Записки слегка озабоченной. На поводу желаний

  1. Записки слегка озабоченной. Эксперимент
  2. Записки слегка озабоченной. Ева в Эдемском саду
  3. Записки слегка озабоченной. На поводу желаний
  4. Записки слегка озабоченной. Наваждение

Страница: 2 из 6

— Чего это ты делаешь? — возмущается строгий господин. — Кто тебе разрешил сесть? Быстро на четвереньки.

И перешагнув через меня, зажимает мою талию между ног так, что мой голый зад сверкает своей белизной на всю площадку. В голове тревожной мыслью всплывает странная картинка, как сосед напротив, прилепившись в дверному глазку, пускает в этот самый момент слюни, теребя своё растянутое трико под пивным животом. А Лёша, тем временем, будто нарочно издеваясь, долго возится с замком.

Где-то на пятом этаже слышится звук открывающейся двери и чьи-то неспешные шаги. Нервы мои уже не выдерживают. Начинаю ворчать и пытаться вырваться из неудобного положения.

— Ты там скоро? — шепчу, почти негодуя. Кто-то спускается по лестнице и перспектива показать соседям мою голую проказницу, пугает меня всё больше и больше.

К счастью, в самый последний момент, Лёша справляется с ключами и спасительная дверь открывается. Спешно заползаю внутрь, с лёгким пинком от моего хозяина. Адреналин зашкаливает. Всё ещё под впечатлением счастливо закончившегося приключения, стою на четвереньках посреди прихожей. Сама не понимаю в какой такой момент мой пальчик оказался на промежности, но я уже поглаживаю возбуждённые половые губки и добираюсь до заветной горошинки. Дрожь непрерывными волнами бежит по всему телу, с губ срываются нечленораздельные стоны. Мозг почти отключается. Цель лишь одна, поскорее провалиться в манящий омут оргазма.

— Вот же, сучка нетерпеливая! — возмущается Алексей.

Ещё не до конца убитый разум подсказывает мне, как наверное глупо я выгляжу сейчас в глазах любимого, стоя перед ним на корячках, с вздёрнутым задом, да ещё с таким воодушевлением натирающей свою похотливую щёлку. Но мне уже всё равно, не могу остановиться.

Лёша тоже уже на взводе. Расстёгивает ширинку и без лишних церемоний пристраивается ко мне. Моё лоно с радостью встречает долгожданного гостя, отзываясь приятной истомой. Лишь пара толчков и судорога сводит весь живот. Протяжный стон вырывается из меня и я отлетаю в мир радужных грёз.

Но любимый не останавливается, продолжая яростно заколачивать в мои внутренности своего похотливого молотобойца. Толчки становятся всё интенсивнее. Его сильные руки сжимают мои бёдра. Помогая ими глубже насаживать меня на член, он буквально отрывает моё тело от пола, от чего мои коленочки начинают выстукивать ритм по паркету.

Мои охи-вздохи снова превращаются в протяжный стон, в преддверии новых волн наслаждений, которые не заставляют себя долго ждать. И вот, как раз в тот момент, как моё тело начинает биться в экстазе, Алёша хватает меня за ошейник и резким рывком разворачивает к себе. Чувствую, как разгорячённая головка члена касается губ. Не успеваю открыть рот, чтобы впустить его и тот разряжается прямо в лицо брызгами липкой жидкости. Раздосадованный хозяин пениса стонет и придерживая голову рукой за волосы, трётся им о мои щёки, размазывая по ним своё семя. Затем вставляет ещё возбуждённый член мне в глотку. Давлюсь, задыхаюсь, рот тут же забивается слюной вперемешку со спермой.

Моё сознание всё ещё тонет в омуте нахлынувших чувств. Беспомощно барахтаясь в водовороте эмоций, разум с трудом воспринимает признаки реальной жизни. Поэтому Лёшин окрик кажется мне посланием из другого мира. Не сразу смысл слов доходит до меня.

— Ну что замерла? — ворчит он. — Соси давай, шлюшка, вылизывай. Чтобы всё до капли слизала.

Сглотнув накопившуюся слюну, начинаю обсасывать уже слегка опавший член. Стараюсь изо всех сил, с причмокиванием, но мой господин почему-то недоволен. Резким движением отдёргивает мою голову от этой конфетки и вглядываясь в моё лицо, почти с пренебрежением произносит:

— Ну и видок у тебя, как у конченой шлюхи.

Эти слова, а точнее тон с каким они были произнесены, становятся последней каплей в переполненном до краёв сосуде эмоций. Взрываюсь мгновенно, со слезами на глазах и жалкими упрёками.

— Да как ты мог, — кричу на него в перерывах между всхлипываниями, — как ты мог со мной так поступить? Ты что, хотел унизить меня перед всеми соседями. А если бы кто увидел...

— Ева, в это время шансы кого-то встретить ничтожно малы. — отвечает Алёша с нескрываемой ехидной улыбочкой. — Все ещё на работе... Ну, не считая тёти Маши и соседа сверху...

— Да ты... Да я... — от возмущения не могу подобрать слов и в бессильной злобе начинаю колотить своими маленькими кулачками его живот.

Но Алексей лишь смеётся на мои жалкие попытки причинить боль. Наконец ему это надоедает и схватив за запястья, он разводит мои руки в стороны. Беспомощно дёргаюсь, пытаясь освободиться, но он сильней меня. Остаётся только смириться и выть от отчаяния.

— Угомонись, Ева. — говорит любимый. — Ползи лучше в ванную. А то я на твоё лицо без смеха смотреть не могу.

* * * * *

Стоя в душе, немного прихожу в себя. Но закрыв глаза, снова и снова прокручиваю в голове недавние события. Стыд опять накатывает, выступая жаром на щеках. Подставляю лицо под освежающий массаж водных струек. Среди роя мыслей хаотично жужжащих сейчас у меня в голове, вдруг начинает солировать одна, но очень навязчивая и шаловливая. Интересно, как я там смотрелась со стороны, ползая по ступенькам с голой попкой. Несообразительный Лёша, мог бы хоть пару фоток на телефон сделать.

Стоп! Кричит мой разум. Что за развратные мысли? Я же не хроническая эксгибиционистка, чтобы от этого заводиться? Но моё тело видимо имеет своё мнение на этот счёт, отзываясь тянущим спазмом внизу животика. Рука самопроизвольно опускается в поиске его источника. Какое-то время, пытаясь успокоиться, лишь поглаживаю свою гладенько выбритую киску ладошкой, но пальчик сам зарывается в ложбинку. Дыхание становится чаще, сердце в груди колотится сильней, ноги дрожат и подкашиваются. Не в силах больше стоять, опускаюсь на колени. От нахлынувшего возбуждения закусываю нижнюю губу. В голове, в это время, мелькают странные картинки, как будто я снова в подъезде, голая и униженная. А вокруг люди, стоят и смеются, тыкая в меня пальцем. Хочется убежать, но не могу, от стыда онемело всё тело...

* * * * *

Выскакиваю из душа, отбрасывая в сторону полотенце. И обнажённая вбегаю на цыпочках в гостиную. Лёша, развалившись в кресле, мучает пульт от телевизора. Подскакиваю к нему и страстно целую в губы. Сладкие уста любимого отзываются в ответ с не меньшей страстью. Но через мгновение, согнав улыбку с лица, он с серьёзным видом начинает меня отчитывать:

— Так, моя рабыня, почему посмела явиться на глаза своему господину без должного атрибута? Где ошейник, Ева?

Хватаюсь за шею и понимаю, что оставила его в ванной.

— Да ладно, Лёш. Опять играть?

— Ни каких игр, сучка, — старается сделать голос строже, — на сегодня ты моя рабыня и это не обсуждается. А за непослушание придётся наказать.

И без лишних церемоний нагибает меня, положив к себе на колени. Звонкий удар ладошей по попе быстро возвращает меня к игре. Поначалу эти шлепки даже забавляют, но войдя во вкус, Алексей с каждым новым замахом наносит их сильней. И мне уже не до смеха. Повизгивая от этой экзекуции, стараюсь вырваться, дёргая и семеня ножками и виляя попкой, чтобы уклониться от удара. Но это только больше распаляет моего палача.

У меня уже слёзы выступали из глаз, когда шлепки вдруг прекратились. Но господин не спешил отпускать свою рабыню. Дотянувшись до журнального столика, он берёт тюбик и выдавив крем на пальцы, начинает массировать ими мой анус, стараясь забраться поглубже.

— Ваня... — с тревогой произнесла я. Жуткая догадка проскочила у меня в голове. Там в секс-шопе помимо ошейника он хотел купить мне пробочку, но я была против. Неужели он приобрёл её втихаря. Что-то твёрдое упёрлось в заднюю дырочку, подтвердив все мои опасения.

— Нет, Лёша, нет. — встревожилась я, пытаясь повернуть голову и разглядеть, что там сзади происходит. Вид и толщина игрушки в руке любимого меня сильно напугали....

 Читать дальше →
Показать комментарии (16)

Последние рассказы автора

+7.8 (14)
7769
31
10 мая 2015
4
 
наверх