Девочка-лето. Часть 1: Весна до лета

  1. Девочка-лето. Часть 1: Весна до лета
  2. Девочка-лето. Часть 2. Лето, много лета... осень и зима

Страница: 2 из 6

нее знакомых нет, разве что может попросить свою начальницу ходатайствовать за меня, но на уровне секретарш и делопроизводителей вполне может нужную информацию заполучить. В первом приближении это меня устраивает, а далее, для уточнения деталей, я прошу у нее номер телефона, чтоб оперативней обсудить наши действия.

Какой у нее был красивый голос! Звонкий и молодой, нежный и добрый... Я от растерянности два раза поздоровался, несколько раз сделал комплимент ее благосклонности и тембру голоса, она в ответ тоже засмущалась, стала говорить и обо мне в аналогичном ключе, и даже сочла нужным предупредить, что в применении к ней звуковой и визуальный ряд расходятся обычно, и только потом приступили к деловым вопросам.

Дело оказалось для Юли пустяковым, как выяснилось, подобные поручения она для своего начальства выполняет чуть ли не каждый месяц, и буквально через несколько дней она перезванивает мне и говорит, что все готово, можно документы забирать.

— Ой, Юленька, огромное тебе спасибо, ты мне очень помогла! А бумаги у тебя, значит?
— Нет, кто мне их выдаст? Надо же расписаться в получении. Но тебя там ждут в таком-то кабинете, практически в любое рабочее время. Я Кате тебя описала с твоих же слов, мол, придет такой лысый и толстый дядька, но даже если ты шутил, и тебя не опознают, скажешь ей, что это ты DD, и про тебя ей Юля говорила.
— Понятно. Юль, сколько мне ей дать?
— Чего сколько дать?
— Денег сколько дать? Тысячу, полторы, две?
— Да ты с ума сошел!
— Неужели больше?

— Не подводи меня, умоляю! Эта услуга вообще по закону бесплатна, а я когда шоколадку ей приносила, когда и вообще мило улыбалась своими бесстыжими глазами. Если ты ей сейчас деньги дашь, то я потом ее аппетит не смогу закрыть.
— Ну ладно, понятно, она в обиде не останется. Но смотри, я себе на эти цели две тысячи отложил. Будет же справедливо, если мы с тобой эти сэкономленные деньги где-то промотаем?
— Я не знаю, если честно.
— Что тут знать? Есть у тебя в городе любимое кафе? Я тебя туда приглашаю.
— Я слышала, недавно новое хорошее кафе открылось на такой-то улице.
— Вот и отлично, значит туда и поедем.
— Но я до 18 часов работаю каждый день, только в пятницу на час раньше отпускают.
— И что?
— А тебе же надо в рабочее время приехать и уехать в Энск обратно.
— Я приеду в рабочее время, заберу документы. Но не уеду, а останусь. И раз про пятницу сказала, то в пятницу и приеду, чтоб на следующий день обратно не торопиться уезжать.
— Хорошо, DD. Значит, в пятницу, после 17?
— Да, Юля! В пятницу, после 17.

И в ближайшую пятницу, прекрасным майским днем, с благодушным настроением и смутным ожиданием того, что после кафе я приглашу Юлю на квартиру, и возможно, она согласится, а если не согласится, то начало отношениям будет положено, и я смогу пригласить ее в другой раз, я еду в Эмск. За очень короткое время решаю вопрос и с посуточной квартирой, и с госконторой, дарю Кате не шоколадку, а большую коробку конфет, и у меня остается целый час до намеченной встречи с Юлей. Захожу в книжный магазин и покупаю ей в подарок две книги: одну моего любимого автора («Защиту Лужина» Набокова) и одну какого-то современного англичанина или американца, из лонг или шорт-списка Букера, сейчас уже не помню фамилию.

Мы друг друга еще не видели ни воочию, ни на фотографиях. Она знает про меня только мое словесное описание (лысый толстый с большим носом), а я, с ее слов, что голос у нее намного привлекательней внешности. Место встречи назначено на одной из центральных площадей Эмска, где много людей и проезжающего транспорта, но двумя звонками наконец удается понять, кто из нас в каком направлении движется, и мы встречаемся.

Юля оказалась довольно высокой, возможно, на пару сантиметров выше меня ростом, и с крупными чертами лица. Большие глаза с невыщипанными бровями, немаленький нос, скуластое лицо, крупный рот, длинные руки и ноги, одета в блузку свободного покроя и джинсы, через плечо перекинута сумочка. Светло-коричневые короткие волосы, и темно-карие глаза. Не красавица? Но какая у нее была обаятельная улыбка... И звонкий, чистый, чарующий голос...

Встречаемся как давние знакомые, восклицаем почти одновременно: «Привет! Как ты, как дела?», коротко обнимаемся, чмокаю ее в щечку, ощущаю запах привлекательного парфюма, подходим к моей машине и садимся. Вкратце говорю, что с документами все в порядке, еще раз благодарю, вручаю ей пакет с книгами и прошу быть штурманом, показывать дорогу к тому самому новому кафе.

Кафе находится на городской окраине, построено с новорусским размахом, и переполнено. На улице ни одного свободного столика, а в душном зале находится только один свободный, и то скоро выясняется, почему за него никто не сел. В полуметре от него — огромные динамики, и как только музыканты начинают играть очередную песню, децибелы привносят очень большой дискомфорт. Вижу, как радужное настроение Юли при звуках столь большой громкости улетучивается, и она морщится, как от зубной боли.

Подбегает официант, приносит меню и убегает. Подвигаю фолиант к ней, и вынужден кричать, чтоб она услышала:
— Что ты хочешь, выбирай.
— Что? — вижу по губам и артикуляции, что она тоже кричит, но звуки ее голоса заглушены ревом из динамиков.
— Я говорю, что будем заказывать? — перегибаюсь через стол и кричу чуть ли не в ухо.

Она страдальчески открывает первую страницу, но вижу, что никакие строчки и никакие деликатесы ей сейчас не нужны, и никакого удовольствия она не получит от моего приглашения. Ничего не выбирает, а снова поднимает на меня глаза в ожидании.
— Юля, давай уедем в другое место, а? Тут слишком шумно.
— Да, да, я тоже хотела то же самое сказать. Только не обижайся, хорошо? Я же не знала, что тут так будет.

Садимся в машину, и, захлопнув дверцы, некоторое время не опускаем боковые стекла, чтоб тишина вытеснила грохот в ушах. Смотрим друг на друга и смеемся:
— Да, пригласил девушку в кафе, называется...
— Это ужас какой-то! DD, ну извини, я честно не знала, мне на работе говорили, что тут и место хорошее, и готовят вкусно.
— Да я не в претензии, что тут поделаешь.
— Ну поехали тогда в твое любимое, раз с моим «любимым» так вышло.
— Юль, а давай ни в какое кафе не поедем, а купим что надо в магазине, и у меня посидим?

Без малейшего сомнения в голосе, спокойно и безмятежно, Юля отвечает:
— Давай.

Описание раннего ужина (или позднего обеда) я пропущу. Замечу лишь, что Юля ничуть не стесняется, оказавшись наедине с незнакомым дотоле мужчиной, накрывает на стол, раскладывает по тарелкам, старается, чтоб выглядело оформление стола настолько изящно и красиво, насколько это возможно в чужой квартире. С аппетитом ест и пьет (безалкогольные напитки, я для себя тоже не взял ничего горячительного, так как наверняка знал, что надо будет ее еще домой везти), активно ведем беседу на бытовые и интеллектуальные темы.

Затем убирает со стола, приносит две чашки кофе. Я закуриваю сигарету, делаю первый глоток кофе и говорю:
— Все как в утренние, наилучшие часы нашего общения. Кофе, сигарета, и Юля рядом.

Она доброжелательно улыбается:
— Я тоже рада, что мы познакомились и встретились.
— Но чего-то не хватает, не так ли?
— Для заварного кофе тут нет нужных атрибутов. Так что пей растворимый.
— Да нет, я не про кофе.
— А про что?
— Юля рядом, но не на коленях у меня. Непорядок!

Первый раз Юля краснеет и смущается. Потому что первый раз в нашей беседе хоть косвенно, но прозвучала тема интима.
— Ой, ну ты что, это же в шутку мы говорили.
— В каждой шутке есть доля правды. Сядь ко мне поближе.

Юля садится поближе. Я хлопаю ладонью себе по коленке:
— Садись сюда.
— Нет, я не буду!

Но не отсаживается снова подальше. Продолжая курить, глажу одной рукой ее по плечу, потом кладу на колено. Она смущенно улыбается,...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх