В стране грез

Страница: 52 из 61

помилованы. Ну почему Эмма не в их числе? ! Будь проклята эта Афина, не стоило ей ногу целовать! Великая Госпожа потеряла сознание.

5
Очнулась Эмма закованной в другую фиксирующую раму. На этот раз ее голова была свободна, зафиксированы только ноги и руки. Рама находилась на стеллаже. По обе стороны, а также сверху и снизу находились рамы с другими осужденными. Их везли в огромном бронированном фургоне специального транспорта, о чем мисс Айс узнала позднее.
Спустя пять минут транспорт остановился, и специальный механизм начал выкатывать невольников наружу, прям как банки по конвейерной ленте на консервном заводе. Эмма закрыла глаза и постаралась снова уйти в забытье. По всей видимости, она в исполнительной тюрьме №1 в пригороде Крайнсполя, где и закончится ее жизнь.
Долго быть отрешенной не получилось, рама приняла вертикальное положение, и почувствовался удар током в руку. Мисс Айс открыла глаза и увидела четырех незнакомых надзирателей внушительных размеров. Двое из них были женщины. На Эмме вместо льняной белоснежной робы была одета грубая с черными и коричневыми полосками, ноги оказались босыми.
— Ну что, Великая Госпожа, добро пожаловать в последний путь. Исполнительная тюрьма №1 принимает Вас с распростертыми объятиями. Сегодня понедельник, а в воскресенье состоится Ваш спарринг. Меня зовут Билл Янг, я начальник седьмого звена надзирателей, Вы попадаете под нашу опеку.
— Убивать меня на ринге тоже Вы будете, или эти сильные дамы?
— Нет, для этого есть другие. Мы лишь стережем Вас, обеспечиваем безопасность и следим, чтоб судьба сложилась только так, как решила Высшая судья.
— Может, отпустите меня? Я награжу Вас миллиардами фунтов!
— Вы прекрасно понимаете, что это невозможно даже при нашем желании. В тюрьме надежная трехкратная система контроля и безопасности. Если мы не обеспечим исполнения решения Высшей судьи — окажемся на Вашем месте всем коллективом. А если сделаем это умышленно — отправимся в «искусственный ад». Кстати, в нашей тюрьме шестой корпус исполняет услуги «искусственного ада», там сейчас около пятисот клиентов и еще столько же вакантных мест.
— А сколько человек, вернее тел с мертвым мозгом, ждут, пока их раскромсают для трансплантации?
— Около пятнадцати тысяч. Это третий и четвертый корпуса с медицинским оборудованием. Еще у нас есть стадион для публичных расстрелов, если Вам это интересно. Мы туда пускаем зрителей за деньги, а так же делаем экскурсии для мелких правонарушителей, чтоб знали, что их ждет, если не встанут на правильный путь. Вы же будете во втором корпусе.
— Меня забьют как гадюку, самая позорная смерть!
— Я бы так не сказал. У Вас есть шанс продлить себе жизнь, если Вы окажетесь сильнее исполнителя, и он не сможет справиться с Вами. В этом случае Вам будет назначен другой и спарринг повторится через три дня. Эта процедура прописана в законе и одобрена Высшими судьями.
— Вы смеетесь?! Как хрупкая женщина может оказаться сильнее двухметрового амбала?
— Все бывает в жизни. Кстати, законодательством Вам выделяется три дня, чтоб решить судьбу вашей корпорации и рабов. Несмотря на то, что Вы приговорены к казни, Ваша корпорация и рабы остались в Вашей собственности. Вы будете под усиленным конвоем доставлены в Департамент управления имуществом, затем в поместье. Это произойдет завтра. Вам временно выдадут изъятую при задержании одежду, ведь негоже перед подчиненными, рабами и общественностью появиться в полосатой робе. В течении вторника, среды и четверга Вы снова будете Великой Госпожой Эммой Айс, так что насладитесь моментом.
Ночевала Эмма в одиночной камере размером два на два метра с мягкими ограждающими конструкциями. Окна не было, лишь источник света за толстым стеклом и вентиляционное отверстие. Нормальной пищей не кормили. Вместо этого три раза в день в пищевод вставлялся специальный зонд, через который подавалась питательная смесь непосредственно в желудок.

6
Эмма Айс в большом зале Департамента управления имуществом одетая в свою шикарную одежду. Она делает завещание корпорации «Эмминго».
— В связи со скорым насильственным уходом меня, единственного создателя самой могущественной в мире корпорации, из жизни, распоряжаюсь в течении трех дней полностью уничтожить все имущество «Эмминго», здания взорвать, технику переплавить, финансовые средства вывести из оборота и обнулить. Все наемные рабочие увольняются без выплаты пособий, насчет рабов решу позже в приватной обстановке!
У собравшихся в зале рты открылись от изумления. Слово взял начальник Департамента.
— Госпожа Эмма, неужели Вам не жалко того, что Вы создавали всю жизнь? Всех людей, которые на Вас работали? Какая память о Вас останется?
— Мне глубоко плевать на это! Если наша великая страна за мою работу наградила меня смертной казнью, пусть со мной уйдет все, что я создала! Я все сказала! Это окончательно! Оформляйте решение официально и приступайте к выполнению! Времени мало!
Дама развернулась и покинула трибуну в сопровождении вооруженного конвоя в кевларовых доспехах. На ее шее, а также запястьях и лодыжках были надеты специальные браслеты, которые по сигналу с пульта могли лишить ее сознания электротоком или парализовать инъекцией дитилина и галоперидола.
Следующим пунктом маршрута стало поместье. Как и в день ареста, оно было взято в оцепление армейскими подразделениями с тяжелой техникой, жители близлежащих районов эвакуированы. Все двадцать три тысячи рабов были вызваны и построены на поле для гольфа, ведь ни один зал не мог одновременно вместить столько народу. Люди были выстроены в ряды согласно их рангам, впереди стояли Афина Мартис и Димирис. Для Госпожи была приготовлена трибуна.
Когда вооруженный кортеж въехал в поместье, все рабы склонились в глубоком поклоне. Эмма вышла из бронетранспортера с мешком на голове, обе ее руки были пристегнуты браслетами к рукам двухметровых конвоиров. Начальник конвоя снял мешок и обратился к мисс Айс:
— Сколько Вам надо времени, чтоб уладить все формальности и принять решения о судьбах Ваших рабов?
— 24 часа!
— Долговато. Но мы удовлетворяем Ваше требование. Мы Вас освободим, оставив лишь браслеты, и удалимся за ворота поместья. Ровно через сутки вернемся назад, Вы должны быть на этом же месте. Хотя Вам некуда деваться отсюда, даже если Вы в мышь превратитесь. Расковать осужденную!
Конвоиры сняли наручники с мисс Айс и уехали за ворота, находящиеся на довольно значительном расстоянии от поля для гольфа.

7
Конвой добросовестно целые сутки держал поместье в плотном оцеплении, не входя и не заглядывая внутрь. Когда прошли отпущенные 24 часа, бронетранспортеры вновь въехали на территорию. Начальник конвоя ехал на броне головной машины. Эмму Айс встретили на полпути к полю, она пешком направлялась в сторону главных ворот. Женщина была вся мокрая и изможденная. Было впечатление, что все прошедшие сутки делала тяжелую физическую работу.
Командир подал ей руку и усадил рядом с собой.
— Ну как дела? Все успели сделать?
— Да!
— Какое решение приняли о судьбах Ваших верных рабов?
— Езжайте и смотрите!
Когда броневая колонна оказалась на поле для гольфа, лица бойцов, сидевших на машинах, стали белыми, а руки задрожали. Еще никто из них никогда не видел двадцать три тысячи мертвых тел с проткнутыми висками, лежащих в шахматном порядке на одной площадке. Так как умерщвление продолжалось целые сутки, начал появляться характерный запах, несмотря на легкий ветерок.
Командир конвоя отскочил от Эммы как ошпаренный. Он встал в стойку на броне машины и взял оружие наизготовку. Мисс Айс рассмеялась от всей души.
— Не стыдно?! Такие здоровые, а хрупкой женщины перепугались! Вы еще миномет на меня наведите.
— Не каждый день столько смертей видишь! Как будто целый город вырезали. Вы никого не оставили в живых?
— Никого! Никто из моих верных рабов не посмел пережить меня. Я честно объявила, что мне осталось жить одну ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)
наверх