В стране грез

Страница: 55 из 61

десять на десять метров с мраморным полом и должен прожить дольше своей Великой Госпожи?» К большой радости, таких не оказалось, поэтому я подарила им всем почетную смерть под моим каблуком, хотя мне пришлось пахать целые сутки, и ног я не чувствую уже.
— До сих пор не могу в себя прийти. В час Вы протыкали около одной тысячи голов, а значит, по одной голове за три-четыре секунды без перерыва?
— Не совсем так. Вначале я дала четыре часа, чтоб каждый раб успел поцеловать мне ноги, пока я сидела на трибуне. Они это заслужили. Затем принялась за дело. Четыре тысячи новых рабов, которые еще не успели проявить себя в должной мере, были умерщвлены Афиной Мартис. Только ей одной я делегировала подобные полномочия. Остальные девятнадцать тысяч закончили жизнь под моим каблуком. Рабы из круга первого окружения имели честь еще раз поцеловать мне ногу перед смертью, я была уже уставшая и не торопилась. Самыми последними из жизни ушли Демирис и сама Афина. Я довольна своими рабами, они — герои!
— Какие еще распоряжения будут?
— Все тела кремировать, развеяв прах над морем. Я знаю, меня тоже кремируют после казни. Пусть и от тел рабов ничего не останется! Все, чем я владела, должно уйти в небытие раньше меня!
— А с поместьем что?
— Не ясно, что ли? Сравнять с землей! Как и все имущество «Эмминго»!
Эмму заковали в наручники и посадили на броню машины, пристегнув к поручням. Было решено провезти так через несколько оцепленных кварталов, после чего поместить внутрь. Мешок на голову надевать не стали.
Подойдя к границе оцепленной зоны, бронетранспортер въехал на пригорок, с которого на расстоянии около пяти километров хорошо было видно поместье мисс Айс.
— Господа конвойные, а можно попросить вас устроить мне напоследок пиротехническое шоу? Продемонстрируйте мне, что бы стало с поместьем, если бы я и мои рабы оказали сопротивление при моем задержании?
— В принципе, в этом нет ничего противозаконного. Располагайтесь и смотрите.
Командир дал распоряжение в рацию. Спустя минуту раздался рев моторов техники, отходящей на безопасное расстояние. Еще через пять минут прогремели орудийные залпы и местность, где находилось поместье, озарилась ослепительным заревом. Можно было подумать, что это световое излучение ядерного взрыва, однако это был новейший пиросостав, создающий температуру в сотню тысяч кельвинов и не вызывающий загрязнение окружающей среды радиоактивными отходами. Когда зарево исчезло и рассеялся дым, на месте огромного прекрасного поместья осталась черная выжженная земля. Невозможно было на глаз определить, что тут было до этого: строения, лес или поле.
— Красиво! Отпала необходимость утилизации двадцати трех тысяч мертвых тел! Какая же я умница!
Это было последнее зрелище, которое Эмма Айс увидела за пределами тюремной стены. Видеоотчеты со взрывами небоскребов «Эмминго» ей показывали уже по кинозаписи.

