ТУРНИР. Четыре рассказа

Страница: 3 из 22

хоть, трусики на мне уже были.

Но весь кошмар ситуации в том, что от его прикосновений мои соски превратились в два кругленьких камушка и... Блин! Мне приятно! Я непроизвольно сжала бёдра и дёрнула попой. Получилось, что я потёрлась о его... Ну, короче, потёрлась о ширинку его брюк.

— Вам не слишком неудобно так стоять? — любезно интересуется маньяк, касаясь лицом моих волос.

— Нет, — быстро отвечаю я, — мне вполне нормально.

Ну а что я могла ему ответить? Послать ко всем чертям и ударить по самому чувствительному месту? Да, если бы мы не были заперты в лифте, я бы, безусловно, так и сделала. Но не сейчас. Я решила придерживаться тактики умиротворения. В конце концов, если я жива и невредима до сих пор, может, я смогу выйти сухой из воды.

Тем временем вторая рука Павла, сжимавшая мне талию, опустилась так, что ладонь накрыла развилку моих бёдер. Я никогда не фантазировала о сексе с незнакомцем в лифте, но, похоже, зря я этого не делала. Моей киске такое положение вещей очень даже понравилось, и я окончательно поняла, что меня вся эта ситуация заводит. Я вздохнула и облизала губы. В это мгновение до меня дошло — у него эрекция! Внушительных размеров бугор упёрся как раз между половинками моей попы. Почему-то вспомнился дурацкий анекдот: «Главное качество пениса — это вежливость. Обязан встать при виде дамы, чтоб даме было на что сесть». Да уж, вежливый парень!

И вдруг он опять подал голос:

— Знаете, мне нужно, чтобы вы со мной поговорили.

Блин! Точно извращенец, лапает меня беззастенчиво, возбудил мою девочку до того, что я чувствую, как повлажнели трусики, а теперь ещё я должна развлекать его беседой! Возмущённая таким предложением, не думая, ляпнула:

— Вы предлагаете поведать вам свои эротические фантазии?

— Нууу, — неуверенно протягивает он, — если вам хочется...

Ага, мне хочется! Знал бы ты, ЧЕГО мне действительно хочется! Уж никак не говорить...

Окружающий нас мрак наэлектризован до того, что кажется, сейчас полетят искры. Во всяком случае, я точно сгорю.

— Вам не кажется, что... — шепчу я, — что это несколько... необычное предложение?

— Да бросьте! — по-моему, он улыбается. — Вся наша ситуация необычная. Вам же не хочется оказаться в тесной тёмной кабине лифта с человеком, потерявшим сознание?

У меня нет сил думать. Точнее, я сейчас полностью лишена способности думать. Но надо же что-то отвечать.

— Вы меня просто искушаете, — признаюсь я и мысленно добавляю себе: «Спокойно!»

Стараюсь взять себя в руки.

— Нет, что вы! Нисколько! — возражает он. — Просто я даю вам выбор — либо вы говорите со мной и даёте себя осязать, либо я рухну прямо на вас.

Хм, осязать! Надо же как культурно он называет беззастенчивое лапанье!

— У вас красивые волосы, — мне вдруг делают комплимент, — пышные и такие мягкие... И мне нравится ваш запах...

Маньяк зарывается лицом в мою причёску. Вернее, в её подобие, которое я успела соорудить на пути от квартиры к лифту. Где-то на задворках сознания мелькает мысль, что он тоже бесподобно пахнет. Настоящий запах мужчины — мускусный парфюм и что-то ещё неуловимое, пряное.

У меня подкашиваются ноги. Но Павел не даёт мне упасть.

— Вам плохо? — в его голосе звучит озабоченность.

— Да... то есть нет... Здесь просто душно немного... — оказывается, я ещё не лишилась дара речи, хотя меня уже трясёт от желания.

— Скажите, — продолжает он, — вам никогда не хотелось в реальности удовлетворить свои фантазии?

Оп-ля! Ну и вопросик! Я возмущённо набрала в грудь воздуха и выпалила:

— Нет, не хотелось! Потому что в моих фантазиях нет ничего такого, что я не могла бы воплотить в реальности!

— То есть вы хотите сказать, — его губы касаются моего уха, — что вы никогда не мечтаете о чём-то очень, хм, необычном, выходящим за рамки?

— Я не обязана отвечать на ваш вопрос! — возражаю я дрожащим голосом.

— Да, не обязаны, — соглашается он. — Однако, мне кажется, вы лукавите. У вас есть такие фантазии, но внутренние оковы удерживают вас от того, чтобы попробовать это в реальности. Вы просто трусиха! Сами себя загоняете в состояние фрустрации.

Ну точно психопат! Я читала, что они мнят себя психологами. Но как же мне нравятся его прикосновения!

— Давайте попробуем, — то ли спрашивает, то ли предлагает он.

— Что? — пищу я.

— Попробуем выпустить вашего джинна из бутылки, — может, мне кажется, но, по-моему, он вновь улыбается.

Как жаль, что я не вижу его лица!

— Поверьте, вы не будете разочарованы! — уговаривает он, сжимая мою грудь. — Хотите пари?

— Ппппари?... — выдавливаю я, млея от его прикосновений.

— Да, пари. На желание. Если вам не понравится, то по выходе отсюда я готов исполнить любое ваше желание. Если же вы получите удовольствие и, таким образом, я выиграю, то вы должны будете исполнить моё желание.

Вот оно! Он показал своё истинное лицо! Я зажмурилась! Сейчас он... Я не успела додумать, как он опять заговорил:

— Не смущайтесь! Темнота нам на руку!

— Да, но... — бормочу я, пытаясь собрать остатки воли, — это как-то...

— Послушайте, — маньяк поглаживает моё бедро, — давайте будем откровенны, — в его голосе я улавливаю нетерпение. — Ведь вы же хотите этого! И я хочу! Хочу вас!

Ох, лучше бы он этого не говорил! Если до его признания я ещё как-то сдерживала свои чувства, то сейчас тормоза были отпущены. Я уже не могла оставаться равнодушной к растущему бугру, который давил на мою попу. Мои бёдра непроизвольно дёрнулись, поудобнее устраиваясь на нём. И я сразу ощутила ответное движение в его брюках.

— Чувствуете, — он вжимает свою плоть в мой зад, — ЧТО вы делаете со мной?

— Прекратите! — слабо шиплю я. — Иначе я... я закричу.

— О, угроза?! — он засмеялся. — Послушайте, Настя, вы можете кричать сколько угодно. Но это вам ничего не даст. Я не насильник. Я всего лишь предлагаю добровольное удовольствие, которое вы хотите. Но вы трусиха! Вы боитесь признаться самой себе в своих желаниях. Знаете, мне кажется, что все наши беды в жизни именно потому, что мы боимся воплотить свои желания.

Философ, блин! Все маньяки философы! Чёрт! Но он прав!

Его дыхание обжигало мне шею, мои щёки пылали, а между ног всё уже плавилось. Напряжение в лифте достигло такого накала, что мне показалось странным — как же мы ещё не задымились.

И вдруг его пальцы медленно прошлись по моей руке от запястья к локтю. Я, охваченная шквалом каких-то совершенно новых ощущений, вздрогнув, охнула. У меня перехватило дыхание, а бёдра сжались.

— Вот видите, — хрипло прошептал он, — вы очень страстная девушка! Ваше тело отвечает мне, но ваш разум противится. Отпустите себя, Настя!

Он охватывает губами мочку моего уха и посасывает. И сразу же это отзывается томительными ощущениями в моей киске. А моя голова... Моя голова отключилась. Разум умыл руки и поплыл по течению.

Ещё через мгновение я разрешила Павлу развернуть себя лицом к нему и почувствовала, как он принялся быстро расстёгивать пуговицы моей блузки. Только бы не порвал! Мне же ещё идти на работу! Да, где-то на задворках сознания мелькнула такая мысль.

И вот мои напряжённые сисечки выпущены на волю. Пальцы Павла начинают пощипывать соски. Нет, не так... Сначала подушечки его больших пальцев медленно кружат вокруг заострившихся вершинок, как бы дразня, потом так же по кругу водят по самим соскам. И наконец, он начинает оттягивать их вверх, чуть выкручивая. Это заставляет меня стонать.

Мне мешают мои руки! Я не знаю, куда мне их деть, и впиваюсь в обтянутые рубашкой плечи мужчины. Между тем моя правая нога по собственной воле поднимается и обнимает его бедро. Я выгибаюсь, вжимаясь в его бугор, едва ли не рвущий ширинку. Наконец-то, моя киска чувствует ЕГО! Я бесстыдно вращаю бёдрами, потираюсь и, кажется, издаю довольно громкие звуки.

— Какая ты дикая киска!...  Читать дальше →

Показать комментарии (114)

Последние рассказы автора

наверх