История одного развода

Страница: 5 из 6

знаю, спешу объясниться. Году так в 2007 летом на кубок лиги чемпионов по футболу к нам в Москву пожаловал мой шеф в обществе троих своих взрослых сыновей. Потратив на билеты баснословные деньги, шеф слёзно просил найти ему гостиницу подешевле, но не далеко от нашего офиса в центре Москвы, так как платить ему придётся из своего кармана. Мы с моей ассистенткой залезли в интернет и скоро обнаружили, что, ура! есть такая гостиничка, и аккурат в двух шагах от офиса на Петровке в Колобовском переулке! Я позвонила и спросила, есть ли свободные номера. Вопрос был не праздный, т. к. Москва по случаю лиги чемпионов была забита вплоть до окрестных деревень. Мне ответили, что да, есть, но один с круглой кроватью и зеркалом на потолке, а другой с бассейном. Далее мне назвали вполне приемлемую цену, почему-то за час. Заподозрив недоброе, я решила сама сходить в Колобовский переулок, чтобы не облажаться перед обожаемым шефом. По означенному адресу была железная дверь под козырьком старомосковского классического особнячка. Без ожидаемой надписи «Хоутел», но с маленькой латунной табличкой над звонком «ООО Подушкин». Администратор провела меня в предлагаемые нумера. В одном действительно стояла круглая кровать, отражающаяся как поле боя аустерлицком небе в зеркале на потолке. Другой двухкомнатный номер был ещё более замысловатым. Одна из его комнат напоминала тренажерный зал с небольшим бассейном. Однако гимнастические снаряды в этом «зале» были, как я не сразу заметила, какими-то странными: качели, у которых вместо сиденья были кожаные петли для ног, широкие кресла на высоких барных ножках, на стенах были развешены плётки и прочие пыточные инструменты, своим разнообразием и изощрённостью напоминавшие застенки инквизиции в пору охоты на ведьм. Пришлось извиниться и срочно бежать обратно в офис, подыскивать другие варианты, более подходящие для отца семейства в сопровождении сыновей.)

Но Олег Петрович не загорелся, а, напротив, как-то с отвращением посмотрел на спутниц друга. Юра, как ни странно всё понял и отослал девиц незамысловатым посылом: «А ну, кыш отсюда, пошли на... й!» Девушки, как ни странно, не обиделись, а весело выпорхнули из ресторана навстречу новым приключениям. Видимо, они привыкли к тому, что многоумная Мария Арбатова называет «несовпадением аудио — и видеоряда»: внешне холёный, элегантно одетый по последней моде, со стильной стрижкой пшеничных волос и ухоженными ногтями или же в образе романтического ковбоя, затянутый в черную кожу и сидя верхом на «Харлее», он выражался, как бритый бандюган в спортивном костюме «Адидас» из лихих девяностых.

...

...

***

Прости, любезный мой читатель!

Но юных чресел обожатель

Олег Петрович, наш приятель

Меня изрядно утомил-

Писать о нем уж нету сил.

Моя не молкнущая лира

Достойна, разве что, сортира

Когда рождает свой рассказ,

о том как старый ловелас

С катушек съехав, сей же час

Жену оставил и пчелой

Летит за молодой п----й.

Его я не предам проклятью,

Но вы, мои по духу братья,

В сей повести не видя прок,

Усвойте всё-таки урок:

Жен постаревших не бросайте

И лучше издали взирайте

На сочны перси юных дев,

Зов х-я своего презрев.

Предвидя ваш протест суровый

Я напишу ещё два слова

Смиренной прозою родной

О том, как пошлый наш герой

Счастливым браком сочетался

И вскорости отцом назвался.

Как был он «счастлив и рогат»,

Здоровьем слаб, зато богат.

(Да уж, Пушкин — наше всё! Не думала я, что недавнее прочтение «Евгения Онегина» (есть у меня такая традиция, перечитывать «Онегина» в ноябре, а Гоголя перед новым годом) так повлияет на мой творческий процесс. Но, обожравшись «Историей одного развода» по самые уши, я, действительно «сворачиваю свои знамёна и отзываю свои полки». Не могу больше!)

Тем, кому не безразлична стала судьба моих почти не выдуманных героев, кратенько сообщу, что друг Юра, выслушав сбивчивую исповедь Олега Петровича, посоветовал ему не бороться с искушением, а уступить ему как можно скорее. Все дни до выхода фройляйн Лядовой на работу, Олег Петрович был необыкновенно ласков с женой, чем совсем усыпил её бдительность. После одного из супружеских соитий он вдруг предложил Любе оставить ненавистную бухгалтерию и, наконец, заняться ландшафтным дизайном, к которому недавно затяготела Любовь Ивановна на склоне своих лет. Люба неожиданно согласилась. Лядова вышла на работу и закрепилась в должности менеджера по логистике, что давало ей полное право на законных основаниях вертеть задницей перед носом у совсем ополоумевшего Олега Петровича «сорок восемь рабочих часов без трусов!». Так был реализован «Пункт два» незамысловатого плана, о котором мы упомянули на первых страницах нашего повествования.

Сначала Олег Петрович маскировался, то, якобы, уезжая в командировку, то задерживаясь до пяти утра, так сказать, на корпоративах, но вскоре совсем изнемог от необходимости сочинять легенды и вести двойной образ жизни, и стал изменять жене почти открыто.

Люба не сразу заметила неладное. Она наивно полагала, что надежно «защищена законом», (как говаривал в юности мой друг, певец разврата, Бонжуркин., о чём он совершенно не помнит, ибо афоризмов таких у него несть числа) Однако, насторожившись, вдруг стала следить за собой: посещать косметолога, ходить в спортзал, покупать модные наряды. Похудела на 15 килограммов. Но, как говорится, «поздно, Рита, пить «Боржоми»!

Даже, когда на новый год Олег Петрович ушел из дома праздновать этот священный семейный праздник якобы с коллегами по работе, Любовь Ивановна всё ещё верила мужу на слово. Но мир не без добрых людей. Однажды Любе позвонил неизвестный доброжелатель и сообщил, что давно и постоянно встречает её супруга в обществе такой-то особы по такому-то адресу. Классика жанра! Будьте бдительны, господа! И у Любови Ивановны вдруг сложился в голове паззл, ясная и простая картинка, в которой все корпоративы, командировки и новый год заняли своё надлежащее место. Люба потребовала объяснений, Олежек, как это ни странно, отпирался и твердил, что у него никого нет. Но Люба вдруг ушла от мужа и стала жить в собственной однокомнатной квартире, доставшейся ей в своё время от бабушки.

Узнав об этом, Е. Б. Лядова возликовала. Она полностью прибрала к своим цепким пальчикам аморфного Олега Петровича. Дозвониться ему стало решительно невозможно. На все звонки по любому номеру его телефонов отвечала теперь молодая нимфа и, тщательно выслушав звонившего, никогда не передавала трубку Хрякову, а доброжелательно сообщала: «Я ему передам. « На работу она лично возила своего избранника на его же собственном ягуаре, на всех деловых переговорах сидела рядом и держала его за руку. Забавно, но Олег Петрович искренне считал это проявлением «большой, но чистой любви». После очередных бурных ласк и изощрённого орального секса, Леночка потребовала от Олега Петровича развестись «с этой ведьмой». Высосанный до дна в прямом и переносном смысле этого слова Олег Петрович не нашел в себе сил противиться. Лядова сама составила все необходимые заявления и, подделав подпись Хрякова, отнесла в ЗАГС. Так был реализован третий пункт «Плана Барбаросса», который, вообще-то Олег Петрович воплощать в жизнь не стремился, надеясь просто поблядовать немного и вернуться в семью.

Вместо того, чтобы обретя свободу, избавиться от обеих женщин и начать новую жизнь абсолютно свободным человеком, как сделали бы восемь мужчин из десяти, Олег Петрович Хряков буквально на следующий же день отнёс в ЗАГС другое заявление, на сей раз, ходатайствуя о регистрации брака с гражданкой Лядовой, 1985 г. рожения. Надо ли говорить, что за руку его при этом нежно держала возлюбленная Леночка.

Свадьба была скромной, так как молодые не хотели шума и огласки. Только самые близкие люди, выпив водочки, кричали «Горько!» и плотоядно наблюдали, как пьяный ...  Читать дальше →

Показать комментарии (9)

Последние рассказы автора

наверх