Одиссея 2300-х. Глава первая

  1. Одиссея 2300-х. Как всё началось
  2. Одиссея 2300-х. Глава первая
  3. Одиссея 2300-х. Глава вторая
  4. Одиссея 2300-х. Глава третья
  5. Одиссея 2300-х. Глава четвёртая
  6. Одиссея 2300-х. Глава пятая
  7. Одиссея 2300-х. Глава шестая
  8. Одиссея 2300-х. Глава седьмая
  9. Одиссея 2300-х. Глава восьмая
  10. Одиссея 2300-х. Глава девятая
  11. Одиссея 2300-х. Глава десятая

Страница: 3 из 4

говорят.

— Капитан, а, капитан? — Голос обращался ко мне. Я просто чувствовал это спиной. К тому же, я не мог не отреагировать на такое обращение. Пилотами нас стали называть относительно не так давно. Я ещё помню как все вокруг меня звали всех пилотов, вне зависимости от их ранга, «капитан». Помню так же как дядя — бывший пилот колониальных сил, грозя мне пальцем, когда я шалил, твердил: «Смотри! Думай прежде, что либо сделать! Капитан ответственен не только за себя, но и своих людей!». И потом учил справляться с возникшей проблемой — выбитым зубом, разбитым носом соседского знакомого, поломанным домашним роботом. Поэтому, когда я услышал это обращение, мне захотелось пообщаться с ней. Но не успел я повернуться, как она добавила. — Капитан, возьмёте меня с собой? В свою команду?

Все три года школярства на этой планете, мы напитывались традициями, суевериями, философией мира пилотов. Мы верили, что при старте с планеты лучше не брать с собой горстку земли, а взять какое-нибудь растение и выращивать его в полёте. А при устройстве в каюте на корабле обязательно следует плюнуть в три угла, а в четвертый положить кусочек мыла — чтобы задобрить духов, скопившихся за долгие года эксплуатации корабля. Тем более, если этот корабль побывал в какой-нибудь переделке. Или при вступлении в должность следует проставиться экипажу, а потом посать в космос. Другое дело как это сделать, но сделать это следует.

Поэтому, сказанное ею не могло не взволновать меня. Ведь издревле у пилотов существует поверье, что когда незнакомый человек обратиться к незнакомому пилоту, только что вышедшему из школы, с просьбой взять его в команду, то этот пилот станет капитаном большого корабля с большой командой, и будет ему всегда способствовать удача. Для этого особенного случая практически у каждого кадета припасён серебряный универ специальной формы. Дико? Все пилоты знают или слышали об этом поверье, но кто же в него верит? Хотя, до сих пор ходят с этими универами. Но со мной это произошло.

Я, молча повернулся, держа в одной руке мороженное, второй рукой стал шарить в специальном кармане куртки, где лежал приготовленный, так, на всякий случай, этот заветный универ. Девушки внимательно смотрели на меня, не говоря, очевидно, не понимая моих действий. Наконец, универ был найден, извлечён из темноты кармана, зажат в кулаке.

— Тебя как зовут новобранец? — Таков ритуал. Ни слова, ни запятой изменить не возможно. Иначе не будет удачи.

— Мила. — Голос её. Она же без лишних слов поняла, что обращаются к ней. — Меня зовут Мила.

— Тогда, Мила, это твоё по праву! Владей! И прибудет с тобой удача! — С этими словами я положил ей в протянутую руку универ, закрыл её ладонь, коснувшись кожи. Микроскопический момент времени, но словно ток ударил нас. Мы не разговаривая, смотрели в глаза, я держал её руку, она её не вырывала.

— Ой! А что ты ей дал? — Нарушила молчание сидевшая рядом, та, которая знала про пилотов много. — Что такое?

Я отпустил руку, шагнул в сторону, сел на кресло, занялся мороженым. Девушки крутили универ, удивлённо рассматривая его, бросая на меня взгляды больше чем заинтересованные. Конечно, такой серебряный универ стоит как минимум тридцать универов! Но я не обращал уже внимание на них. Зачем? Всё что возможно и должно было случиться, уже случилось, принеся мне внезапное приятное удовольствие. Хотя, внутри меня распирало желание вновь дотронуться до её кожи, приложить своё лицо к её руке, обнять и почувствовать её тело. А дальше... Нет, лучше есть мороженое.

Мила, дав девчонкам покрутить свой универ, отобрала его, подсела ко мне. Холодное и сладкое мороженое встало в горле колом, словно это был бортпаёк десятилетней давности. Наверно, сказывалось напряжение экзаменов, но мне казалось, что от неё исходит нечто — такое тёплое, нежное, затягивающее. Отчего всё моё мужское начало просто взбунтовалось, требуя немедленного выхода. И именно с ней. Обязательно только с ней.

— Тебя как зовут? — Голос её затягивал в неведомое мною доселе состояние, которое было почище чем лежание в солевой ванне. — Ты ведь только что закончил школу пилотов?

— Зовут меня... , — я откашлялся, так как кусок мороженого слишком поспешно проскочил в глотке, — ... зовут Николас. И я только что окончил школу пилотов.

— Девочки, — она повернулась к своим подружкам, — мы немного прогуляемся.

— Идите, — захихикали они, помахав нам на прощание, — идите, а то смотреть на всё это сил нет.

На что они не могли смотреть? Как сейчас, так и тогда я не понял их слов. Да и зачем нужны были тогда слова? Её рука была в моей, молча она шла рядом, а мне казалось, что вокруг меня всё светилось, бурлило, обволакивая нас. Только когда магнитный ключ щёлкнул, отпирая дверь в квартиру, расположенную в среднем ярусе внешней стороны периметра, откуда были видны горизонты полупустынной поверхности планеты, я тихо прошептал: «Мила». В следующую секунду, в тёмноте прихожей, мы сплелись в единую сущность, обвивая друг друга руками, проникая дыханием, поцелуями всё глубже и глубже.

Её губы то нежно ласкали меня, робко касаясь уголков глаз, губ, то становились требовательными, властными, впиваясь в меня. Я же не мог насладиться её запахом, кожей, волосами, накрывших нас из распавшейся причёски. Руки наши сплетались, расходились в разные стороны, сталкивались. Вызывая у обоих ту особенную дрожь, от которой голова становится не твоей и ты готов на всё, абсолютно не думая о последствиях.

БТ упала на пол первой. После нескольких минут изучения губами друг друга, не отрываясь от неё, я сдёрнул с себя куртку, бросил сверху на БТ. Туда же полетела моя рубашка. Кожа ощутила лёгкие прикосновения её губ, жаркое дыхание, что вновь вызвало у меня головокружение. Руки сами спустились к поясу, стягивавшей платье-рубашку на талии. Почувствовав, как я расстегиваю пояс, Мила чуть отодвинулась в сторону, позволяя снять его с себя. А затем запустила руку в узкую щель между поясным брючным ремнём и кожей. Столкновение её руки с моим одеревеневшим «помощником и младшим братом» полностью лишили меня возможности что-либо соображать. Одной волной, подчиняясь движению рук, платье вспорхнуло вверх, подставляя под мои руки скрытое до этого, но чувствовавшееся через ткань платья. Упругая грудь давила на ладони выпиравшими сосками, ставшими под стать моему пенису твёрдыми, притягивала мои губы. Тёмно-розовый кружочек у соска, пошёл морщинками, подбираясь под моими губами. Она тихо застонала, запустила пальцы в мои короткие волосы, стараясь ухватиться за них. Но соскользнув, вновь схватилась обеими руками за мою голову, невольно прижимая моё лицо к груди. А вот, наконец, это блаженство — сосок. Она замерла, а потом просто оттолкнула меня назад. В темноте прихожей не была видно мимика лица, но голос её дрожал, срываясь.

— Пошли в комнату. — Она перешагнула кучку нашего белья, потянула меня с собой. — Пошли.

— Сейчас, я только... — Я щёлкнул застёжкой ремня, бросил форменные брюки в общую кучу, высвобождая член из их тесноты. Сделав шаг вслед за ней, отступавшей спиной, словно она боялась, что я исчезну, повернись она ко мне спиной, я скатал трусы и перешагнул их. Оставив лежать сразу за кучкой не нужного сейчас нам белья. Она выдохнула, потянулась ко мне, словно я исчезал в полутьме квартиры.

Руки, коснувшиеся меня, нежно и требовательно стали ласкать моего помощника, с каждой минутой всё больше становясь откровенными. Как и мои руки, уже стянувшие полоску трусиков с бедёр и прибиравшиеся ниже и ниже. К шелковому треугольнику волос, нежным лепесткам «начала вселенной». Дурацкое название женских половых органов? Наверно, но тогда мне казалось, что я вступаю в самое удивительное, волнующее пространство, доселе слабо знакомое мне. Редкие посещения проституток, которые я себе позволял, проходили скомкано, без такого вот взрыва чувств, от которых ты готов кончить и без проникновения в ласкающую глубину.

Она вздохнула, потянула мою руку ...  Читать дальше →

Показать комментарии (10)

Последние рассказы автора

наверх