В клинике у Евы

Страница: 6 из 11

с попой не угадывались под мешковатыми одеяниями.

— А ты угадай! — рассмеялся Винтик, — правильно угадаешь и можешь делать с женщиной, что твоя душенька пожелает. Неправильно угадаешь, мужчина возьмёт любую из твоих женщин и оприходует её рачком. Как такой расклад?

— Ха! — хакнула одна из женщин Юрия, — это была Сабрина, — я при любом раскладе готова отдаться мужчине хоть рачком, хоть стоя, хоть лёжа, хоть на нём верхом.

Евангелина многозначительно промолчала, однако, сощурив правый глазик, провела по своим губкам язычком, как бы демонстрируя сопричастие с желаниями подружки.

— Ну что, так и будешь стоять, зырить? Делай свой выбор, — усмехнулся Шпунтик.

Внезапно ушибленную голову Юрия посетили умные мысли. Он тут же изрёк.

— Судя по вашим именам, винтик — это то что куда-то вставляют, — как бы в подтверждение сказанного он коснулся переда подаренных ему шортиков, где должен был находится предмет для вставления, — а шпунтик, скорее всего то, во что вставляют, — сказав это, он сделал шаг по направлению к Шпутнику, и прижав ладонь левой руки к её попе, правой ухватился за передок женщины.

— Можно я буду называть тебя Шайбой? А ещё лучше Шайбочкой? — поглаживая ту спереди и сзади и ласково целуя в щёчку и в шейку свою новую подружку, попросил её будущий любовник.

— Представляю, если бы ты ухватился за член, как это выглядело смешно! — расхохотался Незнайка.

— Шляпу сними, — сказала-приказала Ева придурку в здоровенной жёлтой шляпе с кисточкой, сдвинутой на затылок.

— Зачем это? — не понял патлатый мальчик, но приказание выполнил.

— Нам нужно уединиться, а твоя огромная шляпа сильно мешает этому.

Приобняв новую подругу за плечи, Незнайка повёл её в свои пенаты для более близкого знакомства.

Чего не скажешь о Юрие и Шаёбочке (так она попросила себя называть), они нежно и ласково раздевали друг друга прямо на поляне встречи на потеху публике. Борат, перестав терять время даром, завидев такое распутство своих друзей, перестал считать себя рыжим и запихнув грёбаную нравственность и мораль куда подальше, подгрёб с нескромным предложением к раскрасневшейся Кнопочке. Малышка тяжело дышала взирая на непотребство, устроенное Юрием и Шаёбочкой. Ей захотелось оказаться на её месте, необязательно с Юрием, можно и с другим. Другой как раз направлялся в её сторону. Он был похож на Буратино, ставшего человеком.

— Зови меня Борат — поклонился бывший деревянный человечек.

— Зови меня Пимпочка, — закниксениваясь, сказала Кнопочка.

— Можно потрогать твои пимпочки? — ласково касаясь и нежно поглаживая груди Кнопочки, приятно выпирающие из сарафанчика.

— Ах ты, озорник! — пуще прежнего покраснела малышка, — сначала потрогал, а потом спросил!

Не могущая уже более совладать с собой Пимпочка протянула руку к переду Бората и ухватилась у того за явно не пимпочку, и стала это быстро твердеющее и горячеющее гладить и мять.

Глаза мальчика закатились, он тут же пал в объятия своей новой подружки и, повалив ту на травушку-муравушку, стал помогать ей и себе раздеваться...

— 8-

Распрощавшись с гостеприимными жителями, четверо друзей отправились в путь-дорогу дальнюю к новым эротическим приключениям.

— Странно, — глубокомысленно изрёк Юрий, — почему в маленьких мы превратились, а в больших, то есть нормального роста, нет?

— Вероятно, это оттого, что нам надо заняться любовью промеж собой? — предположил Борат.

— Ошибочка вышла, — расхохоталась Сабрина, — пока ты там оприходовал всех попадавшихся на твоём пути малышек, мы с Юрочкой и Евочкой от скуки сыграли в тройничок.

— Это как? — не понял бывший деревянный человечек, — что такое тройничок?

— У тебя что не все мозги неодеревенели? — зазлючилась Ева. Однако взглянув на поскучневшего молодого человека с бывшими деревянными мозгами, сжалилась над ним и объяснила, — мы занимались любовью втроём.

