Рим — кровавый и развратный. Глава 7

  1. Рим — кровавый и развратный. Глава 1
  2. Рим — кровавый и развратный. Глава 2
  3. Рим — кровавый и развратный. Глава 3
  4. Рим — кровавый и развратный. Глава 4
  5. Рим — кровавый и развратный. Глава 5
  6. Рим — кровавый и развратный. Глава 6
  7. Рим — кровавый и развратный. Глава 7
  8. Рим — кровавый и развратный. Глава 8

Страница: 2 из 4

волнение?

 — Очень... Очень сильно, госпожа.

 — Да, я вижу. Ну ты давай, убери повязку, чтобы я могла видеть лучше, да и тебе чтобы она не мешала.

Юлия подошла к Элатию вплотную. Губы полуоткрыты, в глазах женщины пляшут искры похоти. Через мгновение набедренная повязка упала на пол. Рука римлянки жадно ухватила восставший, упруго-твердый и горячий член гладиатора.

 — Твоё волнение нужно унять, — прошептала римлянка жарко. — Да и моё тоже. Так что... Я всё равно собиралась посылать за тобой.

 — А твои новые черные рабы, госпожа? — осмелился спросить Элатий.

 — Ты что ревнуешь? — Юлия пристально посмотрела ему в глаза и тут же звонко рассмеялась. — О да! Ты ревнуешь! Раб ревнует свою госпожу к другим рабам! Как забавно! Как волнительно!

Самнит не ответил, лишь потупил взор. Хозяйка была, в общем-то права. Он ревновал. Не то чтобы очень сильно. Но всё же... В последнее время она так увлеклась приобретенными неграми, что гладиатор начал подумывать: не позабыла ли его Юлия совсем.

 — Тебе не следует переживать, — пальцы римлянки посильнее, со страстью сжали его член. — Он поменьше, чем у черных, но достаточно велик, чтобы и дальше делать меня счастливой. А от чрезмерно огромных фаллосов, я просто устала. Да и побаливает везде после них. Так что успокойся, я всё также люблю тебя. Отринь свою ревность. Я же не ревную тебя к Сильвии... Хотя нет, немножко ревную. Но ревность нужно обуздать. Она плохой союзник, особенно в достижении каких-либо важных целей. Ну да ладно, что-то я разговорилась. Идём на ложе, а то, я вся уже теку. Чувствуешь?

Она нашла его руку и сунула её между своих ляжек. Пальцы Элатия проникли между упругих валиков picse, погрузились в горячую мокроту.

 — Разденься, сними всё, — прошептала госпожа.

Он исполнил и предстал перед ней в полной наготе. Юлия прижалась к нему. Их губы слились в долгом поцелуе. Ладони Элатия легли на ягодицы римлянки, а затем принялись блуждать по всему её телу. Самнит зарывался лицом в волны её черных душистых волос, целовал нежную шейку госпожи, с наслаждением вдыхал запах её кожи. Потом, наклонив голову, он принялся осыпать поцелуями груди молодой женщины и тискать их руками.

 — Соскучился... , — тихо рассмеявшись, прошептала молодая женщина. — Ну давай, давай. Я вся твоя.

Язык его жарко прошёлся по соскам Юлии, заставляя их твердеть ещё более того, чем они были тверды. Затем, был её мягкий живот с небольшой послеродовой складочкой, нисколько не портящей, а напротив, делавшей молодую женщину только привлекательнее. Присев на корточки, самнит припал ртом к выпуклому лобку госпожи — гладкому, идеально выбритому до последнего волоска. Юлия тихо стонала, вцепившись пальцами рук в волосы Элатия. Ноги она раздвинула чуть в стороны. Язык раба скользнул между набрякшими влажными складками её picse, проник во влагалище, где было горячо и мокро, где его ждали с нетерпением. Но Элатий не торопился. Что и говорить, он действительно соскучился по госпоже. Прошло, уже две недели с их последнего соединения. И теперь, он хотел насладиться Юлией в полной мере.

Лицо Элатия стало мокрым от влагалищного сока хозяйки, но он продолжал с упоением вылизывать все складочки её picse, сладко зудящий клитор, крохотную дырочку для оправления малой нужды. Юлия охала, вскрикивала, возбужденная до предела, похотливо двигала бедрами. Но вот, она взъерошила его волосы руками и воскликнула:

 — Элатий, стой! Остановись!

Он замер в удивлении, не поняв, отчего хозяйка остановила его.

 — Встань! Поднимись же!

Самнит поднялся.

 — Госпожа...

 — Моя очередь! — воскликнула она. — Я тоже, хочу насладиться тобою!

И она принялась ласкать его губами и языком: плечи, соски груди, живот. Потом велела повернуться спиной и присев на колени начала осыпать поцелуями его крепкие ягодицы. Грубое закаленное тело Элатия было мало чувствительно к этим поцелуям и вылизываниям, но в общем целом ему было приятно и ему конечно бы хотелось, чтобы Юлия, наконец, занялась его изнывающим от возбуждения членом.

 — Наклонись! — вдруг приказала хозяйка.

Он выполнил, ощутил, как вихрь горячих поцелуев прошёлся по его заду. Потом рука Юлии проникла между ног и ухватив член потянула на себя.

 — Ещё наклонись! Ниже! И ноги расставь. Да... вот так.

Элатию стало неловко и даже стыдно, когда он представил, как если бы его — героя арены кто-то увидел в такой весьма комичной позе и какой при этом поднялся бы, наверное хохот. Но Юлия, совершенно обалдев от похоти, желала ласкать его именно так. Она вытянула на себя член гладиатора ещё сильнее, так что его яйца прижались к его же промежности и, упираясь лицом ему в ягодицы, принялась сосать фаллос, глубоко вбирая его в рот. Член упорно хотел вернуться в прежнее состояние, чтобы торчать под привычным углом, но настойчивый рот римлянки не позволял это сделать. Самнит подозревал, что это черные рабы научили госпожу таким фокусам. Ну что ж, так-то в общем было приятно, хоть и необычно.

Отсосав пенис гладиатора, как следует, вылизав его яйца, Юлия разрешила Элатию выпрямится.

 — Ну как, понравилось тебе? — отдышавшись спросила она. Губы её и подбородок были мокры от слюны, глаза восторженно блестели.

 — Да госпожа, — ответил он и хотел было добавить, что «вот только выглядел я, наверное глупо», но воздержался от окончания фразы. Чего доброго, ещё обидится. Женская натура тонка, ранима и не предсказуема.

 — Иди ко мне, — позвала Юлия, забираясь на ложе.

Он последовал за ней. Член его вожделел, вздутые, ждущие разрядки яйца тяжело покачивались. Римлянка порывисто притянула гладиатора к себе.

 — Давай, войди в меня, — жарко зашептала она. — О, мой Элатий...

Торопясь, охваченный возбуждением, самнит лег на госпожу. Она раздвинула ноги широко в стороны и нащупав член мужчины, направила его туда, где скопилось сладостно-мучительное томление.

Проникновение было глубоким и сильным. Юлия издала хриплый нечленораздельный возглас. Внутри её влагалища было столько сока, что при вхождении члена, он вытекал, просачивался наружу. Когда Элатий начал двигаться пенис его мгновенно до самых яиц покрылся липкой пеной, а помещение огласилось непристойным чавканьем.

И он и она, были уже на пределе. Приникая в вагину госпожи, гладиатор, был готов излиться. Но он отчаянными усилиями сдерживался, желая, чтобы первой кончила Юлия. Вот, наконец, она хрипло с усилием задышала, зажмурилась и забила пятками по ложу. Бедра её задергались в коротких, но сильных спазмах. А потом, нахлынувший оргазм заставил хозяйку пронзительно кричать. Самнит, более не мог сдерживаться. Он торопливо вытащил член и рывком придвинувшись вперед, нависнув над Юлией начал выплескивать сперму ей на лицо. Как всегда семени у него было много. Густой липкий нектар залил всё лицо молодой римлянки, немало его попало и в открытый рот госпожи. Издавая стоны и бессвязные возгласы с нотками восторга, Юлия обтирала член любовника о своё лицо, шлепала им по своим губам и щекам.

 — Ты такой вкусный! — прорычала она. — Дай мне всё что у тебя есть. Всё без остатка!

Юлия покатала губами его расслабившиеся яйца, ладонями поглаживала мокрые от пота ягодицы.

 — Устал?

 — Совсем немного, госпожа. Скоро я буду снова готов.

 — Да, мне бы этого хотелось, — рассмеялась Юлия. — Во мне ещё много огня и ты должен его затушить. Выпей вина, съешь чего-нибудь. Там на столе всё найдёшь.

Элатий поднялся. Его слегка шатало, в ушах стоял легкий звон. Тело гладиатора, блестя от пота, казалось полностью отлитым из золота. Пока он шёл к столу, Юлия любовалась им. Подкрепить силы оказалось не лишним. Элатий выпил вина, съел несколько жареных кусочков мяса куропатки и сгрыз яблоко. Госпожа тем временем размазала его сперму равномерно по всему лицу ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх