Гарри Поттер и эксперимент с ресничкой Наташи Бонуа

  1. Гарри Поттер и эксперимент с ресничкой Наташи Бонуа
  2. Гарри Поттер и эксперимент с волосом Гермионы Грейнджер

Страница: 2 из 7

стоял столик с закусками.

Гарри, играя огорчение, неторопливо подошел к еде.

— Семь пятниц на неделе, — сказал он громко, покачивая головой. — Опять Наташа перенесла свидание. Ну как я все это сохраню до завтра?

Он сложил фрукты в корзинку, предусмотрительно оставив шоколад и соки на столике. Его взгляд скользнул по скамейке, на которой только что сидела девочка. На красном бархате подбоя отчетливо темнело небольшое мокрое пятно.

— А это что? — спросил Гарри, бросаясь к скамье. Он пригнулся, понюхал пятно и радостно закричал: — Наташа! Ты все-таки пришла! Как хорошо! И, негодница, опять играла с собой, не дожидаясь меня!

Оглянулся.

— А где ты?

В комнате царила все та же тишина. Гарри бросился к ближайшему алькову и отдернул портьеру. Там никого не было.

— Ага, — сказал он. — Я тебя все равно найду!

Он заглянул в следующий альков. И там было пусто. Поттер отвел рукой портьеру следующей ниши. Там стояла Наташа.

— Привет, — сказал Гарри и протянул руки к девушке.

Та испуганно шарахнулась, вжимаясь в стену.

— Это что, какая-то новая игра? — спросил Поттер.

Он рассматривал Наташу, ее красивое лицо, обрамленное густыми белыми кудряшками, голубые глаза, милые нежно-розовые губы. «А она прекрасна!» — подумал Поттер. Впрочем, в том состоянии, в котором он был, ничего другого он и подумать не мог.

— Ну же, иди сюда, — сказал он.

Наташа испуганно дернула головой и осталась стоять на месте. Гарри сделал шаг вперед. Девочка отшатнулась от него.

Главное — не торопиться. Поттер стал медленно говорить, рассказывая Наташе, как она ему нравится, какая она красивая, как с ней интересно, как великолепна она в постели, и как он не может дождаться минуты, когда снова ее увидит. Он старательно варьировал голос, чтобы тот не казался монотонным, говорил множество страстных слов и очень медленно приближался к девочке. Последние свои фразы он сказал ей уже на ушко.

Наташа стояла, замерев, и смотрела в пол. Она была почти на голову ниже Поттера, и Гарри пришлось пригнуться. Он говорил еще чего-то, ожидая, как и предлагал Оргазмус в своем манускрипте, момента, когда она прикроет глаза. И только на четвертой или пятой минуте понял, что увлекся, что Наташины глаза уже давно закрыты. Он прикоснулся к ее руке. Девочка ее не убрала и продолжала стоять. Облизнула губы. Поттер пригнулся и прикоснулся губами к гладкой, как бархат, щечке Наташи.

— Нет, нет, — прошептала она. С ее акцентом у нее получилось что-то вроде «но, но».

Гарри прервал поцелуй и потянул ее за руку. Наташа послушно дала себя вывести из алькова и даже усадить на скамью рядом с Гарри. Но потом вдруг сказала мягким прерывающимся голосом со все тем же французским акцентом:

— Я н"Е БонуА...

— Хорошо, — сказал Поттер. — Будем играть. Кто ты?

— Я Рон, — прошептала она. — Рон УизлИ. Твой д"ру.

— Рон? Ну нет, — покачал головой Гарри. — Ты уже была Роном. В позапрошлый раз. Мне, конечно, очень понравилось, но...

— ЭтО оборот"нОе зельЕ. Я съел... конфетУ с этого стоуА...

— Конфету? — удивился Гарри. — Я не приносил никаких конфет...

Наташа открыла глаза и посмотрела на столик перед собой. В самом центре высилась горка шоколадных конфет, перехваченных бумажной лентой.

— Ну, хорошо, — сказал Поттер. — Я не помню, чтобы я их приносил, но раз принес, пусть будет. Так в конфете было оборотное зелье?

— Да. Ты не по"нимаЕшь, — сказала девочка, поднимая на парня влажный взгляд, и Гарри стал поглаживать ее запястье. — Я Рон. Рон УизлИ. Я пришЕ сюда, увидЕл шоколЯ, съел конфетУ и прев"атилсЯ в БонуА...

— Хорошо, — покладисто согласился Поттер. — А как там оказалось оборотное зелье?

— Это Крауч...

Крауч недавно был разоблачен. Он изображал профессора Муди, используя как раз оборотное зелье...

— Но он в Азкабане...

— Он давно приготовИ эту конфетУ. Для какой-"тО пакостИ. А потом его а"естовалИ, а конфетЫ принесли в общуЮ столовуЮ...

— Хорошо придумано, — восхитился Гарри и, пригнувшись, поцеловал Наташу в щечку. Та никак не отреагировала. — Я хочу в эту игру поиграть. Тебя называть Роном?

— Я и есть «Рон, — слабо прошептала девочка. — Я могу тебе «рассказать то, что могу знать толькО я. Нап"име"р...

— Хорошо, Рон, — сказал Гарри. — Потом...

И припал губами к губам Наташи. Конечно, в этот момент в его голове пульсировала мысль, что он целует Рона, Рона Уизли, но глаза, ладони, все тело говорили совсем другое!

Девушка напряглась, стала его отталкивать, но очень слабо, почти неощутимо. Ее губы были упругими, горячими. А потом Наташа подалась ему навстречу. Ее рука все так же был в руках Поттера.

— «аррИ, это неп"равильнО! — сказала девочка, прервав поцелуй. — Ты что, не понимаЕ, что ты целуЕ не НаташУ?

— А, по-моему, Наташу, — прошептал мальчишка ей на ухо и легонько провел ладонью по ее носу, губкам, подбородку, шейке и прикоснулся на секунду к груди. Прикосновение было столь мимолетным, что он не успел понять, что именно он ощутил под пальцами, но все равно это движение его сильно завело: — Разве у Рона такая гладкая кожа? И эти очаровательные губки? И эта точеная шейка? А столь восхитительная грудь?

— Тебе н"равитсЯ грудь? — неожиданно спросила Наташа.

— Да, Рон, очень.

Гарри опять провел пальцем от ключицы вниз, через правую грудь на живот. Он ощутил упругость плоти, твердый сосок и напряженный животик.

Да, это был Рон. Но какое же красивое тело у него было! Тело умопомрачительной девочки!

Наташа закрыла глаза и облизнула губы.

Поттер пригнулся и снова поцеловал ее. Его рука вернулась на грудь и стала ее поглаживать. Нежно. Наташа вдруг обняла Гарри за плечи. Их губы никак не могли оторваться друг от друга. Постепенно прикосновения парня к груди становились все более настойчивыми, пока он, наконец, не решился несильно сжать ее. Девочка все напряглась и крепче припала к Гарри. Ладонь Поттера ощущала упругую грудь Наташи, небольшую, волнующую. На девочке все еще был традиционный свитер Рона и мантия, что, конечно, не давало сполна ощутить все прелести этого прикосновения.

— Подожди, — выдохнула Наташа.

Гарри остановился, сместил руку чуть выше, на плечо. Девочка тяжело дышала, глаза ее были закрыты. Поттер сидел рядом и ждал. Спустя несколько мгновений дыхание Наташи стало ровнее, и она открыла глаза.

— «аррИ, я «Рон. ПонимаЕшь?

— Ты Рон, — прошептал мальчик ей на ушко. — Рон Уизли. Мой лучший друг.

— Как же ты можЕшь цело"вать меня?

— Мне хочется тебя целовать. Ты, хоть и Рон, но очень красивая.

Они замолчали на мгновение. Гарри легонько прикоснулся губами к губам девочки. Остановился, глядя в ее удивительные голубые глаза, и спросил:

— Еще?

Наташины глаза закрылись, и Поттер стал целовать ее лицо. Он прикасался к ее носу, щекам, ушам, подбородку, вискам, шее и, конечно, губам. И опять шейку сзади, прямо под затылком, и опять губы, и шейку спереди, под подбородком, и подбородок, и губы, и шейку сбоку, под ушком, и ушко, и опять губы.

Тут Наташа вдруг прижала ладонь к голове Поттера тем же жестом, как когда Рон целовал Гермиону, и сильно обхватила губами его губу. Ее язычок коснулся его зубов, скользнул между ними и прижался к языку Гарри. Тут уже Поттер сжал сильнее плечи Наташи и почувствовал, как задрожали его пальцы. Девочка не прекращала своего поцелуя, ее свободная рука опустились на спину парня. Гарри провел ладонью по боку Наташи, достигнув косточки таза, вернулся на живот и оттуда поднялся на грудь.

— Нет, нет, это безумиЕ какоЕ-"тО! — сказала девочка и вскочила. Она сделала шаг вперед и остановилась. Она стояла к Гарри спиной, вздрагивая и тяжело дыша. Ее руки бессильно свисали вдоль туловища.

Поттер поднялся со скамьи и подошел к ней сзади. Положил ладони на ее плечи, чувствуя, как его живот прижимается к ее спине. Ее попочка ...  Читать дальше →

Показать комментарии (3)

Последние рассказы автора

наверх