Род

Страница: 1 из 4

1. Даниэль с удовольствием наблюдал, с каким восторгом его жена осматривает окрестности из окна поезда, пару часов назад выехавшего из Женевы, где они пробыли несколько дней. Его родина была ей по душе, и это не могло не радовать его. Ведь он сам уже давно скучал по родным местам, где провел детство и юность, скучая в дождливом хмуром Уэльсе. Он всегда хотел однажды вернуться сюда, но различные обстоятельства пресекали все его попытки узнать о возможностях, которые могли открыться перед ним в этой стране.

Теперь у него просто не было шанса пойти на поводу у обстоятельств и отсрочить возвращение. Дела складывались совсем плохо, он был вынужден закрыть торговое представительство индийской фирмы в Уэльсе, созданное когда-то его отцом, потому что спрос на ткани упал до минимума. Надо было начинать дела заново, а пока скопленные средства позволяли им жить так же, как раньше.

Приглашение от Натана Брейнера, его кузена, впервые пришло еще в ту пору, когда дела шли вполне неплохо. И Даниэль поблагодарил родственника, пообещав обязательно навестить его. Второе письмо прибыло через месяц после закрытия дела. Оказалось, Натан уже знал про его неприятности, и снова высказывал надежду на его приезд.

— Когда ты видел его последний раз? — спросила Аделаида, наконец-то оторвавшись от созерцания гор вдали. — Какой он?

— Натан? — переспросил Даниэль. — Очень давно. Кажется, в 1890 или 92, да, мне тогда было около десяти. Он старше меня ровно на 10 лет, мы оба родились 13 марта, значит сейчас ему 39. Помню, уже тогда он был невероятным гордецом, носителем гордого имени Брейнер. Ко мне отнесся с пренебрежением, ведь я был каким-то Лемонтом, а моя мать уже не была частью их семьи.

— Люди меняются со временем, — задумчиво произнесла Аделаида, — в молодости мы часто бываем снобами, а время показывает, что имя это всего лишь имя. Может, и он теперь так считает.

Поезд остановился, и люди высыпали на станцию — кто-то просто разминал ноги, кто-то выходил с чемоданами. Даниэль открыл дверь купе и вышел на платформу, затем обернулся к жене.

— Нет, я не пойду, — тихо ответила она, — я устала.

— Ты плохо себя чувствуешь? — взволнованно спросил Даниэль.

— Нет, просто меня укачало, и голова немного болит. Не волнуйся, иди.

Они были женаты около двух лет. Они встретились в Лондоне, когда Аделаиде еще не было двадцати. Она сразу понравилась ему, ее родители часто приглашали его в свой дом, одобряя увлечение дочери. Он сразу узнал, что у девушки сложная форма астмы, но это не остановило его. Ему пора была жениться, она привлекала его, за нее давали неплохое приданое, и Даниэль взял ее в жены через полгода после знакомства.

Аделаида была невероятно мила, умна, у нее было чувство юмора, и она безумно любила Даниэля. В любых тяготах она поддерживала его и никогда не упрекала. Даже когда однажды он проиграл всю прибыль от своего дела, и вдобавок влез в долги, и она ходила в порванных чулках, и они довольствовались хлебом и сыром, потому что надо было еще расплачиваться за новую партию товара. Только по обострившейся болезни Даниэль мог понять, что она переживает и страдает за него. Она с радостью выполняла все его желания до того, как он успевал высказать их, слушала его, когда ему хотелось выговориться.

В постели Аделаида всегда принимала его с готовностью. Ни плохое самочувствие, ни усталость не мешали ей отвечать на его ласки. У нее была стройная фигура, небольшая грудь, которую Даниэль любил сжимать, целиком обхватывая ладонью, пока его член входил в ее узкое неглубокое лоно. Ее раскинутые ноги подрагивали, руки обнимали его за талию, глаза были закрыты, а с приоткрытых губ доносились едва слышные стоны. Ей не хватало опыта и страсти, но Даниэлю нравилось смотреть, как ее нижняя губа чуть дергалась, а лоб слегка напрягался, когда его член рвался в ее глубины и упирался в ее дно, чтобы потом метнуться обратно.

Даниэль старался не кончать в жену, он не был уверен, что сможет достойно обеспечивать детей, дать им образование. Ему требовалось время, чтобы наладить свои дела, а тогда можно было бы подумать и о потомстве. Аделаида не спорила с ним, к тому же со временем ее все чаще беспокоили приступы, когда ей становилось тяжело дышать.

Через некоторое время они вышли на своей станции, где их ждал экипаж, привезший их в родовое гнездо семьи Брейнер.

Хозяин дома встретил их невероятно радушно. И хотя в его облике, манерах, речи явно читалась гордость наследника старинного состоятельного рода, он был мягок и вежлив. Даниэля и Аделаиду проводили в просторную комнату на втором этаже, обставленную старинной мебелью, с восхитительным видом на высокие горы.

Около девяти вечера они спустились в обеденную залу, где их ждал хозяин и его жена, которую он всем представил, как «моя Катрина».

За ужином Натан и Даниэль сначала вспомнили своих родителей, бывших братом и сестрой. Их пути разошлись, когда мать Даниэль вышла замуж за француза, и они поселились в Женеве, а потом уехали в Англию, когда новоиспеченный супруг промотал свои деньги и деньги жены, и его стали разыскивать кредиторы. Тогда-то дороги двух семейств разошлись на долгие годы.

— Но ты все равно остаешься Брейнером, кузен, — сказал в заключении Натан, поднимая бокал, — и твои дети так же будут Брейнерами, хоть ты и можешь предложить им фамилию своего отца. Кровь значит очень много, от нее не убежишь.

Аделаида улыбнулась, а Даниэль кивнул, так же поднимая бокал.

— У вас ведь нет детей, дорогая? — спросила Катрина, чуть подаваясь вперед в сторону Аделаиды, сидевшей напротив нее. — Да, вы ведь совсем недавно женаты.

— Мы женаты около двух лет, мы часто говорили о детях, — ответила Аделаида, чуть замявшись сначала, — но решили, что у нас еще много времени. К тому же я надеюсь, что мое здоровье поправится.

— Да, я слышала про ваш недуг, — сладким голосом произнесла Катрина, — поэтому мы и решили, что вам нужно обязательно приехать к нам пожить на какое-то время. Горный воздух способен вылечить любые болезни. К тому же он способствует пробуждению страсти, так что, очень может быть, вы покинете нас, уже готовясь стать матерью.

Катрина невероятно мило улыбнулась и откинулась на спинку кресла, поднесла бокал с багровым вином к губам и, делая глоток, бросила взгляд на Даниэля. Он не отвел взгляда от ее темных глаз, в которых играли искорки, то ли от свечей, то ли от горевшего в ней самой пламени.

Он смог оторвать глаза от жены кузена, когда услышал голос Аделаиды:

— А у вас есть дети?

— Нет, — невероятно поспешно ответила Катрина, — как видите, мы живем здесь одни, нас окружают только пятеро верных слуг. Но мы больше всего на свете хотим детей. Мы женаты больше, чем вы, но, похоже, Господь пока не готов осчастливить нас. Но мы не теряем надежду.

Даниэль перевел взгляд на Натана и перехватил его внимательный взгляд. Ему показалось, что кузен уже давно пристально наблюдает за ним, и внезапно ему стало неловко за то, как его глаза встретились с глазами Катрины и не смогли оторваться от них.

Оставшийся ужин прошел при легкой беседе на отвлеченные темы, и неловкость, которая охватила Даниэля, быстро исчезла.

Оставив хозяев в обеденной зале, они вернулись в свою спальню, их вещи уже были разложены горничной, покрывало снято с постели, одеяло откинуто. Аделаида разделась и тут же легла в постель, сказав, что невероятно устала. Даниэль сел в кресло, оставив зажженной одну свечу, и задумался над тем, каково жить в этом доме, не задумываясь о деньгах, об окружающем мире.

Аделаида очень быстро заснула, ее дыхание было на удивление спокойным и тихим. Но он не хотел спать и вышел на балкон и закурил сигару. С балкона был виден свет в крыле, где находились гостиная, музыкальная, обеденная залы. Свет там был притушен, очевидно, там оставили гореть несколько свечей. Подумав, что там еще может быть Натан, Даниэль тихо вышел из комнаты и спустился вниз, прошел ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх