Никогда не говори никогда

Страница: 2 из 11

комнату, мне было очень тяжело держать себя в руках: еще предстояло справиться с шикарным, но таким неприступным белым платьем девушки и тем, что находится под ним. К счастью она пришла на помощь и стала раздеваться сама, избавив меня от неловкостей, я тоже стал поспешно избавляться от рубашки и брюк, посматривая на прелести красавицы: пышную попку, сочную грудь с кофейными сосками и ее гладко выбритую киску.

Девушка присела рядом на кровати, и я стал медленно ласкать ее шикарную грудь. Сначала я слегка пощипывал соски и мял аппетитные полушария, прижимая их друг к другу, затем взял упругий сосок в рот и стал его посасывать, заставляя Оливию стонать от удовольствия. Она часто мне признавалась, что мои прикосновения к груди доводят ее чуть ли не до оргазма, так почему бы и нет? Но сегодня у девушки были другие планы: она стащила с меня брюки вместе с боксерами и ласково поцеловала возбужденный член, обхватывая его своей нежной ручкой. Она неторопливо двигала ей вверх и вниз, любуясь крепким, вздыбленным пенисом, лаская другой рукой яйца. Помучив меня еще немного, брюнетка все-таки коснулась головки и облизала ее. Ее язычок умело щекотал все самые чувствительные места, но это распаляло меня еще больше. Наконец она мягко обхватила его губами и стала ритмично сосать. Ее плотно сжатые губы скользили по члену, заглатывая его наполовину, я одной рукой крепко держал девушку за волосы, а другой мял грудь. Потеряв всякий контроль после стольких дней разлуки, я схватил ее за волосы обеими руками и начал грубо насаживать ее пенис, входя в самое горло. Не сказать, что такой способ нравился Оливии, но я крепко держал ее за голову и лишь изредка давал отдышаться. Она отстранилась, позволив мне увидеть тонкую ниточку слюны, идущую от головки к ее рту.

— Как ты хочешь сегодня? — спросила девушка.

— Повернись спиной, — тихонько попросил я.

Передо мной открылась волнительная картина: изящная спины, по которой разметались черные волосы и красивая попка, которую красавица выпятила, явно догадываясь о моих намерениях. Шлепнув ее по ягодицам, оставляя красный след, я смазал слюной коричневый кружок ануса, вводя внутрь два пальца. Другой рукой одновременно тер ее клитор и поглаживал киску под одобрительные стоны. Добавив третий палец, я не остановился и продолжил разминать ее анус. Только когда в попке было четыре пальца, и они входили до самых костяшек, мне пришлось утихомирить свой пыл. Впрочем, она и так была достаточно подготовлена. Мне нравилось двигаться по-хозяйски: плавно и размашисто, поглаживая бедра Оливии правой рукой, ощущая, как сфинктер туго сжимает член. Раздвинув ее ноги шире, я входил сильно и быстро, засаживая до упора и наслаждаясь хлюпающим звуком, с которым мой пенис входил в ее попку. Девушка от такого обращения заводилась только сильнее и яростно натирала у себя между ног, прося войти еще глубже, хотя мои яйца и так шлепали ее по киске. Чтобы увеличить удовольствие от процесса, я схватил Оливию за волосы и начал шлепать по попке, оставляя новые красные отпечатки. Она перестала сдерживаться и застонала так громко, что мне на секунду показалось, что сюда сейчас сбегутся все гости. Вытащив член из ануса, я глубоко вошел в ее рот, превратив стоны в сдавленное мычание. Сделал несколько мощных толчков, и мы вновь вернули все на свои места. С силой сжав грудь Оливии левой рукой, я снова стал долбить ее узкую попку в бешеном ритме, чувствуя приближающийся финал. Девушка выкрикнула мое имя и изогнулась, полностью отдаваясь оргазму. Следом кончил и я, наполняя прямую кишку партнерши спермой. Окинув раскрытый анус быстрым взглядом и полюбовавшись вытекающим из него семенем, я остался доволен. Обессиленные мы упали на постель.

— Мне безумно понравилось, — выдохнула она.

— Мне тоже.

Может это и не была любовь, но мне было хорошо с ней. Оливия меня понимала и принимала таким, какой я есть, хоть с тех пор, как мы начали встречаться, прошло достаточно много времени. Но мне помешали предаваться воспоминаниям. В комнату вошла моя мать и, увидев нас обнаженных под одним одеялом, широко раскрыла рот от удивления. Впрочем, она быстро совладала с эмоциями.

— Что здесь происходит?! Тайлер Адерли, объяснись немедленно!

Краем глаза я заметил, что Оливия натянула легкое покрывало на глаза, стараясь спрятаться от гневного взгляда матери.

— Мы уже давно встречаемся...

— Это возмутительно! Мы только что получили согласие о твоем браке с одной замечательной девушкой.

Вот это поворот. За моей спиной мою судьбу уже решили.

— Можешь хотя бы сегодня не помыкать мной?

Виктория побагровела и вышла из комнаты, хлопнув дверью. Оливия тихонько плакала, вжавшись в постель. Я попытался сказать ей, что все образумится, что мы будем вместе, но в ее взгляде ясно читалось: «Это конец!». Мой уютный мир рухнул, как карточный домик и я не смогу собрать его заново.

Утром мне казалось, что все эти уму не постижимые события были лишь плохим сном, но газеты, которые совали мне под нос родители говорили об обратном.

— Полюбуйтесь!"Ромео и Джульетта в наше время», «От ненависти до любви один шаг», «В постели аристократа». ЧТО, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, ВСЕ ЭТО ЗНАЧИТ, ТАЙЛЕР?! — уже бушевал отец, едва я открыл глаза, — более того, когда ты успел? Ты что, маленький мальчик? Ты ничего не понимаешь?!

Падкая на сенсацию пресса пестрила фотографиями нашего поцелуя на балконе. Судя по всему, какой-то удачливый журналист смог сорвать большой куш.

— Она меня устраивает и точка.

— Мой отец женил меня на твоей матери, и я благодарен ему! Лучшей женщины я не смог бы найти никогда!

— Причем тут женитьба?! — разозлился я.

— При всем!

Ну уж нет, в этой решающей схватке я не проиграю.

— А любил ли ты ее хоть когда-нибудь?

— Не смей, щенок!

На секунду мне показалось, что отец безумно хочет меня ударить. Его глаза едва не вылезли из орбит от злости.

— Где же ваши манеры, лорд Адерли?! — поинтересовался я, поспешно одеваясь.

— НЕ СМЕЙ! ТЫ НИКУДА НЕ ВЫЙДЕШЬ ИЗ ЭТОГО ДОМА! — настиг меня крик отца, когда я спускался по мраморной лестнице, надевая куртку.

— Я и так подчинялся вам слишком долго! Теперь решать буду я!

Я вышел из дома и сел в красный «Феррари», подарок на худший день рождения в моей жизни. Видимо последний подарок.

— Если ты сейчас уйдешь, можешь больше не возвращаться! — кричал отец, багровея от злости.

— Да пожалуйста!

Не найдя ничего лучшего, Рональд Адерли использовал последний аргумент:

— Я ЛИШУ ТЕБЯ НАСЛЕДСТВА!

— Как вам угодно, милорд!

Раньше я ограничивался тайными вылазками на несколько дней. Времена определенно меняются. Отец что-то кричал вслед, но я уже несся прочь от Адерли-мэнора, набирая номер Оливии.

— Да, — раздался на удивление спокойный голос на том конце провода.

— Я ушел из дома. Ты со мной?

— Тайлер, мы с отцом очень серьезно поговорили.

— Ты со мной? — повторил я вопрос.

— Надо думать о будущем. Все что было между нами не более чем ошибка.

— Что?

— Тай, мне очень жаль, но все кончено, — голос девушки ни разу не дрогнул.

— Что за подлая хрень?! — крикнул я в трубку, но ответом были лишь гудки.

Наплевав на все, я утопил педаль газа. У меня было куда идти.

Тем временем Рональд Адерли сидел в кожаном кресле в комнате сына и пил сердечные капли, его верная жена Виктория стояла рядом, положив холеную руку на его плечо.

— Чертов мальчишка, решил проявить характер. Я ему покажу характер! Сегодня же заморожу все его счета! — горячился мужчина.

— Рональд, — мягко сказала его жена, — не торопись. Дай мальчику время, пусть он успокоится. Он поймет, что был не прав.

Рональд вспомнил, как нервничал, когда покойный Томас Адерли пригласил Викторию и ее родителей, думая о том, как не повезло его товарищу Джорджу, которого заставили жениться на некрасивой, но сказочно богатой девушке. Как ...  Читать дальше →

Показать комментарии (54)
наверх