Одиссея 2300-х. Глава первая

  1. Одиссея 2300-х. Как всё началось
  2. Одиссея 2300-х. Глава первая
  3. Одиссея 2300-х. Глава вторая
  4. Одиссея 2300-х. Глава третья
  5. Одиссея 2300-х. Глава четвёртая
  6. Одиссея 2300-х. Глава пятая
  7. Одиссея 2300-х. Глава шестая
  8. Одиссея 2300-х. Глава седьмая
  9. Одиссея 2300-х. Глава восьмая
  10. Одиссея 2300-х. Глава девятая
  11. Одиссея 2300-х. Глава десятая

Страница: 2 из 4

на окраинах миров, где ты предоставлен сам себе, где в каждом уголке есть свои правила? Зачем эта дремучая смесь идеи всеобщего равенства, неуважения к закону, отказ от принципа преемственности власти? В современном мире это дерзко и глупо. Конечно, никто не одобряет существующее рабство на некоторых планетах, где покупают и продают. Но кого продают? Биологических клонов, биомеханических клонов. А они не больше чем вещь, как тот же комбайн на кухне или двигатель. К тому же, товар со сроком годности. Умирают они через десять, пятнадцать лет. Кому как повезёт. Но владельцы, производители их имеют право продавать свою продукцию. Иначе, какой смысл в их деятельности?

***

Теорию я сдавал какому-то прыщавому старику, слушавшему меня в полуха. Отчего я даже обиделся. Сидел, корпел, учил эти дурацкие поправки, коэффициенты, копался в таблицах, а он слушает, смотрит мимо меня, думает о своём. Только когда я бодрым голосом доложил, что ответ закончил, он встрепенулся, посмотрел как-то странно на меня, ткнул пальцем в подставленную ведомость. Отсалютовав, чётко развернувшись, я шагнул из ячейки, в которой принимали теорию. И только потом взглянул на оценку. Мне поставили 98 баллов? Нет, это ошибка! Ошарашенный я остановился рядом с ячейкой, у стенки, раздумывая, что делать. С одной стороны, оценка поставлена, учтена в общей системе. Это факт, против которого надо постараться найти аргумент, доказывающий ошибочность оценки. С другой стороны, не мог же я так, за два дня, выучить теорию, чтобы получить самую высокую оценку? Конечно же, нет! Только вот как сказать об этом? Кому? И надо ли говорить?

Мои сомнения рассеял этот прыщавый. Он вышел из ячейки, ткнул меня пальцем в спину, отодвигая в сторону.

— Господин преподаватель... , — начал я свою фразу, не зная как продолжить.

— Не знаете как продолжить? — Он хмыкнул. — Так не начинайте говорить. А оценку вам поставил он сам. Так и сказал, поставь этому наглому Лорри высшую отметку. Он её потом не раз оправдает. — И ушёл курить.

Он, как я понял, это Радетель. Только почему я должен был оправдывать эту оценку? И откуда он, вообще, знает, что-либо про меня? Но услышанное подтвердило правдивость моей оценки, укрепило мои шансы попасть именно в состав космофлота. Хотя бы и на грузовики. Главное, ходить на палубе, сверкать серебряными, а потом золотыми нашивками на куртке пилота. Это тебе не механика, не навигационные нашивки — бледные, чуть заметные пластиковые полоски на рукаве. Это настоящие нашивки на бортах рукавов куртки пилота особого покроя! Вот!

В приподнятом настроении я прошёл, нет, проскочил все остальные экзамены. Просто нагло, как и положено Лорри, пёр напролом, вываливал на принимающих экзамены всё что помнил, или запомнил во время лихорадочной читки по ночам в последние несколько дней. Ведь сдавали мы в неделю все пять экзаменов. К моему удивлению, преподаватели цокали языками, качали головами, говорили, что я их удивил, ставя оценки выше, чем я ожидал. Словно оценка Радетеля вела меня через эти дебри формул, выражений, счислений, каверзных положений Устава, наставлений, распоряжений. К концу сдачи с нас можно было снимать шкуру живьём — не почувствовали бы, так устали. Измотанные физически, нервные, мы падали вечером на кровати, засыпали, а утром вскакивали, хватали конспекты, наставления, бежали сдавать очередной экзамен. С каждым днём уверенно приближаясь к завершающему дню — общему построению для объявления оценок, а, следовательно, ко дню выпуска. К заветным документам пилота, справке о занесении в списки лётного состава. Через пять лет ты снова должен подтвердить эту запись, иначе происходил неминуемый перенос в списки технического состава. А там... Короче, лучше не попадать в другую категорию.

Когда курс построился на объявление результатов сдачи экзаменов, выяснилось, что практически шестьдесят процентов получили отметки в районе 90—95 баллов. Самые отчаянными были лица у «правильных» кадетов, зависших где-то на уровне 80—85 баллов. Это потом, ощущая вновь и вновь эту распирающую радость от сдачи экзаменов, уважительно думал об акте протеста наших преподавателей, выставивших середнячкам высшие балы. Но сейчас, меня так и распирало чувство радости, чего-то необыкновенного, которое если не произошло, то обязательно произойдёт в ближайшее время. И хотя нам ещё не выдали документов, подтверждающих наши права на звание пилота, я, одев форму, нацепил на головной убор младшего офицера серебряную птичку — знак младшего офицера отряда пилотов. Покрутив битейку, или сокращённо БТ, на голове, определив на глазок где у этого странного головного убора перед, а где затылок, я аккуратно, ровно, как было указано в наставлении, прикрепил птичку. И этот таблетовидный форменный головной убор заиграл, сразу изменив моё изображение в зеркале. Покрутившись ещё перед зеркалом, обмениваясь шутками с такими же как я, новоиспечёнными пилотами, двинулся за пределы школы. Сопровождаемый завистливыми глазами первокурсников, не менее завистливыми взглядами второкурсников я вступил на КПП. Где старый лейтенант, с нашивками за дальние переходы, оглядел меня, стукнул по плечу, словно признавая себе ровней, подбодрил фразой «Там десантникам спуску не давай, если что!» и открыл калитку. Мой первый шаг пилотом за пределы школы дёрнул моё сердце к горлу, закрутил голову, превращая мир вокруг в пёстрый калейдоскоп. Я пилот! Я буду летать! Я увижу звёзды так, как мечтал. Тут я, а там — они!

***

Напутствие старого лейтенанта, «вечного» дежурного на КПП нашей школы, выполнить не удалось. Все курсы десантуры отправились на практические занятия на Силену, спутник нашей чахленькой планетки. Высадка, захват местности, зачистка, обеспечение эвакуации, борьба с призрачным инопланетным врагом. Хотя, в основном, десантура усмиряла восставшие колонии корпораций, обеспечивая сохранность имущества, стабильности прибыли корпораций. Но сегодня они все были вне планеты, отчего в барах, кино и прочих не менее злачных заведениях было относительно тихо. Хотя порок всё так же и всё там же бушевал яростными страстями, выплёскиваясь наружу выбитыми зубами и разбитыми губами, покорёженными стойками баров. Я же, как и положено уважающему себя пилоту, выпил заслуженную порцию виски в баре «Слепой навигатор», а потом ещё и за счёт заведения «Слышал, вы досрочно выпускаетесь? Давай за счёт заведения! Удачи тебе, там, парнишка!», но не больше! Толкаться среди праздно слонявшихся по уровням толп полупьяных мне было скучно, в кино не тянуло, в бордель же ноги сами не несли. Потом, если что там не так пойдёт, то объясняйся в УПС, доказывай, что ты это ты, документы в школе, и, вообще, не виноват. Нет. Лучше погуляю в парковой зоне. К тому же, после такого ралли с экзаменам бабы как-то не очень тянули к себе. На этот час.

Их, завернув за угол, я заметил сразу. Они стайкой сидели у небольшой полянки, где гуляли маленькие карликовые олени, говорили о чём-то своём, хохотали, успевая при этом облизывать столбики мороженого. И делали они это так задорно, что мне захотелось подойти и тоже купить мороженого. Затихнув, едва я подошёл за мороженым, они зашушукались за моей спиной, срываясь в смех. Обсуждение протекало бурно, так как вскоре они уже в голос спорили — не маскарадный ли костюм на мне. Но одна из них, заявив, что в госпитале неоднократно видела пилотов, приходивших на осмотры и прочие там какие их освидетельствования, точно определила, что я младший по званию среди пилотов. И, наверно, только что окончивший пилотскую школу.

— А какой молоденький. — Голос за спиной словно ударил меня. Она не говорила ещё. Я по голосам сосчитал их всех, кроме одной. А теперь заговорила и она. — Прямо мальчик. И позвать стыдно. Молоденький.

— Нет, нормальный. — Возразившая ей, видно, имела свою точку зрения по вопросу. — Пилот, в каком бы он возрасте не был, он всегда пилот! — Откуда она такого нахваталась? Наверно, от тех пилотов, что приходили к ней в госпиталь на осмотры. — Так они ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх