Девочка-лето. Часть 1: Весна до лета

  1. Девочка-лето. Часть 1: Весна до лета
  2. Девочка-лето. Часть 2. Лето, много лета... осень и зима

Страница: 3 из 6

и перекладывает мою руку на мое колено. Я снова хлопаю ладонью по коленке:
— Ну садись же, я так давно хотел подержать тебя на коленях, поласкать мою милую девочку!
— Нет, нет, я не могу.
— Смотри, я сейчас докурю, и тебя силой посажу.
— Не сможешь, я тяжелая!

Еще две затяжки, последний глоток кофе из щербатой чашки. Тщательно гашу сигарету, подспудно ожидая каждую секунду, что Юля вдруг скажет «Ну все, побаловались и хватит, я пошла домой». Нет, сидит тихонько как мышка, ладони на коленях, лицо опущено, но как мне кажется, на губах иногда мелькает секундная улыбка.

Резко отталкиваю ногой раскладной журнальный столик, на котором был наш ужин и потом кофе, чтоб был простор для предстоящего маневра. Пол-оборота направо, левой рукой подхватываю под коленки, правой берусь за талию, и не успевает Юля опомниться, как оказывается сидящей на моих коленях.

Оказываться–то оказывается. А толку? Я-то думал, посажу на колени, сразу стану целовать в губы, она поддастся и расслабится. Но она же высокая. Целовать в губы нет никакой возможности, мое лицо на уровне ее шеи. Глажу по волосам, по плечам, целую маленький треугольник открытого тела выше второй застегнутой пуговицы блузки. Юля довольно-таки напряжена, хотя явно меня не отталкивает и не стремится покинуть мои коленки, но... что-то не то, сама ведет себя пассивно, и это меня сбивает хуже, чем если б кричала и сопротивлялась, но я бы видел, что это такая игра, а на самом деле ей хочется ласки и любви.

Аккуратно снимаю ее с себя, сажаю ближе к боковому валику дивана, и сам сажусь вплотную к ней. Юля победно усмехается:
— Ага, устал! Я же говорила, что тяжелая.
— Нет, не в тяжелой дело, я в любом случае намного тяжелей. А вот ты высокая, это точно.
— Причем тут рост?

Я с двух сторон запускаю свои руки ей в волосы, медленно глажу, подвигаю свое лицо поближе, смотрю неотрывно в глаза.
— Потому что на коленках было неудобно, а сейчас в самый раз, — и прижимаюсь губами к ее губам.

Пьянящий запах новой женщины. Бешено бьющееся сердце. То ли мое, то ли ее, в этот момент уже и не понимаю. Чувствую изгибы ее тела, ее промедление с ответом на поцелуй, а затем — вначале робкие, но постепенно смелеющие ответные движения губ и языка. Целуемся в губы, целую в щеки и шею, в лоб и в подбородок. С огромным кайфом чувствую, что она обнимает меня, гладит по голове, затылку, спине. В те редкие секунды, когда она открывает глаза, стараюсь заглянуть в них поглубже, дать понять взглядом, как она мне желанна и дорога, как мне хочется ее, мою нежную и ласковую девочку. И когда мой рот не занят поцелуем, шепчу ей: «Юля, Юленька, сладкая моя, хорошая моя, вкусная моя».

Расстегиваю несколько пуговиц на блузке. Целую верх груди, тискаю чашки лифчика руками. Юля пытается слабо сопротивляться, но я, кажется, уловил тот нюанс, который делает ее податливой. Это поцелуй в губы. Как только я снова прижимаюсь своими губами к ее, дальше руками могу делать почти все, что угодно. Для проверки своей гипотезы, не дорасстегнув блузку и не обнажив еще грудь, начинаю гладить поверх джинсов между ног. Наверняка ощущает, но пока я не расстегиваю металлическую верхнюю пуговицу джинсов, и не прикасаюсь кончиками пальцев к ее животику, она никак этому не препятствует, и только после этого убирает мою руку со своего живота.

— Юленька, пойдем в другую комнату, на кровать? — оторвавшись на секунду от ее губ, шепчу на ушко.
— Нет, не надо.
— Сладкая моя, ты же видишь, как нравишься мне, как я хочу тебя. Давай пойдем, а то я на руках сейчас тебя понесу.
— Я тяжелая, — улыбается.

Все ясно. Встаю, подхватываю под коленки и за спину, Юля обнимает меня за шею, и прижавшись поцелуем друг к другу, шествую с ней на руках в другую комнату, кладу на большую двуспальную кровать.

Снимаю с себя рубашку и брюки, остаюсь в трусах с оттопыренным бугром спереди, улавливаю, как Юля кидает туда мимолетный взгляд и снова отводит глаза. Без сопротивления и даже немного помогая мне, приподнимаясь в нужные моменты, дает снять с себя и блузку, и лифчик. Припадаю в восторге к молочно-белым грудкам примерно полуторно-второго размера с нежно-голубыми прожилками вен, тискаю, целую, сосу. Юля гладит меня по голове, иногда каким-то нажимом вверх дает понять, что ей хочется целоваться в губы, и тогда я перемещаю свое лицо чуть вверх, и целую такое милое личико, имитирую кусание ее губ, захват ее языка в плен и ритмичное просовывание своего в ее рот. Объективно как понимаю, поцелуи ей нравятся и заводят даже больше, чем ласки груди.

Но джинсы остаются неприступным бастионом, Юля даже умудряется застегнуть металлическую верхнюю пуговицу, и сопротивляется моим попыткам стянуть с нее брюки не в шутку, а всерьез. Ну и ладно, не буду пока настаивать, дальше будет видно.

Вдоволь нацеловавшись и натискавшись, поелозив членом через ткань трусов по ее голому животу и закрытому брюками лобку, отрываюсь от ее вкусных губ и сладких сисечек, и просительно-нежно говорю:
— Юленька, полежи немного, никуда не уходи, пожалуйста! Я быстро в душ и обратно!
Конечно же, она не заверяет меня в том, что не собирается применять вариант «динамо», а просто ласково улыбается и первый раз гладит не по голове, а проводит рукой по плечу, мохнатой груди, боку, дойдя до резинки трусов.

Сквозь шум воды в душе и закрытую дверь ванной комнаты напряженно вслушиваюсь в звуки из остальной части квартиры — не встала ли с постели, не одевается ли, не уйдет ли внезапно из-за какого-то необъяснимого порыва моя новая подруга, моя солнечная девочка Юля.

Но все чудесно, когда я возвращаюсь уже без трусов, но с намотанным на бедра полотенцем, она так же лежит в кровати на спине с обнаженным верхом и застегнутыми джинсами, только постель уже нормально застелена, и подушки лежат плотно прижатые друг к другу, но одеяло перекинуто целиком на «мою» сторону.

Отбрасываю полотенце, ложусь рядом. Целую, ласкаю, трусь членом об живот. Еще раз пытаюсь расстегнуть и стянуть с нее джинсы, еще раз упорно не дает этого сделать. Что ж, Жорж Данден, ты сам этого хотел. Стоя на коленках, перемещаюсь ближе к изголовью кровати, и теперь напрягшийся в долгом ожидании ласк мой член покачивается в миллиметрах от ее лица, а я в фоновом режиме продолжаю ласкать рукой сосочки ее груди, цветом нежно-розовых, а ареалом довольно больших, если особенно сравнивать с размером самих женских прелестей.

Не улыбаясь томно, не отнекиваясь притворно, не хихикая смущенно, а спокойно и молчаливо, без понуканий и уговоров, Юля приближает свой ротик к моему члену и тугим колечком губ пропускает в себя на максимальную глубину. Выжидает секунду и начинает делать минет, довольно быстро и ритмично, не меняя практически на всем протяжении ни максимальную глубину погружения, ни тугой обхват губами, ни частоту и амплитуду движений. На локоть одной руки она опирается, будучи в позе полулёжа, почти касаясь щекой взбитой подушки при движениях головы назад, ладонь другой держит на моем бедре. порно рассказы Иногда делает секундный перерыв, видимо сглатывая слюну и давая отдых губам. Смотрит в это время мне в глаза, словно ожидая подтверждения, все ли хорошо получается, всем ли я доволен? В этом не может быть никаких сомнений, я на вершине блаженства, я улыбаюсь проникновенно, я шепчу сбивчивые слова, я тереблю между костяшками пальцев ее соски, и они уже не нежно-розового цвета, а ближе к ало-красному, и податливые изюминки сосков как бы обратным превращением стали твердыми виноградинками.

Юле нравится сосать, и она скорей всего намерена отсосать до конца. Это понятно даже не только по расширяющимся зрачкам глаз во время наших редких встреч взглядами и раздувающимся от страсти ноздрям, но и в неослабном контроле над крепостными воротами — верхней пуговицей джинсов. Как только я в очередной раз пытаюсь расстегнуть ее, она убирает свою руку с моего ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх