В стране грез

Страница: 47 из 61

у спецназовца шеврон «Высший суд» и, открыв пустые, лица практически нет, лишь торчащие поврежденные кости черепа. На виске же красовалось огромное отверстие, из которого торчала ее хрустальная туфелька. Больше половины мозгового вещества вытекло наружу.
Девушка спешно вернулась в спальную и упала на кровать.
— Не переживай так из-за этого ничтожества, он просто раб. Ты — Госпожа, вольна делать с ним что хочешь, чем и воспользовалась. Тем более, он провинился перед тобой.
— Все равно жалко. Он верно служил, содержал и обслуживал меня. Что теперь?
— Не переживай, ты надолго обеспечена. Если хочешь — перееду к тебе и буду во всем помогать. А этого кадра ты долго вчера мурыжила, несколько раз возвращалась к нему. Вначале копьем лупила, потом выбила зубы, выколола глаза и пробила колени. Затем проткнула живот, грудь. Никак в висок попасть не могла, раскурочив ему весь череп. Последний удар у тебя вообще красиво получился. Хоть ты и в полном неадеквате была, удалось попасть в центр виска. Да еще и на каблуке как юла прокрутилась! Прям как тогда на лекции, когда Майкла умерщвляла. Вот и дыра у него на полбашки, да и мозги все снаружи. Правда, ты шлепнулась на пол хорошенько, но доползла до спальни самостоятельно. Я лишь помогла на кровать забраться.

24
По решению Госпожи из тела Грина был извлечен переломанный и многократно пробитый череп. Опытный специалист смог собрать его из обломков, а в недостающих местах добавил полимерный материал. После этого кость была обработана специальными растворами и покрыта слоями блестящего лака. Получившийся сувенир был установлен на красивую подставку и вручен Светлане. Она поставила его на полку за стеклом в большом серванте как память о лучшем рабе, какого не найти больше. Остальное тело кремировали. Прах Света использовала в качестве удобрения для большой пальмы, растущей в бочке в ее гостиной.
Юлия была просто счастлива, она окончательно отомстила мерзавцу, причинившему ей физическую боль. Именно она все подстроила идеальным образом, чтоб Света узнала правду о своих хрустальных туфельках и обмане раба. Подлила масла в огонь, чтоб усилить ярость выпившей подруги. С радостью и наслаждением наблюдала, как та, ничего не соображая, убивает негодяя. А самое главное — именно Юлия нанесла окончательный смертельный удар, когда ее подруга отключилась, не доведя начатое до конца. В принципе, нанесенных Светланой ранений было вполне достаточно, чтоб раб скончался в течении часа или двух от кровопотери, но хотелось самой прервать эту жизнь! А вдруг бы он до утра дотянул, и Госпожа решила бы спасти его?! Ни в коем случае! Уложив невменяемую подругу в кровать и убедившись, что она спит, Юлия подошла к еще живому рабу и всадила свой длинный каблук в его висок на всю глубину. Смерть оказалась мгновенной. Затем девушка извлекла из нижней челюсти хрустальную туфельку Светланы и вставила шпилькой в новое отверстие. Размеры последнего оказались на порядок больше размеров шпильки миниатюрной туфельки. Чтоб не вызывать подозрений, Юлия еще сильнее расширила его, прокрутив каблук несколько раз вокруг своей оси и рассказав позже подруге байку, как та вертелась на шпильке в виске подобно юле.
Единственное, что огорчало Юлию — нельзя было ни с кем поделиться этой радостью. Ведь умерщвление чужого раба без разрешения его Госпожи приравнивается к обычному умышленному убийству, за что грозит очень строгое наказание. Так и осталось это навсегда ее личной тайной.
Родители Грина очень тяжело восприняли известие о смерти сына, даже похоронить не удалось. Хотя внутренне они давно были морально готовы, что именно так его жизнь оборвется. Обрадовались, когда он ушел из рабства беспощадной мисс Айс, три года жил с ними. Были спокойны, зная, что сын передается молодой девушке, которая будет завесить от него и не убьет наверняка. Оказалось — ошиблись. Лишь год он прожил, совсем чуть-чуть не дотянув до тридцати шести лет.
О мести Светлане Ивановой с их стороны не могло быть и речи — мингавийские законы строги. Если кто-то из родственников умерщвленного Госпожой раба посягнет на ее жизнь — он без всяких альтернатив будет наказан «искусственным адом», а остальные члены семьи, кто не предотвратил подобное — казнены одним из общепринятых способов. Под угрозой уголовного преследования запрещалось вслух даже обсуждать причину лишения жизни их родственника Госпожой. Если она так захотела — значит было надо. Решение Госпожи по отношению к рабу — это как приговор Высшей судьи, который окончателен и запрещен к обсуждению даже дома на кухне.
Спустя неделю после смерти раба, Юлия продала свою квартиру и переехала жить в большой дом Светланы. Девушка поддерживала молодую подругу во всем и помогала как в детстве. Два миллиона фунтов, подаренные Светой, а также полмиллиона от продажи квартиры, были положены на счет без возможности снятия в ближайшие 50 лет, с получением ежемесячных дивидендов. Удалось уговорить Светлану, так же поступить с ее оставшейся наличностью в один миллион. Использование этих вкладов вкупе с таким же вкладом Грина, позволило подругам ежемесячно получать двадцать тысяч фунтов дивидендов, что равнялось двум с половиной средним зарплатам в стране. При желании Света могла продать украшения и дорогие туфельки, обеспечив себе довольно роскошную, по средним меркам жизнь, но она категорически не захотела этого делать. Юлия не стала настаивать.
Примерно раз в месяц Светлана приобретала себе раба, но, как правило, тот не проживал больше двух дней. В сравнении с Грином остальные казались хлюпиками и задротами, они быстро становились противны Госпоже и умерщвлялись, принося дополнительный скромный доход своими органами и имуществом. В половине случаев умерщвлением занималась Юлия, она добровольно взяла на себя большую часть хлопот по дому и организационные вопросы.

ЧЕТВЕРТАЯ ЧАСТЬ

1
У Эммы Айс вчера был День рождения. Сорок восемь лет! Как же быстро летит время. Полгода назад умерла от онкологического заболевания ее подруга и компаньон мисс Джоули, а год назад был умерщвлен другой Госпожой бывший ее лучший раб Грин Скот. О последнем она узнала не так давно, новость ее ничуть не расстроила — на жизни бывших и нынешних рабов было всегда плевать, однако немного возмутил тот факт, что того, кого она — Великая Эмма много раз миловала, лишила жизни какая-то сопливая студентка.
Несмотря на возраст, мисс Айс была так же прекрасна и морально сильна. Один ее взгляд вводил в состояние ступора многих сильных мира сего.
К этому времени ее состояние, растущее как на дрожжах, достигло почти половину триллиона фунтов! Она стала богатейшим человеком мира! Ряды ее рабов составляли уже двадцать три тысячи человек, умерщвлено ею за все время около пятнадцати тысяч — это тоже были рекорды. Для достижения целей Великая Госпожа использовала любые средства, практически не стесняясь особо. Конкуренты и противники очень быстро уходили из жизни в результате стечения разного рода обстоятельств. Большинство фирм и компаний старались не оказаться на пути «Эмминго», если же это случалось — сдавались без боя на милость прекрасной и страшной дамы. Лишиться жизни не хотелось никому.
Вчера был праздник с грандиозными торжествами, фейерверками, концертами и показательными выступлениями в ее честь. Сегодня же дама отдыхала, развалившись в большом кресле приемного кабинета в своем поместье. Почему-то в ее памяти снова всплыла студентка Светлана Иванова, умертвившая его бывшего раба. Так, а почему эта Светлана до сих пор не в рабстве у нее?! Надо исправить это в самое ближайшее время. Эмма нажала кнопку вызова Демириса, но впервые за много лет первый раб не откликнулся. Мисс Айс разозлилась и хотела сама выбежать из кабинета, чтоб проучить его, однако в помещение вошли несколько незнакомых ей людей с оружием и в форме спецслужб. Один из них держал за локоть даму №2 корпорации «Эмминго» Афину Мартис.
— Что это все значит? Афина, как посторонние проникли в мое поместье?
Тут Эмма увидела ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх