Баров, вся Мингавия не стоят и одного этого пальчика! Как же он счастлив!
Губы Грина прикоснулись нежным поцелуем к пальчикам Анны, раздался гром оркестра. Мелькали вспышки камер. Как хотел парень, чтоб этот миг растянулся на века, но пришлось оторвать губы. Анна, видя раболепие и обожание Грина, сделала ему еще очень большой подарок. Она оттянула пальчики на себя, позволив мальчику еще раз поцеловать ее, на этот раз нижнюю сторону пальчиков. Грин приник к ним самым нежным поцелуем. Время остановилось для него, таким блаженством оказалось прикосновение язычком к ногам Богини. Проигрыш оркестра закончился, и Анна оторвала ножку от губ Грина. Легким движением кончика туфельки она прикрыла его открытый рот. Грин встал на ноги, поклонился Госпоже Анне, поблагодарил ее.
— Вы самая лучшая во Вселенной. Если будет надо, не задумываясь, жизнь за Вас отдам.
Анна лишь весело улыбнулась и отправила Грина на место. К нему начала возвращаться способность видеть других участников церемонии. Аплодисменты не прекращались,...  Читать дальше →
Показать комментарии (18)
наверх