Северные леса. Часть 2

  1. Северные леса. Часть 1
  2. Северные леса. Часть 2

Страница: 2 из 5

«Кайса... Кааайсааа» — она вскрикнула и вскочила. Этот могильный шепот все еще отдавался в ушах. Арти тоже проснулся от её крика и теперь обнимал её, испуганную, дрожащую.

 — Что с тобой? — она тихо всхлипнула. Шепот ей слышался в шуме дождя и шорохах ночи...

 — Сон... Наверное сон страшный... — он начал нежно целовать и баюкать её.

 — Я же здесь. Я никого не пущу, даже сны. Спи. — его теплые лапы и нежные поцелуи успокоили её, она уснула.

 — Сто храмовников, вы сказали?

 — Да, именно так.

 — Да ведь у нас весь гарнизон всего сто двадцать человек! И сто — вы собираетесь забрать для поиска простой ведьмы?

 — Не для поиска — для ловли. И она не простая ведьма.

 — Святой отец, вы ошибаетесь.

 — Это ты сказал. — ледяной холод пробрал спорившего. Теодитор стоял спиной к настоятелю, Поэтому тот и не видел греховного возбуждения. А ведь он пытался усмирить свою плоть — многодневным постом и молитвами, и обливаниями ледяной водой. Но — сама мысль, что ведьма («Кайса»!) скоро окажется в его власти — заставляла его плоть греховно восставать. Он запахнул рясу поплотнее, пытаясь усилием воли подавить возбуждение и обернулся к настоятелю монастыря. Тот с готовностью улыбнулся.

 — Мы ведь и сами вчера поймали ведьму. Допрос с пристрастием к ней пока не применялся, неугодно ли взглянуть?

 — Угодно. — они спустились в подземелье, настоятель впустил Теодитора в одну из камер, там на полу корчилась испуганная девушка в разорванной одежде.

 — Оставьте нас.

 — Как будет угодно. — Дверь лязгнула за его спиной. Девица встала на колени.

 — Святой отец, я не ведьма! Я... Я люблю Бога, люблю, вот, видите? — она принялась истово креститься, громко шепча молитвы.

 — Не оскверняй имени Господа нашего своими устами! — он толкнул её сапогом, она неловко повалилась на бок, при этом рваное платье задралось, обнажая округлые бедра. Какое-то время они молча смотрели друг другу в глаза. Потом он опустился на колени, резко развел ноги девушки, распахнул рясу и втолкнул свой напряженный орган в её влагалище. Оно было сухим, как будто он проталкивался в локтевой или коленный изгиб. Девица закричала и заплакала, но он все же прорвался и задвигался в ней, не обращая внимания на её вопли. Возбуждение нарастало, но разрядка не удавалась. Он взглянул на её розовое сжатое колечко ануса, приостановился. Потом вынул член и с силой вдавил его в анус. Она закричала и попыталась уползти от этого огромного ствола, безжалостно разрывающего ей внутренности.
Он продолжал содомировать её, равнодушно глядя в стену. На её месте он представил себе другую — с золотистыми волосами, белоснежной кожей и глазами цвета зимнего льда. Когда она будет здесь — он сделает с ней то же самое! Он не отправит её на казнь, пока не познает каждый сантиметр этого прекрасного тела. Она взойдет на костер, наполненная его семенем и с привкусом его плоти на губах!

 — Да! Даааа!!! — с громким криком Теодитор разрядился, вынул член, вытер его длинными волосами изнасилованной девушки и даже не взглянув на неё, вышел.

За дверью стоял настоятель. По масляно блестящим глазкам было понятно, что он подсматривал. Теодитору было все равно.

 — Ну что вы скажете, святой отец?

 — В ней нет ни капли ведьмовского. Это обычная шлюха. Но — в назидание! — Теодитор повернулся спиной и направился к выходу.

 — Да. В назидание! — за его спиной опять лязгнула дверь камеры, раздался громкий плач.

Едва начало светать, Кайса проснулась и стала собираться в город.

 — Туда идти часа три. Там мне надо найти корабль, и прикупить кое-каких припасов... И обратно — ну, часа четыре. Я к вечеру буду здесь. — Арти заметил круги под её глазами и понял, что после того кошмара она почти не спала. Он привлек девушку к себе и поцеловал.

 — Милая, может ну его, этот порт? Он же не единственный на этой реке, найдем другой. Не ходи туда, а?

 — Не единственный. Но ближайший. — Кайса прижалась к нему. — Мне нужно идти туда, я чувствую.

Волк нежно поцеловал девушку, потом она махнула рукой и скрылась в рассветном тумане. Арти постоял, глядя, как тает её фигурка. Потом забрался под ветви приют-ели. Без Кайсы убежище выглядело таким покинутым и одиноким... *Но, нечего засиживаться! После такой прогулки она придет голодная, как... Как волк! * — Он улыбнулся сам себе, собрал оружие и отправился на охоту.

Когда девушка уже вошла в город, в келью Теодитора постучал настоятель монастыря. Тот молча сидел в резном кресле.

 — Святой отец, я решил помочь вам. Я отпускаю под ваше начало сто храмовников.

 — И предупредите стражу на воротах.

 — Но кого мы ищем? Как она выглядит?

 — Высокая, красивая. Светлые волосы и глаза.

 — Ну, по этим приметам можно полгорода переловить!

 — Одета в охотничий костюм, вооружена. С ней будет животное — волк, или собака, поразительно похожая на волка.

 — Вот это уже точнее. Я немедленно распоряжусь. Может, еще и порт оцепить?

 — Да. И порт. Вы меня прекрасно понимаете, святой отец.

Вскоре пришел командир храмовников и доложил, что все готовы. Отряд отправился прочесывать улицы. Теодитор чуял ведьму — она уже в городе. Ворота закрыты и порт оцеплен — ловушка захлопнулась, ей не уйти. При одной мысли о том, что произойдет сегодня вечером у него зазвенело в ушах от возбуждения, но он взял себя в руки, направив волю на поиск.

Кайса проталкивалась по площади, запруженной радостной толпой — открылась ярмарка! Она с любопытством разглядывала яркие товары — посуду, ткани. Но ей было нужно совсем не это и она направилась к продуктовым рядам. Дорогу ей преградила девушка с полной тележкой яблок и начала предлагать попробовать со смехом и шутками. Кайса, так же смеясь, уже хотела купить яблоко, как вдруг всей кожей ощутила тяжелый ненавидящий взгляд. Она обернулась. С противоположной стороны на площадь выходил отряд храмовников, а впереди них — фигура в рясе. Человек поднял голову — и хоть их разделяла площадь, посмотрел Кайсе прямо в глаза. Усмехнулся и указал на неё пальцем. Она снова услышала шепот: «Кайсаааа...» — и содрогнулась от ужаса. Не глядя она сунула торговке золотую монету и сильным рывком опрокинула тележку. Яблоки покатились, люди начали запинаться, падать, началась неразбериха. А Кайса уже влетела в ближайший переулок, отчаянно надеясь, что с ним нет лучников или что они не станут стрелять в такой толпе. Рыцари бежали следом.
Девушка вбежала в безлюдный переулок и начала дергать двери домов. Одна, вторая... Заперто!

 — Девушка, сюда! — приоткрылась дверь и Кайсу затянули внутрь. Она захлопнула за собой дверь и прильнула к ней — пытаясь отдышаться и произнести заклинание отвода глаз. Получилось! Храмовники протопали мимо и свернули за угол. Потом Кайса обернулась к спасителю. Перед ней стояла девочка лет десяти, одетая бедно, но очень пестро. На площади были бродячие артисты, должно быть она одна из них. Малышка приложила палец к губам и повела Кайсу по извилистым коридорам дома. Выбрались они из окна на узенькой бедной улочке. Девчушка бодро затопала босыми ногами вниз по улице.

 — Постой, кто ты? Мне бы в порт надо, покажи дорогу и я пойду, хорошо?

 — Порт оцеплен. А мы идем к Кирпату-рыбаку. — Кайса поняла, что оцеплен не только порт, и что малышка хочет помочь ей выбраться из города.

 — Как тебя зовут, маленькая провидица?

 — Я Элси. Мы пришли. — улыбнулась ...  Читать дальше →

Показать комментарии (8)

Последние рассказы автора

наверх