Рим — кровавый и развратный. Глава 7

  1. Рим — кровавый и развратный. Глава 1
  2. Рим — кровавый и развратный. Глава 2
  3. Рим — кровавый и развратный. Глава 3
  4. Рим — кровавый и развратный. Глава 4
  5. Рим — кровавый и развратный. Глава 5
  6. Рим — кровавый и развратный. Глава 6
  7. Рим — кровавый и развратный. Глава 7
  8. Рим — кровавый и развратный. Глава 8

Страница: 3 из 4

и телу, отчего в свете факелов кожа её глянцево заблестела.

 — Ну, ты готов? — спросила она через несколько минут.

 — Готов, госпожа.

 — Иди сюда, — засмеялась она, — я проверю твою готовность.

Он приблизился к ложу. Член самнита был налит силой и демонстрировал полную решимость продолжить своё дело.

 — Ложись, — приказала Юлия.

Он удобно расположился на спине и вытянул ноги. Молодая римлянка подползла к нему справа и наклонившись втянула губами головку пениса в рот. Языком, она ощутила привкус его спермы, оставшейся на члене. Юлия, принялась отсасывать, глубоко вбирая фаллос, так что иногда, он даже проскальзывал ей в горло. Руками, римлянка ласкала яйца гладиатора, которые по мере нарастания возбуждения становились всё более тугими и плотными.

Их любовные утехи продолжались до глубокой ночи. Юлия попрыгала верхом на члене Элатия, потом, он овладел ею сзади, придерживая руками за бедра и ягодицы. Мокрые разгоряченные тела бились друг о друга громкими шлепками. В этой позе Юлия испытала столь мощный оргазм, что из вагины её брызнуло сильной струей. (Специально для sexytales.orgсекситейлз.орг) И под конец, совершенно вымотанные, они опять соединились в позе, когда гладиатор сношался с госпожой, лежа на ней сверху. Он довёл её до оргазма и не сдерживаясь более, кончил сам. Застонав, хрипло вскрикнув, самнит начал опорожнять яйца во влагалище Юлии. Она кричала от наслаждения, закатив глаза, дергая ногами и вцепившись ему в ягодицы ногтями. Но кровоточащие ранки, оставленные ею, были ничем по сравнению с полученным блаженством. Юлия, вся дрожа от восторга и наслаждении ощущала, как бьет его горячая сперма, наполняя её лоно.

* * *

Когда гладиатор ушёл, Юлия набросила на себя легкую тунику и велела одной из рабынь принести ей чистые пергаментные свитки и письменные принадлежности. Когда всё было доставлено, жена ланисты уселась за небольшой столик и при свете масляной лампы начала сочинять письма. Первое из них было такого содержания:

Госпожа, спешу сообщить тебе, что мне стало известно время, когда супруга ланисты Ветувия Кальпурния ожидает твою сестру. Завтра за два часа до полуночи. Я готов выполнить все, что ты мне велела. Всё будет сделано и ты останешься довольна.

Пунна.

Написав, Юлия призадумалась. С этим посланием был связан самый большой риск. Она не знала, умеет ли финикиец читать и писать. А вот Сабине это, наверняка хорошо известно. Но с другой стороны, Пунна по словам Элатия выполняет поручения господ в разных частях города. Скорее всего, он всё-таки обучен грамоте и поэтому сообщение, пришедшее якобы от него, не должно вызвать у Сабины подозрений.

Следующее письмо Юлия адресовала непосредственно Сильвии.

Моя дорогая Сильвия, муж, как я и говорила отбыл на несколько дней в Неаполь. Всё что мы с тобой обсуждали и о чём договаривались, остаётся в силе. Завтра за час до полуночи я жду тебя.

Юлия

Свернув письма и упаковав их в кожаные футляры, жена ланисты вызвала двух рабов и вручив им послания, велела отнести их и передать: одно в дом легата Мария Флакка, но непосредственно в руки его супруги Сильвии, другое в дом легата Квинта Лентула и там вручить его жене Сабине.

* * *

Над Римом сгущались вечерние сумерки. Закрывались торговые лавки и рынки. Вдали были слышен лай собак и переклички ночных стражников-вигилариев, работа которых уже началась. По улице двигались три фигуры, закутанные в долгополые плащи, подбитые мехом. Капюшоны были наброшены на головы и снизу стянуты завязками. Ночь выдалась холодная и ветряная. Скопление туч на тёмном небосводе грозило скорым и сильным дождём.

Вот, троица остановилась перед входом в дом ланисты Ветувия Кальпурния.

 — Это здесь госпожа, — тихо произнесла одна из женщин, ослабляя завязки и откидывая капюшон. Это была молодая нубийка с коротко стриженными курчавыми волосами.

Сабина кивнула.

 — Хорошо, Сидда. Ступай и сообщи привратнику, что к госпоже Юлии прибыли гости.

Рабыня поспешила к большим двустворчатым дверям. Пока она стучала, пока коротко переговорила с открывшим ей рабом-привратником, Сабина достала из под полы плаща маску Венеры и одела её на себя. Вернувшаяся нубийка сообщила:

 — Идём, госпожа, тебя ждут.

Сабина вошла в вестибюль и откинула капюшон на спину. Сердце её от страха и волнения громко стучало. Но вместе с тем, затеянная ею интрига возбуждала, щекотала нервы.

В атриуме их ждала молодая рабыня-гречанка.

 — Ступайте за мной, — сказала она.

Сабина подала второй своей служанке — рыжеволосой скифянке знак выйти на улицу и ждать там, а сама вместе с Сиддой последовала за гречанкой вглубь дома. Оставив позади атриум и таблиний, они свернули в маленький полутёмный коридор. Здесь, сопровождающая остановилась перед широким, тяжёлым пологом, закрывавшим вход в конклав.

 — Проходите, — сказала она и отодвинула ткань в сторону ровно настолько, чтобы женщины одна за другой могли пройти.

Первой вошла Сидда, затем, поколебавшись секунду — Сабина.

Юлия стояла посреди комнаты и приветливо улыбалась. На ней была длинная полупрозрачная туника из виссона, в ушах жемчужные серьги, на запястьях золотые браслеты, на пальцах перстни, украшенные драгоценными камнями. Чёрные волосы хозяйки дома были убраны в высокую прическу, но две пряди спускались вниз по вискам и мягкими витками ложились на плечи.

 — Привет тебе, моя милая Сильвия! — воскликнула она, делая шаг вперёд. — О! Я вижу, ты уже одела маску?

 — За мою госпожу буду говорить я, — выступила вперёд нубийка.

 — Вот как? — с удивлённым видом спросила Юлия, но в глазах её промелькнула насмешка. — Для чего же такие сложности?

 — Так пожелала моя госпожа, — невозмутимо ответила нубийка.

 — Ну что ж, пусть так. Твоя госпожа хотела бы что-нибудь сказать?

 — Она желает узнать, как скоро она получит то, что ты ей обещала.

 — Для начала, пусть твоя госпожа скинет верхнюю одежду и после следует за мной.

Сабина сняла плащ и одну из туник из плотной шерстяной ткани. Всё это она вручила нубийке. Под первой туникой была вторая из тончайшего льна, прекрасной выделки. Мягкими складками она струилась вниз, там где это необходимо подчеркивала стройность тела гостьи, облегала её груди, выгодно показывая их великолепные округлости, а руки оставляла обнаженными до плеч. Ноги римлянки были обуты в сандалии из красной кожи с невысокими каблучками и ремнями крест на крест, охватывающими ноги до половины икр.

Юлия привела гостий в небольшую комнатку. Здесь было высокое круглое ложе вокруг которого на бронзовых треножниках были укреплены светильники, заправленные маслом. По углам из курильниц тянулся ароматный дымок.

 — Ты останешься со своей госпожой? — спросила Юлия нубийку.

 — Да, я буду всё время здесь. И ещё одна служанка ожидает нашего возвращения на улице.

 — Мне это известно, — кивнула жена ланисты. После этого, она повернулась к Сабине и с всё той же странной улыбкой, сказала:

 — Итак, моя дорогая, сегодня исполнится твоя мечта. Ты соединишься с Элатием здесь на этом ложе. Располагайся, как тебе будет удобно. Сейчас рабы принесут вина и фрукты. Если пожелаешь, будут и разные закуски. Наверняка вы захотите подкрепиться.

 — Как скоро Элатий будет здесь? — спросила Сидда после кивка госпожи.

 — Немного огорчу тебя, — Юлия поджала губы и развела руками по сторонам. — Перед отъездом муж поручил наставнику Гирбе и Элатию одно важное дело. Наш отважный самнит прибудет примерно через час.

После этих слов Сабина вся так и вскинулась, рука её поднялась в негодующим жесте.

 — Ох, ну не стоит так ...  Читать дальше →

Показать комментарии (1)

Последние рассказы автора

наверх