8
Вечер субботы, до спарринга остался один день. Эмма Айс находилась на грани нервного срыва, ведь ожидание смерти хуже самой смерти. Стены давили на нее. Было понятно, что ночью она не уснет ни на минуту, хотя понятия день и ночь для нее стали относительны.
Открылась дверь камеры, однако решетка, находящаяся в полуметре от входа, оставалась закрытой. Билл Янг возник на пороге.
— Могу сообщить, с кем Вы завтра будете драться. Это женщина-заключенная Силиция Мио, ей 37 лет. Двадцать лет назад ее приговорили к лишению свободы на сорок лет за надругательство над ребенком, закончившимся самоубийством последнего. Она отбыла половину срока наказания, еще предстоит столько же.
— А почему она выполняет вашу работу?
— Это не запрещено законом. Дело в том, что Мио — самая настоящая садистка. Ей доставляет удовольствие причинять боль, страдания и убивать. Ее отправляли на самую тяжелую каторгу в страны третьего мира, даже на урановые рудники, но она выжила. Тяготы и лишения сделали ее еще более сильной, жестокой и беспощадной. Рядом с ней не раз гибли другие заключенные по непонятным причинам. Тогда было решено использовать ее силу в благих целях — для казни приговоренных. Она уже казнила сто пятнадцать человек! Хотя ей не подбирали слабых, поставляли всех подряд. Мы надеемся, что найдется приговоренный, который лишит ее жизни в спарринге. Силиции Мио нельзя на свободу выходить, даже в пятьдесят семь лет она будет опасна для общества.
— Так значит, исполнителя можно убить?
— Если это другой заключенный, как Мио, то да. В этом случае следующий спарринг с другим бойцом Вам назначат через пять дней.
— А если это не заключенный?
— Если это сотрудник силовых структур либо вольнонаемный доброволец — то нельзя. Вернее, не получится убить. Перед боем с таким исполнителем на шею приговоренного надевается специальный браслет. Если исполнитель оказался слабее и его жизнь в опасности — осужденный лишается сознания электрическим импульсом. В этом случае спарринг с другим противником будет назначен через три дня.
— У меня есть шанс убить Мио?
— Думаю, нет! Даже теоретически. Я бы сам не рискнул выйти на ринг против нее, хотя здоровей в два раза. Она похожа на бешеную собаку. Однако, с ней завтра будете биться не только Вы, а все пять человек, которых Высшая судья Афина IV приговорила к казни в спарринге. Выходить будете в том порядке, в каком были зачитаны ваши имена на приговоре, то есть первым выйдет Гронзольд Лео. Заключенный Лео — здоровый мужчина примерно моего телосложения, поэтому довольно высока вероятность того, что Вам и не придется биться завтра, еще пять дней проживете тогда.
— Спасибо, Вы очень утешили!
В словах Эммы чувствовалась ирония, Билл Янг развернулся и ушел. Двери камеры закрылись.

9
В воскресенье все пять заключенных были закованы по рукам и ногам в транспортировочные рамы, и выставлены в широком светлом коридоре второго корпуса. Перед ними стояли представители седьмого звена надзирателей, во главе с Биллом Янгом, а за столом сидело еще несколько сотрудников. Один из них взял речь.
— Начальник службы исполнения смертной казни Андрю Раймонд! Сейчас будет приведено в исполнение решение Высшей Судьи Афины IV в отношении осужденных Гронзольда Лео, Чарли Ланца, Эммы Айс, Пола Раймонда, Анны Таурман. Вышеназванные лица будут убиты в спарринге, тала кремированы, прах захоронен на свалке в стенах нашей тюрьмы.
Весь персонал сосредоточил свой взгляд на Эмме Айс, как будто других четырех осужденных просто не было.
— Поприветствуем исполнителя решения Ее чести, прекрасная Силиция Мио!
Все, кто был за столом, встали и захлопали в ладоши. Женщина-палач вышла из глубины коридора. Эмма оценила ее профессиональным взглядом.
Если Силиция и была прекрасной — то лет двадцать назад. Фигура была спортивной и стройной, но тело покрывали многочисленные шрамы и рубцы. На лицо Мио чем-то напоминала Сару Коннор из старого американского фильма «Терминатор-II». Во взгляде была злоба и ненависть, направленные как на приговоренных, так и на персонал тюрьмы. Исполнитель была одета в короткие черные шорты и майку, обуви не было. По телосложению она оказалась худой, но очень коренастой, каждая жилка выделялась через кожу. На костяшках кистей и ступнях просматривались мозоли. Да, против такой машины у Эммы действительно нет никаких шансов в бою. Вся надежда на Гронзольда Лео.
— Долгожданное знакомство состоялось, переходим к самому интересному. Персонал! Привести приговор в исполнение!
Рамы со скованными заключенными с помощью механического транспортера исчезли в ответвлении коридора. Некоторое время перед глазами Эммы была полная темнота, она чувствовала перемещение рамы. В какой-то момент ее конечности были освобождены, а рама переместилась куда-то вверх. Эмма стала щупать руками все вокруг, сзади и по бокам оказались твердые и очень гладкие стены, а впереди нее — решетка.
Внезапно зажегся яркий свет. Эмма обнаружила, что находится в глухой нише, закрытой решеткой. Впереди было помещение размерами примерно ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх