Гарри Поттер и эксперимент с ресничкой Наташи Бонуа

  1. Гарри Поттер и эксперимент с ресничкой Наташи Бонуа
  2. Гарри Поттер и эксперимент с волосом Гермионы Грейнджер

Страница: 1 из 7

[От автора: я написал этот рассказ, когда мне было 16 лет. Теперь, спустя столько времени, я хотел было многое переделать, но почувствовал, что атмосфера текста от моего редактирования меняется, и решил опубликовать без изменений. Всем героям рассказа на момент повествования исполнилсь 18 лет]

Зелье обещало такие возможности, что у Поттера голова шла кругом. Он по вечерам подолгу не мог уснуть, постоянно обдумывал свои идеи. Большинство из них, конечно, были связаны с эротикой и сексом, но было и желание просто подшутить над Роном.

И так уж получилось, что первое, что попало ему в руки, была ресничка Наташи Бонуа. Это была на удивление миниатюрная девушка, ниже Гарри, белокурая, с ясными голубыми глазами и тонкими чертами лица. Она приехала вместе с мадам Максим, чтобы участвовать в Турнире Трех Волшебников. У нее было стройное тело с небольшой грудью и маленькой попочкой. Она поражала своей свежестью и несомненной очаровательностью. Человек, впервые встретивший ее в коридорах Хогвартса ни за что бы не поверил, что она уже семикурсница, в этом году, буквально через несколько дней, начинающая взрослую жизнь.

Посмеиваясь про себя, Поттер рассказал Рону по секрету, что он уже неделю встречается со старшекурсницей. Успешно встречается. Но отказался назвать ее имя. Рон долго пытался выведать подробности, но узнал лишь то, что эта старшекурсница назначила Поттеру свидание на сегодняшний вечер на второй смотровой площадке в такой-то башне.

Выбранная Поттером башня была комфортной с застекленными окнами, зеркалами, столиками, креслами, скамьями, оббитыми тканью. И еще там были многочисленные ниши, альковы, в которых легко можно было спрятаться.

Гарри не удивился, когда увидел, что Рон после ужина пошел прямиком в эту башню.

«Ах ты, друг называется! — злорадно подумал крадущийся позади Поттер. — Подглядывать пошел!»

И Рон действительно нырнул за портьеру одного из альковов.

Точно посреди комнаты Гарри еще днем расставил на столике «угощения для возлюбленной» — вазочки с порезанными лимонами, апельсинами и ананасами, графины с соками, коробки с конфетами, крупные шары шоколада с начинкой внутри. Поттер, конечно, знал своего друга как облупленного. Представить, что Рон будет целый час смотреть на груду сладостей и не стащит хотя бы что-то, было просто невозможно.

Конфеты были уложены так, что две из них были сверху. В одну из этих двух конфет Гарри всадил через шприц полную дозу зелья. Если Рон ограничится только одной конфетой, и она окажется «незаряженной» — что ж, значит, все отменится.

Поттер затаился за дверью, подглядывая через узенькую дверную щель за тем, что происходило на площадке. К чести Рона ждать пришлось довольно долго. Лишь минут через пятнадцать Уизли появился из-за портьеры и крадущимся шагом приблизился к столику. Воровато оглянулся, схватил обе конфеты и стремительно скрылся в том же алькове.

Опять потянулись минуты ожидания. Поттер уже начал терять терпение, когда вдруг из-за портьеры на пол выпал какой-то человек. Это бы и Рон, и не Рон. Человек стоял на четвереньках, тяжело дыша, будто борясь с тошнотой. Он дрожал. Его тело стремительно уменьшалось, волосы белели и закручивались в меленькие кудряшки.

Спустя минуту человек в комнате начал подниматься с пола, медленно и тяжело. Упал на скамью, часто дыша. Потом, постепенно приходя в себя, выпрямился. Гарри увидел красивое лицо Наташи, ошарашенное, с широко раскрытыми глазами, и дрожащей губкой.

Девушка, не веря себе, провела рукой по своим волосам. Потом, осознав что-то, положила руку на грудь. Потом схватила другую грудь. Вскочила и провела ладонью себе между ног.

— Наташа Бонуа! — воскликнула Наташа. Тут пришел черед удивляться уже Гарри. Она говорила с сильным французским акцентом. У нее получилось «наташА» с ударением на последнем слоге и что-то среднее между «бонуа» и «бонва». Вот будет умора, если Рон еще и по-французски заговорит! Но заговорила Наташа все-таки по-английски, хотя и с акцентом: — Там былО оборот"ноЕ зельЕ!

Поттер представлял себе, что сейчас происходит с Наташей. Женские гормоны, совершенно незнакомые телу Рона, бьют в каждую клетку.

Постепенно выражение изумления на лице Наташи сменилось любопытством. Она стала поглаживать свою грудь. Поднялась. Прикоснулась к попке. Потом одна из этих рук скользнула по животу вниз. Наташа ощупывала себя. Через выражение изумления на ее лице стало проступать возбуждение.

Девушка задрала мантию, нетерпеливо запустила руку в слишком широкие штаны Рона. Ее лицо раскраснелось, ротик открылся. Она часто дышала. От ее движений штаны сползли и стало видно, как девочка водит ладонью в несуразно сидящих на ней, кажущихся огромными трусах. Почувствовав прохладу воздуха на бедрах, Наташа взглянула себе на живот, грациозно выгнулась, и стащила трусы до колен.

Гарри, посмеиваясь, прицелился волшебной палочкой и произнес заклинание. Спущенные штаны, трусы и носки исчезли с ног Наташи и материализовались, аккуратно сложенные, на скамье в дальнем углу комнаты. «Чтобы не мешало!» — все больше веселясь, подумал Гарри. Девочка, увлеченная растопыриванием пальцами своей щелки, совершенно не заметила исчезновения одежды.

Попытавшись что-то разглядеть стоя, Наташа, наконец, села на скамью и поставила на нее согнутые в коленях ноги. Ее щелка открылась. Поттер подался вперед, силясь ничего не пропустить, но, увы, он был слишком далеко. Зато сама девушка, выгнувшись самым невероятным образом, долго рассматривала устройство своей щелки. Гарри видел, как она водила пальчиками, что-то ощупывая. Иногда она стонала, вздрагивала. Несколько раз болезненно дернулась. Потом попыталась всунуть палец себе во влагалище.

Приставила палец к низу своей щелки... и легко его погрузила внутрь. Гарри, никак этого не ожидавший, замер. Так она не девственница? Наташа не девственница!

Девушка выгнулась от удовольствия и застонала. Она полностью вытащила палец, поднесла его к глазам, понюхала, лизнула. Ее глаза закрылись.

Зрелище было настолько эротичным, что Гарри почувствовал, как задергался его напряженный член в брюках.

Наташа открыла глаза и, недолго думая, вновь погрузила его во влагалище. Замерла так на мгновение, а потом стала снова и снова повторять это движение. Время от времени она издавала стоны, явственно доносившиеся до Поттера.

— Левитацио, — прошептал Гарри и приподнял палочку Рона немного над полом. Легкими покачивающими движениями он пронес ее через всю комнату и положил на сложенную одежду Уизли. Ему не хотелось, чтобы друг вдруг начал экспериментировать с волшебством. Еще повредит себе что-нибудь!

Думая о Роне как о товарище, Поттер не мог одновременно отделаться от переполнявшего его возбуждения. Да, это был Уизли, но глаза видели Наташу, красивую, притягательную девушку! К тому же, полуобнаженную! К тому же, будто специально дразнящую его, играя сама с собой!

Поттер, ощущал, как сильно бьется его сердце, как огнем пылают щеки, как тяжесть разливается по животу, как дергается член. Гарри потянулся ладонью к твердому стержню в штанах, даже сделал несколько поглаживающих движений, чувствуя, как удовольствие простреливает тело, но потом вдруг замер, пораженный новой идеей. Наверное, он не мог больше мыслить ясно, но идея не показалась ему в ту минуту ни чудовищной, ни преступной.

Поттер тихонько спустился на один пролет лестницы. Наложил на себя серию гигиенических заклятий — фактически все, которые помнил. Гм, а, оказывается, приятно быть ухоженным! В буквальном смысле этого слова.

Стараясь производить как можно больше шума, пошел наверх. Отворил дверь со скрипом. Даже подвигал дверью туда-сюда, чтобы скрипело громко и продолжительно. Вошёл внутрь.

Площадка была пуста, Рон испугался его приближения и скрылся в каком-то алькове. Все так же горели, потрескивая, факела. На скамеечке в углу была сложена одежда. Поверх нее виднелась волшебная палочка. В центре комнаты ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх