Хозяйка. Часть 1: Чужой

  1. Хозяйка. Часть 1: Чужой
  2. Хозяйка. Часть 2: Хозяин

Страница: 2 из 5

смертью говорил: не оставайся одна, не мучай себя одиночеством. Через год после похорон я впервые взяла квартиранта.

Что и говорить — Калерия Борисовна не бывала одна — в квартире постоянно раздавались звонки от клиентов. Хозяйка с трубкой моталась по квартире, неизменно низким бархатистым голосом убеждая очередную Милочку или Танечку совершить выгодное и дальновидное вложение средств. К тому ж, в ее жизни был Виктор — плотный, лысоватый мужик за сорок. Он был явно моложе Калерии, но как-то удивительно ей подходил. Знакомясь, он по очереди крепко пожал им руки, при этом, словно терминатор, просканировав их цепким взглядом внимательных глаз. Обычно он поджидал ее на кухне, помешивая ложечкой ароматный кофе. Калерия выходила, обтянутая блестящим трикотажем, подчеркивавшим ее значительные рыхлеющие формы, помахивая крошечной сумочкой, благоухая неземными ароматами, цокая блестящими каблучками. Они спускались к машине — Калерия величественно погружалась в салон, и черный «порше» плавно выруливал со двора.

— Представь: этот лысый хрен нашу Калерию ебать повёз, — задумчиво однажды проговорил Юрка, глядя в окно. — Есть ли жизнь на пенсии, нет ли жизни на пенсии — науке неизвестно! Не, но представь, как он трет нашу старушку! — Юрка веселился и куражился. — А она пищит: ах, еще, еще! — А чего — не унимался Юрок, уворачиваясь от Тохиного незлого подзатыльника, — женщина в соку, подключайся, не тупи! Спишь и видишь, небось?

— Да ну тебя! — рассерженно фыркнул Тоха. — Мало тебе твоей пиздоленки? Что несешь? — Лысый, небось, ее употребляет с шампанским, при свечах, на рояле, под музыку Вивальди. — Отшутился он, стараясь отогнать от себя видение, всплывшее перед внутренним взором — видение стонущей, расхристанной дамы с ароматной текущей пиздой. Вздрогнул и помрачнел. Отчего-то всюду жизнь — даже у плюгавенького Юрика есть его вертлявая, страшненькая мочалка Ленка, даже полувековой выдержки хозяйка увлечена личной жизнью. И лишь ему, дураку, однолюбу, в 24 года выпало томиться от тоски по несбыточному в четырех стенах, в которые он запер сам себя. Блин. В клуб, что ли, сходить с получки...

... В клубе было не протолкнуться. Музыка зажигательно лупила по башке, висел дымный смог. Юрок со своей вертлявой Ленкой отжигали на танцполе. Лохматая швабра Ленка была в ударе, изгибалась и дразнилась, и с первого взгляда было ясно, что Юрика ждет сегодня зажигательный секс. Тоха принял пару коктейлей и теперь проталкивался к танцполу. Краем глаза он заметил компанию у барной стойки. Центром ее была худощавая белесая девица с холодными глазами и странной прической, напоминавшей корону. Она возвышалась, словно Снежная Королева, в толпе тусовщиков, на барном стуле, и подсветка светомузыки создавала ореол вокруг ее головы. В ней не было ровным счетом ничего примечательного за исключением пронзительного взгляда да удивительной стати амазонки. Рядом увивался смазливый пацанчик семитского типа. Армянин или еврейчик, — подумал Тоха, не отрывая глаз от Снежной Королевы, притянутый ее странным холодным магнетизмом. И тут кто-то впилился ему в живот. Невысокая, фигуристая, слегка поддатая, молодая деваха с пирсингом в носу и СИСЬКАМИ.

Их взгляды пересеклись. Несколько мгновений она рассматривала его в упор снизу вверх. Потом задумчиво протянула: «Ты откуда?» — «Хороший вопрос! — Усмехнулся Антон. — А ты откуда?» — «Я местная, — уверенно сообщила девица, — меня здесь все знают. И я всех знаю. А тебя так вижу в первый раз! Мда... Ну, пойдем на танцпол. Я Алёна, если что».

— Антон, — представился Тоха. — Очень приятно.

— И мне вроде того, — прищурилась Алена, небрежно виляя бедрами.

Антон нисколько не удивился ее вниманию к себе. Он всегда девчонкам нравился, просто, ему никто был не нужен кроме Оли. А сегодня он вытащил из шкафа свои лучшие джинсы, обтянул подкачанный торс прикольной майкой, даже успел сделать в парикмахерской популярную среди его бывших друзей по району причесочку: очень короткая стрижка с кокетливой редкой челочкой. И теперь он томно прижимал девицу к себе за талию, изображая медляк. Алёна с трудом доставала ему до плеча, и ее упругая грудь упиралась ему куда-то в солнечное сплетение. Она была вполне в его вкусе и чем-то напоминала Олю. Те же темные, живые глаза-вишни, каштановые волосы до плеч. Только его Оленька была выше и стройнее, а у невысокой Алены полная грудь нависала над расплывающейся талией. Она была поддата, чуть развязна, одета в обтягивающее все ее складки и выпуклости безвкусное платье с глубоким рассказы о сексе вырезом и когда нетрезво прижималась к нему в танце, Тохе с трудом удавалось направлять разговор в нужное русло. Все внимание отвлекали нагло торчащие вперед смачные сиськи. Как ни старался он смотреть ей в глаза отработанным тягучим взглядом опытного ловеласа, взгляд упорно соскальзывал ниже, в откровенный вырез. Вот бы сегодня поиметь эту упругую прохладу на своей кушетке! Размечтавшийся член попер вверх, сдав его с потрохами и упершись куда-то в Аленин живот.

— Так, значит, ты местная? — выдал он, стараясь отвлечь внимание от не вовремя заявившейся эрекции.

— Ага. А ты — точно приезжий! — Алёна полускептически сканировала его загадочным взглядом, однако, не без любопытства. Похоже, она вполне ощущала его неловкий стояк, и ее это забавляло.

— Как угадала? — подыграл Антон.

— Да, вот, причесочка твоя подгуляла, — ухмыльнулась Алёна, подняв глаза и внезапно по-хозяйски взъерошив ладонью его тщательно уложенную челочку. — Здесь такое не носят. От слова совсем. Антоха вздрогнул: как давно не касалась его теплая женская рука! К тому же, от этого жеста грудь Алёны приподнялась и вырез оказался перед самым его лицом, словно говоря: «На, понюхай!» От нее шибало сладкими духами с тонкой примесью неизъяснимого аромата женского тела.

Кое-как переведя дух и с трудом соображая, Тоха нежно пропел, пожирая ее взглядом:

— Всё-то ты знаешь, Аленушка! Угадала: приезжий я. Работаю. Квартиру снимаю. Кстати, в профессорском доме, на Ленинском. Хозяйка — бывшая прима Большого Театра. Пока сдает только комнату, но ее вечно дома нет, так что все профессорские хоромы мои.

Он сам не помнил, что нёс, но галантно торчащий член наполнял его речь вдохновением и мудростью.

— Не хочешь посмотреть, как я живу?

Сиськи, о, эти сиськи! Сегодня он будет трахать ее по-всякому на своей кушетке — подсказывало ему чутьё. Он дымился безрассудной страстью. Только бы добиться своего, только не спугнуть. Краем глаза он заметил, что Снежная Королева со своим прихвостнем пристально смотрят на них, перешептываясь, с нескрываемой иронией во взорах. Алена ответила им долгим, тяжелым взглядом и отвернулась.

— Знаешь их? — спросил Антон заинтересованно.

— Да это моя компашка, — спокойно ответила Алена. — Главная там Дрю, прикинь — Адрианой зовут. А я ее ближайшая подруга. У нее папа — хозяин табачной фабрики, и денег куры не клюют. С ней Дэнчик, у него родители тоже какие-то крутые, они с детства дружат. Дэну недавно родаки квартиру подарили двести метров, на скутере можно гонять. Мы там тусуемся, а еще они с Дрю из клубных тусовок не вылезают, таскают за собой кучу народа, Дэн за всех всегда платит.

— Так они с Дрю вместе? — с любопытством спросил Антон, кося глазом в сторону колоритной ехидной парочки.

— Да как тебе сказать? — пожала плечами Алёна. Когда никого поинтереснее нет, то вместе, а иногда и по отдельности. Когда друг с другом. Когда меня трахают. Когда Дэн дерет, а когда и Дрю в постель кладет со скуки. А иногда под кого-нибудь подкладывают ради прикола.

Она сказала это так просто и буднично, что Антоха чуть не поперхнулся и застыл столбиком. Он вытаращился на свою новую знакомую, захлопав глазами. Нет, он, конечно, не мальчик, и в курсе про всякое, но впервые в жизни видел рядом с собой существо, откровенно дышавшее развратом как воздухом.

— И как тебе такая ...  Читать дальше →

Показать комментарии (40)

Последние рассказы автора

наверх