Фурия. Глава 3

  1. Фурия. Глава 1
  2. Фурия. Глава 2
  3. Фурия. Глава 3
  4. Фурия. Глава 4

Страница: 2 из 4

одну мертвую, лежащую среди этих самых кусков, по всей видимости, одоленную гарнизоном, и две живых, терпеливо ждавших ее — ждавших так, как умеют только пауки, не зная ничего, кроме ласкового трепета дающей им жизнь и пищу паутинки...

Хитрые твари научились интересным трюкам, — легкомысленно подумала охотница, ринувшись назад и с размаху впечатавшись лицом в остроконечную траву. Ноги были стянуты серыми нитями, как-то налепившимися на нее при открытии двери, и едва ли не вывихнуты резким движением.

Зная, что пауки очень не любят активную добычу, девушка принялась шевелиться изо всех сил, вцепившись в траву и ползя вперед, не обращая внимания на струящуюся из порезов на лице и ладонях кровь. Напрягая мускулы, она вырвалась из губительных силков и выскочила из собственных штанов и сапог, отлетев от них на добрый десяток метров.

Прилив сил схлынул, как будто его и не было. В каком-то месте своего потерянного разума охотница понимала, что она не контролирует собственные возможности — но это ничего не меняло. Сражение было неизбежным, и, перекатом добравшись до своего основного оружия, которое отлетело еще дальше от гарнизона, девушка схватилась за рукоять.

Еще раз кувырнувшись, уклоняясь от брошенной сети, Шэдри встала ровно и обернулась к паучихам. Обе тарантулы стояли напротив нее, пытаясь взять в клещи, и совсем не хотели подходить близко. Они ограничились метанием паутины и выжиданием — как и всегда, когда речь шла о загоне одинокой жертвы.

Подвижная и привычная к схваткам охотница успевала уворачиваться и старалась приблизиться к тарантулам... но вскоре поняла бесплодность попыток. Более шустрые твари легко передвигались, диктуя ей направление ее бега... да и толку с приближения, когда она не могла улучить время на замах полутораметровой цепью?

Время работало не на нее. Дыхалка слабела, мышцы уставали, а проклятые пауки продолжали атаковать, как будто за их пушистыми задницами стояла целая паутинная фабрика. Единственная светлая мысль, пришедшая в голову Шэдри — метнуть свое оружие, что она и проделала, кое-как покрутившись во время бесконечного галопирования в разные стороны одновременно, набрав кинетическую энергию, и цепь змеей взрезала воздушный слой между ней и многоногой образиной.

После того, как оружие бесславно пало на землю, по дуге оттянутое на паутине другой тарантулой, охотница поняла: здесь больше ловить нечего. Но и побег не удался: пауки сразу ускорились, когда противница начала убегать, поднатужились и накрыли ее особо широкой сетью.

Надо закопаться. Стать невидимой. Раствориться. Исчезнуть. Убежать... нет, не бежать!!! Исчезнуть. Они едят только живое, а я не здесь, а меня нет...

Резко успокоившаяся героиня притворилась мертвой и терпела, пока гигантские арахниды заворачивали ее в кокон. Снизу его, тем не менее, не закрывали, ограничившись стреноживанием шустрой добычи. Девушка лишь морщилась, когда невесомые, но на диво клейкие нити липли к ее порезам.

Это такая защита. Броня. Большая танковая штука, чтобы обманывать мертвых живыми... и наоборот написано для sexytales.org . Где-то в глубине души...

Как королеву, Фурию внесла на головогруди в избу большая по размерам тарантула. С минуту повозившись, она хитрым образом закрепила ношу среди потолочных нитей, вплетя ее в сеть. Вот чего Шэдри никак не ожидала — что зловредная тварь рывком разведет ей ноги и примется тыкать чем-то влажным в промежность. Девушка затрепыхалась, пытаясь отбиться ногами, однако добилась ровным счетом никакого улучшения. Тем временем влажное нечто нашло щелку беловолосой воительницы и двинулось внутрь.

Это струя воды... живительная, дарующая жизнь. Я вижу ее шепот и переливы внутри... если прислушаться, то можно разобрать ее голос, и я буду, буду, буду слушать внимательно...

Добыча пауков расслабилась, отдаваясь этой странной ласке, и даже возбудилась. Влажная склизкая тончайшая (если она вообще была из плоти) штуковина продвигалась все глубже в нее, давая кра-а-айне интересные и яркие впечатления.

Добро пожаловать в органы! Разрешите отдать вам честь?

Фурия не удержалась и глупо хихикнула, набухающими губками чувствуя сладкое скольжение прохладного, но не холодного манипулятора. Инстинктивно, по вечной женской привычке она разводила ноги пошире, пусть и не нуждалась в этом на самом деле. Внезапно девушка почувствовала, как в нее ворвалось нечто огромное. Вся жизнь сконцентрировалась на одной точке, сердце, легкие, органы чувств — ничто не имело значения, лишь захлестнувшиеся в ужасе, не смеющие шевелиться мускулы и разверзшаяся дыра между ног.

Если когда-то Шэдри и чувствовала себя человеком — она это забыла. Если что-то в ней выдавало интеллект — оно ушло. Сейчас она была только самкой, и маленькая зажившаяся душа решила, что так и должно быть. Как легко перевернуть мир женщине, сделав с ней то, что никто раньше не делал!

Доли секунды прошли, и это, наконец, внедрилось в ее тело, вталкиваемое внутрь мощным движением чуждых сил. За доли секунды ей удалось вспомнить, что она снова человек. Влагалище схлопнулось, жадно чавкнув, но та штука, что сделала с ней такое — была внутри, инородная, желанная и ненужная, лишившая ее воли и превратившая в животное... Но сейчас — она расправила мышцы, сведенные спазмом боли, и позволила себе закричать.

Ведь такая паутина смертельно ядовита. Никогда, никогда пауки не откладывали яйца в еще живого человека... и никто не выбирался из этого кокона живым... никогда... меня не предупреждали...

Сведя колени — как будто это могло остановить монстров — девушка визжала уже не сколько от боли, а от страха — ведь водянистое, жидкое, склизкое щупальце второй тарантулы, совсем уже не казавшееся желанным, вошло в ее попку. Невзирая на сопротивление. Судорожно стиснутые ягодицы были легко раздвинуты мощными лапами, и зажавшееся в позе эмбриона тело было пронизано новым ударом. Объемная штуковина легко преодолела сфинктер, мгновенно растянувшийся до жутких размеров и так же быстро сжавшийся.

Новый крик. Непривычная тяжесть внутри пока что ни в какое сравнение не шла с жутковатым процессом оплодотворения, и мозг не мог отвлекаться от страданий. Третье по счету яйцо опять пробуравило анальное колечко, вызвав очередной спазм и следующий вопль.

Арахниды терпеливо переждали судорожные движения и крики необычной жертвы. Затем они вместе выдернули яйцеклады из дырочек Шэдри, и два сгустка смазок тяжело шлепнулись на деревянный пол. Все еще действующая на инстинктах, охотница сжала промежность, удерживая в себе новую жизнь. Наконец, ее охватила ярость.

Высокая наука ненависти постепенно ускользала от девушки. Все реже и реже она испытывала эмоции, все глубже и глубже прятала их остатки в себе... возможно, поэтому и нечеловеческая сила от нее уходила. Но не в этот раз.

Кокон раздался, подчиняясь воле Фурии, и тела попадали из-под потолка, когда она призвала всю паутину к себе. Паучихи не растерялись — таким существам вообще неведомы сомнения — и атаковали девушку передними конечностями. Два резких удара ногами — и пауки лежат на стенах, опутанные собственной сетью, и не знают, как им быть дальше. Резкие движения эхом отозвались между ног: наемница согнулась пополам, сжимая коленки и всеми мышцами пытаясь удержать «детей». Переждав приступ, она решила двигаться медленно и аккуратно: нашла запас огнедерева, подожгла и спокойно вышла из двери, оставив ее открытой. Обе тарантулы задохнутся куда раньше, чем огонь освободит их от паутины... да если и освободит, что с того? Наглотавшаяся угарного газа, опаленная и обожженная тварь вряд ли станет догонять охотницу — и вряд ли сможет оказать ей достойную конкуренцию. Зато все яйца сгорят...

Не все... я несу домой добычу, необычную! Такой у меня еще не было. Правда, не домой. Но несу. И донесу, что бы ...  Читать дальше →

Показать комментарии (7)

Последние рассказы автора

наверх