И она стала живоописать как это происходило на пальцах. Выходили разнообразные позы в форме треугольника из человеческих тел.

— Пока он у меня подлизывал и вылизывал, — дала более существенные пояснения леди из рода Баскервилей, — крылатка у него отсасывала и высасывала.

— А ты чем в это время занималась? — всё же не понял деревянномозгий.

— Трудно догадаться, да? — вновь зазлючилась Евангелина, — она мне делала куни. Причём, следует признать, лучше чем вы, мужчины.

— Да хватит вам уже выяснять кто у кого и что, — застеснялся таких девчачих откровений крышнаит, важен факт, а не эффект. Мы всё равно не стали большим.

— Ха! — хакнул, вероятно всё же деревянномозгий, — так вам надо было не сосаться и лизаться, а иппаться.

— Дэбил, да?! — скорчив соответствующую мордашку, вопросила Сабрина не дэбила, — мы этим занимались и так, и этак, и рачком, и петушком, и как зяблики, как крокодильчики, но результативности ноль! — проговаривая это, малышка сложила свой малипусенькие пильчики в ноль и несколько раз проткнула указательным пальцем другой руки этот ноль, — так понятно?

— Понятно, — повесив малипусенькую голову долу, понял бывший Буратино, — слу-у-у-у-у-ушайте! — воспрянул он духом, но я-то вас не трахнул. Может в этом всё дело?

— Ну давай, трахни, — сказала Сабрина и упала на спину посреди дороги, задрав юбки и лапки.

— А почему это тебя? — взревновала пернатая малышка, — может он меня больше хочет.

— Ващета мне как-то поровну, — не ожидавший что его начнут рвать на части, сказал малыш.

— Так тебе пооооооровну?!! — конкретно разозлилась Ева.

— Слышьте, — чувствуя, что взбешенная фурия накинется на парня и может попытается выцарапать ему глаза, — а давайте бросим монетку, — сказал Юрий.

— А давайте, — успокоилась Ева, — только где взять монетку?

— Кинем пуговицу, — отрывая пуговицу от куртки, подаренной ему Синеглазкой, придумал Борат.

Но кинуть жребий друзьям не пришлось. эротические рассказы Из-за поворота вышли мальчик и девочка, такого же роста, как и четвёрка друзей.

— Приветствуем вас о, путники, — сказал мальчик, разодетый в пух и прах. За его спиной изредка поблескивали полупрозрачные крылья, как у стрекозы, а формой, как у бабочек.

Его прекрасная спутница была бескрылой, но довольна миловидной конструкции во всех местах. Особенно личиком.

— На Барби похожа, — внезапно вместо приветствия, сказал крышнаит, — а её дружок на Кена...

***

Часть — 2

Сказочные прынцы тоже не какают.

— Дэбил. да? — усмехнулась бывшая собака Баскервилей, — это же Дюймовочка и Сказочный Принц.

— Приятно познакомиться, — закниксенилась Дюймовочка.

Принц в свою очередь совершил лёгкий поклон своей симпатичной головёнкой и трепетнул трижды крылышками.

— Он у тя, что, немой? — озадачилась крылатка, обращаясь к симпатюльке, похожей на Барби.

Дюймовочка, повернув свою каштановость в сторону принца, ловко повела бровями и симпатичным носиком, как бы прося его слово молвить

— Что вы, что вы, — расшаркался ножками и растрепетался крылышками мальчик, — я способен говорить. Очень рад знакомству. Не изволите ли вы, милостивые государи и прелестные сударыни, посетить мою скромную обитель?

— Изволим, а хулеж, — за всех ответил Борат.

Простецкий парень, воспитанный в лучших традициях улицы и леса, на дух не выносил всякие экивоки и особенно этикет. Его свободолюбивой натуре это претило. Он бы с удовольствием вновь повалялся на лепестках роз с Синеглазкой или Поночкой. Там не надо лить сладкие речи, типа: «Дозвольте поцеловать вашу ручку, несравненная Дюймовочка». Бывший деревянный человечек любил изъясняться прямолинейно. И когда он затащил Поночку на листовал, то прямо ей и сказал: «Хошь, я тя трахну?», не взирая на кузнечика, который пытался блюсти нравственность малышки, пообещав тому, сломать пару тройку конечностей или разбить жвалы,...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх