Род

Страница: 3 из 4

вижу это в людях. Возможно, это потому, что ваша кровь разбавлена теплом французского солнца.

Даниэль продолжал смотреть в ее темные глаза, так притягивавшие его, не зная, как отреагировать на ее слова. Смеется ли она над ним, делает ли намеки. Ему давно казалось, что он чувствует ее интерес к своей персоне, но сейчас она, казалось бы, открыто говорила ему, что между ними много общего.

— Я понимаю вас, — тихо произнесла Катрина, не отрывая от него взгляда, на ее губах расплылась почти коварная улыбка, — вы верный муж, я верная жена.

Она поставила бокал на ближайший столик, и подошла к сидящему на диване Даниэлю. Он смотрел снизу вверх на ее лицо, обрамленное огненными кудрями.

— Мы не будем целоваться, — прошептала она, — не будем говорить друг другу, что любим. Я просто хочу узнать еще одного мужчину.

Катрина чуть наклонилась, и взгляд Даниэля невольно переместился в вырез ее платья, ложбинка меж ее грудей была совсем рядом. Катрина улыбнулась шире, показав белые зубки, и ухватила пальцами ткань платья. Выпрямляясь, она потянула его вверх. Ткань обнажила ее икры, затянутые в чулки, колени, ляжки. Тогда она расставила ноги и села на колени Даниэля.

Он хотел было оттолкнуть ее и подняться, боясь быть застигнутым, боясь оказаться в неловкой ситуации, боясь, что узнает Аделаида. Но как же ему хотелось сейчас эту женщину. Пока он колебался, она зарылась руками в застежку его брюк, и вот ее теплая мягкая рука уже обхватывала его член.

— Я никогда не ошибаюсь, — прошептала Катрина ему на ухо, ощутив, что член уже был в достаточно возбужденном состоянии.

И Даниэль выбросил из своей головы все, что было сейчас не Катриной и не его поднявшимся естеством. Он завел руки за ее спину и расстегнул ее платье. Катрина выпустила из руки член и позволила спустить с себя верх платья, которое теперь болталось у нее на талии и на бедрах. Даниэль так же быстро освободил ее груди от белья, и вот то, что он видел в своих снах, предстало перед его глазами во второй раз.

Вблизи груди Катрины казались еще более прекрасными. Под естественной тяжестью они чуть свисали, и Даниэль тут же обхватил их обеими руками, ощущая, как плоть поддается нажиму его пальцев.

А Катрина все работала рукой над его торчащим из штанов членом, скользя ладонью по стволу, нежно пробегая пальцами вокруг головки. Все внимание Даниэля было привлечено к ее груди, от которой не могли оторваться руки. Стоило ему жадно припасть губами к напряженному соску, как Катрина застонала, а ее рука сильнее сжала его член.

— Ляг, я все сделаю сама, — быстро скомандовала женщина, и Даниэль повиновался.

Он чуть повернулся и откинулся на один из подлокотников дивана, одна нога было чуть согнута в колене и упиралась в другой подлокотник, другая осталась на полу. Пока он устраивался, Катрина не выпускала его член из ладони. Теперь она возвышалась над ним, ее ноги по бокам от его бедер, ее грудь колыхалась от ее движений.

Взглянув мужчине в лицо, Катрина медленно стала опускаться, сгибая колени, и направляя рукой его член к входу в свое влагалище. Она продолжала приседать, пока весь член не погрузился в теплый тоннель, и ее ягодицы не прижались к его мошонке. Аделаида, обладавшая крайне неглубоким влагалищем, никогда не принимала в себя больше половины его члена, и теперь Даниэль застонал от ощущения крепких стенок, целиков обволакивающих его орган. Катрина уперлась руками в его грудь, сжав пальцами его рубашку, и стала двигать бедрами то в разные стороны, то вперед-назад. Его руки сначала были на ее бедрах, но ее не нужно было направлять, молодая женщина знала, что нужно делать, чтобы довести его до экстаза. Пальцы снова обхватили прекрасные груди, и это ощущение вкупе с тем чувством, которое давало ее влагалище его члену, заставило Даниэля забыть обо всем.

— Ты готов кончить? — голос Катрины вывел его из рая, она чуть замедлила движения.

Даниэль открыл глаза и, приподняв голову, посмотрел вниз. Место соединения их тел было спрятано ее платьем, и Катрина, заметив его взгляд, одной рукой приподняла ткань, открыв его взору тонкие короткие темно-рыжие волоски, перемешавшиеся в его темной порослью. Женщина медленно приподнялась, и волоски приоткрыли складочку между ее раскрытых губок, а между губками выглядывал ствол его члена. Через мгновение член снова скрылся в ее недрах.

Так и не дождавшись его ответа, Катрина с большей амплитудой и скоростью заскользила вдоль его ствола, удерживая крепкими мышцами внутри лишь головку, перед тем как вновь опуститься вниз. Ее голова была закинута назад, а ее руки обхватывали его кисти, заставляя сжимать ее груди сильнее. Когда Даниэль начал кончать, она замерла, ощущая, как разливается внутри его семя.

— Я должен был тебя предупредить, — тихо и неуверенно произнес Даниэль, нежно проводя рукой вдоль ее тела, от груди до бедер. Сейчас он чувствовал невероятную благодарность к Катрине за удовольствие, которого он еще не испытывал.

— Ничего, — ответила она, опустив голову с разметавшимися волосами, глядя на него сверху вниз и тяжело дыша, — не думаю, что вообще могу иметь детей. Теперь вставай и иди к жене.

— Иди, нельзя, чтобы нас застали, — добавила она уже настойчивее, когда Даниэль приподнялся, чтобы поцеловать ее грудь и обнять ее.

Он поднялся и встал с кровать, а Катрина перевернулась на спину и осталась лежать с обнаженной грудью, расставленными ногами. Она опустила руку между ног и легонько провела ею. Даниэлю показалось, что она запустила в себя пальцы. Он хотел было спросить ее, получила ли она удовлетворение, но побоялся услышать ответ, да и Катрина снова повторила ему, что он должен идти.

4. Спустившись вниз на следующее утро, Даниэль застал Натана и Катрину в саду, она сидела у мужа на коленях и кормила его клубникой. Он впервые увидел кузена и его жену в момент такой нежной близости, обычно они вели себя достаточно сдержанно, но Даниэль имел возможность убедиться в силе их страсти.

— О, друг мой, — воскликнул Натан, увидев Даниэля, и поспешно вставая ему навстречу, — вы сегодня поздно встали. Моя милая Аделаида тоже встала? Надеюсь, она в добром здравии, ведь вчера у нас был тяжелый день.

Даниэль кивнул и быстро взглянул на Катрину. Та стояла с тарелкой клубники и улыбалась.

— Хотите? — спросила она Даниэля, и он неуверенно кивнул.

Натан вошел в дом, чтобы отдать распоряжение о завтраке для гостей, и не видел, как Катрина подошла к Даниэль невероятно близко, и поднесла к его рту сочную ягоду. Он обхватил ее губами и откусил половину. Катрина положила в свой рот оставшуюся часть ягоды, окунув в него указательный пальчик, который затем выскользнул обратно между ее плотно сжатыми полными губами. Этот палец она на мгновение прижала к губам Даниэля.

— Никаких поцелуев, — едва слышно прошептала она, и вошла в дом вслед за мужем.

Даниэль вернулся в свою комнату, что убедиться в том, что Аделаида проснулась. Когда он вошел в комнату, она уже встала и медленно одевалась.

— Я вчера так быстро уснула, что не дождалась тебя, но мне снился такой приятный сон, будто ты любил меня, и мне было невероятно хорошо.

5. За окном шел снег уже пятый день, дороги стали труднопроходимыми, и обитатели дома могли скоро оказаться отрезанными от внешнего мира. В доме в зимний период оставались в доме трое слуг — две горничные и кухарка. Провизия закупалась на несколько месяцев и постоянно пополнялась, если вдруг выдавались дни, когда можно было снова проехать по дорогам. В этом годы снег появился слишком рано.

Аделаида стала снова чувствовать себя не очень хорошо, очевидно, сказывалась ухудшающаяся погода, и она намекнула мужу, что, возможно, пора уже уезжать, но Даниэль не хотел снова возвращаться в Уэльс, где его уже ничего не держало. Он прижился в этом доме, который мог бы быть его, родись он... А если у Натана и Катрины так и не будет детей, кто унаследует...

Такие мысли все чаще посещали ...  Читать дальше →

Показать комментарии (4)

Последние рассказы автора

наверх