Гарри Поттер и эксперимент с ресничкой Наташи Бонуа

  1. Гарри Поттер и эксперимент с ресничкой Наташи Бонуа
  2. Гарри Поттер и эксперимент с волосом Гермионы Грейнджер

Страница: 5 из 7

шагов к ближайшей скамье. Осторожно сел на нее. Опустил свой легенький груз на колени. И поцеловал Наташину грудь. Руки девушки тут же обвили его шею. Ее губы нашли его губы, но Гарри почти сразу же скользнул по ее коже вниз, нащупал уже мокрый от его слюны шершавый сосок и лизнул его. Тело девушки выгнулось в его руках. Он взял сосок в рот и легонько пощекотал его языком. Потом сделал несколько сосательных движений. Как он хотел Наташу! Невыносимо! Безоглядно! До боли в сердце! До скрипа зубов!

Поттер лег спиной на скамью. Наташа оказалась на нем. Она лежала, распластавшись, впитывая ощущение тела Гарри под собой. Глаза ее были закрыты. Она тяжело дышала. Ее губы касались его груди. Ее тело слегка раскачивалось на животе Поттера. Его член дергался, повиснув в каком-то полудюйме от широко распахнутой щелки, хищно нацеливаясь своей нетерпеливой головкой в черноту, виднеющуюся за маленьким отверстием влагалища.

Наташа поцеловала шею Гарри. Немного сдвинулась по его телу вверх, отчего верхняя часть ее щелки, плотно прижатая к его животу, скользнула по коже, оставляя ощутимый влажный след. Губы девочки коснулись подбородка Поттера. Еще один небольшое движение всем телом вверх, новые влажный след на коже. Губы парня и девушки дотянулись друг до друга. Они впились друг в друга.

Как Гарри хотелось резко двинуть тазом и вонзиться членом в столь близкую щелку Наташи! Его бедра уже ритмично двигались, легко приподнимаясь и опускаясь. Таз девочки делал то же самое, вжимая щелку в его живот, слегка проскальзывая по коже, оставляя на ней все новые и новые полосочки влаги. Наташа тяжело дышала, все же не прерывая поцелуя. Руки Гарри прижимали ее тонкую спину в себе. Его ладони ощущали тверденькие позвонки, остренькие уголки лопаточек, рельеф ребер. И снова Поттер ощутил сильнейший соблазн — резко сдвинуть это тело вниз и нанизать на член. Или хотя бы подтолкнуть девушку вниз, как-то напомнить о страдающем внизу члене.

Наташа как раз об этом, казалось, и не думала. Будто специально оттягивая момент, когда нужно будет что-то решать, делать какой-то выбор, он сдвинулась по телу Гарри еще выше и стала целовать его лицо — нос, веки, лоб, шрам, уши, губы, подбородок, щеки и опять шрам, и опять губы, и опять уши. При этом Наташа, не скрываясь, громко постанывала. А низ ее живота, надвинувшись на край его реберной дуги, с удовольствием перекатывался через нее.

Гарри приподнял голову, прерывая поток Наташиных поцелуев, и сам поцеловал ее. В грудь. Наташа замерла. А парень впился в ее небольшую грудь. Во рту оказался шершавый сосок, который он стал посасывать, время от времени, выпуская его из плена своих губ и бросаясь целовать манящую упругость плоти вокруг него. Гарри дрожал от нетерпения. Было невыносимо приятно одновременно целовать грудь и держать в руках половинки тугой попочки. Один раз Поттер даже прикоснулся пальцем к бесстыдно выпяченному колечку ануса, но девушка резко дернулась, и Гарри убрал руку.

И тут Наташа, наконец, сделала легкое движение вниз. Ее тельце, покачивавшееся на теле паренька, слегка сместилось, позволяя девушке вновь припасть губами к шее Гарри. Он отчетливо ощутил укус немного сбоку, но легкая боль была сейчас даже приятна.

Девушка замерла на мгновение и осторожно сместилась еще ниже. Слегка покачалась, проверяя, и, убедившись, что член еще не достает до нее, стала целовать грудь Гарри, иногда приподнимаясь, чтобы полизать его соски.

Еще одно легкое движение вниз. Новые легкие покачивания. Поцелуи плеч. Лизание соска.

Новое движение вниз. Гарри почувствовал кончиком члена близкое тепло. Его зубы впились в собственную губу, чтобы хоть как-то сдержаться от резкого удара членом в зовущую щелку.

А Наташа слегка качнулась, и самый кончик члена коснулся ее тела, на несколько миллиметров войдя во влагалище. Она тут же отодвинулась, и член опять повис в пустоте. Девушка слегка приподняла голову, приоткрыла глаза, и посмотрела парню прямо в глаза. И медленно двинулась вниз по его телу, насаживая себя на его напряженный член.

Острое ощущение удовольствия нахлынуло на Гарри, заставив его захрипеть. Его руки судорожно вздрогнули, пальцы, как в конвульсии, царапнули нежную кожу. Он удержался от движения тазом. Он видел, как на мгновение широко распахнулись глаза девушки, как шире открылся ее ротик, как остановилось ее дыхание. Еще мгновение, и ее глаза закрылись.

Небольшое колечко входа во влагалище обхватило кончик его члена. Медленно, натягиваясь на него, словно змея на гораздо большую, чем она сама, жертву, оно стало растягиваться, раздаваться в стороны, уступая давлению твердого стержня. Оно все растягивалось, обволакивая верхушку столь желанного члена. Кожа, покрывающая головку, как бы застряла в какой-то момент в тесном плену входа во влагалище, и член двинулся дальше сам, оголяя головку и впервые непосредственно соприкасаясь с жадными стенками влагалища. Жаркая влажная трубочка девичьего лона, тесная, узкая, набрякшая от прихлынувшей крови, уступала давлению стержня, обхватывала, обволакивала, хватала его.

Наташа медленно, очень медленно сдвигалась, плавно опускаясь на член Гарри.

А твердый широкий цилиндр уже достиг дна и стал давить на него. И малюсенькая узенькая трубочка лона, только что столь бесцеремонно растянутая в диаметре, стала уступать этому давлению, растягиваясь еще и в длину. Девушка все опускалась и опускалась на член, и ее влагалище все растягивалось и растягивалось. И не было этому конца.

Гарри сходил с ума от этого медленного движения Наташи на его члене. Это бесконечное сладостное трение, не прекращающееся ни на секунду, все длящееся и длящееся, наполняло его тело каким-то беспрерывным потоком сумасшедшего, сильнейшего, невероятного удовольствия.

А влагалище все растягивалось и растягивалось. По его стенкам пробегали волны сокращений, будто оно пыталось еще плотнее обхватить этот прекрасный твердый стержень. К Наташиной промежности прижалась мошонка. Край входа во влагалище наткнулся на яички.

Девушка также медленно, наслаждаясь каждым импульсом в своем теле, приподнялась и постепенно села на член. И, наконец, расслабила мышцы ног, поддерживавшие ее тело на весу, опустилась на этот стержень полностью, впуская во влагалище последний миллиметр. По влагалищу побежали волны сокращений. Мышцы промежности обхватили его и с силой сжали, стиснули, будто удавкой, вместе с членом внутри него. Девушка судорожно вздохнула, отчего ее зубы стукнулись о зубы с характерным звуком. Всхлипнула. Часто задышала. Вся напряглась.

В следующую секунду ее тело расслабилось. Удавка на влагалище ослабла. Не торопясь, девушка опять легла на Гарри и сползла по нему вверх, позволяя члену покинуть ее влагалище.

Девушка лежала на Гарри, выгнув вверх спину и прижавшись лбом к его грудине, и тяжело дышала. Волны удовольствия постепенно отступали. Вместе с ними появлялось желание повторить эту изумительную минуту чистейшего, рафинированного наслаждения еще хотя бы раз.

Поттер поглаживал выгнувшуюся спину Наташи. Он был счастлив. Это было какое-то высшее, неизвестное ему до сих пор счастье от осознания того, что он доставляет удовольствие другому человеку.

Девушка, наконец, слегка отдышалась. Почувствовав, что она готова повторить свое движение вниз, Гарри мягко ее спросил:

— Мне, как всегда, кончать в тебя?

На лице Наташи отразился ужас, она дернулась вверх, подальше от члена, открыла глаза и выкрикнула:

— Нет!

Потом немного расслабилась. Ее глаза опять закрылись. Она обмякла на теле Поттера и прошептала:

— Да!

И снова двинулась вниз. Вот ее щелка наткнулась на скользкий от ее же собственной влаги член. Сжавшееся влагалище, еще не успевшее полностью вернуться к своему первоначальному размеру, но все же крошечное по сравнению с размерами члена, вновь стало растягиваться, поддаваться, уступать твердости входящего в него твердокаменного цилиндра.

Новые волны удовольствия ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх