Род

Страница: 2 из 4

через холл и тихо подошел к приоткрытым дверям в обеденный зал. Он остановился и заглянул в проем, но никого не увидел ни на диване, ни на месте Натана во главе стола. Он слегка толкнул рукой дверь, и она тихо приоткрывалась еще немного.

Даниэль заметил движение в другом конце комнаты, присмотрелся, и сделал шаг назад, боясь быть замеченным. Сначала он хотел развернуться и тихо уйти, но какое-то внутреннее чувство заставило его остаться в тени.

Часть посуды на той половине стола, где сидел за ужином он сам, была скинута на пол, скатерть свисала, бокалы были повалены, оставшееся вино растекалось по белой ткани. Катрина лежала на столе, раскинув руки, ее голова была закинута назад, тело выгнуто дугой. Одно плечо было чуть оголено, подол платья задран на талию.

У края стола стоял Натан, подхватывая ее раскинутые ноги, облаченные в черные чулки, под коленями, ладонями держа ее за бедра. Он со страстью, почти ожесточением, наносил удары бедрами между ее бедер, глаза его были закрыты, голова чуть опущена.

В комнате было слышно лишь тяжелое дыхание Катрины. Руками она хваталась за края стола, то приподнимая тело, вглядываясь туда, где соединялись их тела, то снова откидываясь назад. Внезапно она подняла правую ногу, выпрямив ее, и наклонила ее влево, ложась на бок.

Натан открыл глаза, слегка отстранился, его руки по-прежнему были на ее бедрах, ягодицах. Катрина ловко перевернулась на живот, пальцы ее ног коснулись пола, а Натан, почти не прекращавший своих проникновения, прижался низом живота к ее ягодицам.

Оперевшись на локти и опустив голову между ними, она стонала уже громче. Наблюдая за ними, Даниэль ощутил, как напрягается его член, упираясь в брюки, в нем проснулось дикое желание женского тела. На мгновение в голове возник образ Аделаиды, лежащей под ним, но он тут же был вытеснен образом рыжеволосой красавицы Катрины, подающейся ягодицами навстречу настойчивому мужскому члену.

Внезапно Катрина издала протяжный стон, ее руки судорожно сжались, а тело забила крупная дрожь. Натан чуть наклонился, поставив руки по бокам от ее трясущегося тела, прижимая бедра жены к краю стола, насадив ее пульсирующее влагалище на свой член.

Когда Катрина чуть успокоилась, Натан обхватил ее за предплечья и почти грубо потянул ее на себя, выгибая ее тело дугой. Она завела руки назад и обхватила мужа за бедра, на секунду Даниэлю показалась, что ее взгляд скользнул по нему, и он отпрянул. Но женщина не выказала никакой реакции, она прижалась спиной к мужу, приникла губами к его уху.

Натан взял лицо Катрин в ладонь, повернул к себе и провел языком по ее подбородку, губами и щеке. Потом его руки скользнули вниз, нашли края декольте ее платья и рванули их в стороны, разрывая дорогую ткань, вместе с бельем. И вот уже взгляд Даниэля прикован к большой тяжелой, но все еще достаточно упругой груди, со смотрящими вперед алыми сосками. Ладони Натана поддерживали эти прекрасные груди, качающиеся под градом мощных ударов, наносимых мужским членом вглубь женского тела.

Удары стали более частыми и резкими, ладони сжали груди со всей силой, и Натан повалился на Катрину, прижимая ее к столу, пока его бедра не успокоились, а ее руки и ноги еще продолжали подрагивать. Они пролежали так несколько минут, пока их дыхание успокаивалось. Когда Натан стал приподниматься, Даниэль быстрым, но тихим шагом прошел в свою комнату, разделся и лег в кровать. В его мысли постоянно возвращалась картина набухших сосков, ему до боли захотелось обхватить их пальцами, а потом погрузить в рот.

Рука Даниэля помимо его воли потянулась к Аделаиде, мирно спящей рядом, и стала поднимать подол ее ночной сорочки. Молодая женщина чуть пошевелилась сквозь сон, но не проснулась. И Даниэль, сжигаемый желанием, с напряженным членом, спешно и настойчиво задрал ее рубашку и перевернул жену на спину. sexytales Не дожидаясь, пока она окончательно проснется, он развел ее ноги, смочил руку слюной и огладил ею головку члена. Аделаида открыла глаза в тот момент, когда головка настойчиво раскрыла ее влагалище и протолкнулась вглубь.

Слегка удивленная, не задавая вопросов и не выказывая протеста, она чуть приподняла колени, чтобы облегчить мужу проникновение и обхватила его лицо ладонями, лаская его. Видя его возбуждение и возбуждаясь от этого сама, Аделаида спустила лямки со своих плеч и обнажила грудь, к которой тут же приникли губы Даниэля. Он жадно всасывал сосок, обхватывал его зубами и перекатывать во рту языком.

— Не так глубоко, прошу тебя, любимый, — прошептала Аделаида, чуть морщась от боли, когда забывшийся Даниэль стал проникать в ее лоно все глубже, стараясь полностью погрузиться в нее.

— Я люблю тебя, — прошептал он в лицо жене, зарываясь затем в ее волосы. В этот раз он излил в нее свое семя, и Аделаида благодарно поцеловала его в щеку.

2. Жизнь в доме Натана и Катрины сделала Аделаиду чуть счастливее, чем она была в Уэльсе. Она ходила на прогулки, пару раз за этот месяц Натан и Катрина приглашали их в поездки в горы. Натан ввел кузена в курс своих дел, семейного бизнеса, один день он возил его на предприятия Брейнеров, и к Даниэлю подкрадывались мысли, что если бы он был частью другой ветви, он мог бы быть на месте Натана, приезжать на эти заводы как хозяин, распоряжаться в своем доме, тело Катрины...

Даниэль в очередной раз с горечью отогнал эту мысль. С того вечера, когда он увидел Катрину и Натану, занимавшихся любовью, он то и дело украдкой поглядывал на жену кузен. Катрина была итальянкой по происхождению, ей был 31 год, она была женой Натана вот уже шесть лет. У нее были роскошные темно-каштановые, чуть рыжеватые волосы, точно объятые пламенем, и роскошное тело. Под очертаниями одежды Даниэль все время представлял ее обнаженную грудь, которая не выходила из его головы. Когда она садилась и закидывала ногу на ногу, им обуревало желание опуститься перед ней на колени и раздвинуть ее бедра, а потом запустить руку в такие же огненные волосы, скрывающие вход в столь манящие глубины.

Он почти каждую ночь овладевал Аделаидой, которая проявляла все больше страсти в ответ на его вожделение, и еле сдерживался, чтобы не кончить в нее, опасаясь сам не зная чего.

3. Лето подходило к концу, стояла последняя жара, и обе пары отправились к водопадам, чтобы взглянуть на них перед тем, как они почти исчезнут.

Восхождение заняло у них полдня, с частыми остановками, необходимыми для Аделаиды. Катрина проявляла к ней всегда необычайно теплую заботу, чем вызывала в Даниэле еще большее чувство вины за пошлые мысли.

Вернулись они уже поздно вечером, Натан задержался в ближайшем городке, чтобы встретится с подрядчиком, и Аделаида отправилась спать, попросив горничную принести ей в постель сэндвичи и молоко.

Не желая быть невежливым и оставлять хозяйку одну, Даниэль остался в маленькой гостиной, служившей рабочим кабинетом Натана, когда к нему приезжали служащие. Катрина налила ему бокал вина, и они стали беседовать о жизни в здешних местах, в этом кантоне, в этом доме.

— Иногда здесь бывает невероятно тоскливо, — сказала неожиданно Катрина, присаживаясь на поручень кресла, покачивая в руке бокал, — так тоскливо, что хочется просто бежать.

Она замолчала, повисла неловкая пауза, и Даниэль попробовал заполнить ее.

— Я недолго жил здесь, но мне это место кажется восхитительным.

— Вы правы, — оборвала его Катрина, пристально посмотрев на него, — вы были здесь слишком недолго. Натан обожает это место, он здесь родился, эта тихая жизнь как раз по нему. Я итальянка, я еще молода, во мне горит огонь, а я живу здесь, довольствуясь обществом только мужа.

— Нет-нет, я люблю Натана, — тут же добавила она, заметив перемену в лице Даниэля, — я буду с ним до конца наших дней, но, видит Бог, как же мне иногда хочется отвлечься от всего этого. Вы ведь понимаете меня, Даниэль? В вас кипят те же страсти, я всегда ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх