Вопреки судьбе. Часть 3

  1. Вопреки судьбе. Часть 1
  2. Вопреки судьбе. Часть 2
  3. Вопреки судьбе. Часть 3

Страница: 16 из 32

Приманить милость Богов. К тому же, до праздника чуть больше двух месяцев. Есть время как следует подумать и мне, и Катерине и Императору. И принять кое-какие меры.

— А теперь, сир Катт, не проводите ли вы Александра в гардероб гвардейцев? Плащ наставника так долго висел без дела, что, скорее всего, его придется как следует почистить и подогнать.

— Конечно, Император, — кивнул «золотой плащ».

Я, идя следом за ним к выходу из тронного зала, подумал, что теперь я с ним одного звания. Катт был одним из трех капитанов императорской гвардии. Вот только, в отличии от меня, он лет десять охранял Императора, чтобы заслужить капитанское звание, а я просто пришел с улицы...

— Александр, Катт! — окликнул нас правитель, когда мой спутник уже взялся за ручку.

Мы оглянулись. Император сидел на ступеньке, ведущей к трону, в то время как Катерина, уперев кулачки в свою талию, стояла рядом, нетерпеливо притоптывая ножкой и ожидая, когда же я наконец-то уберусь из тронного зала.

— Помните, ни слова об этом разговоре! — Императору приходилось почти что кричать, чтобы мы его расслышали. — Я боюсь даже представить, что сделает знать, если раньше времени прознает о моем решении!

Мы с Каттом синхронно отдали Императору салют и вышли, плотно закрыв за собой дверь. Может, как правитель он и убедил Катерину, но вот как отец... Императору явно предстоял долгий разговор с принцессой. И, надеюсь, у него в кармане лежит пара затычек для ушей.

— Что сделает, что сделает, — вполголоса проговорил я, оглядывая коридор и проверяя, что в пределах сорока шагов нет никого кроме меня и вышагивающего Катта. — Обвинит своего монарха в старческом маразме, досрочно отправив на костер.

Катт сбился с шага, после чего его плечи затряслись от сдерживаемого смеха. Мгновением спустя капитан «плащей» огласил все окрестности громким хохотом.

Я же полностью погрузился в свои мысли, совершенно не глядя, куда иду.

Я — Император? Утром я проснулся с четкой мыслью, что сегодня меня вытолкают на улицу, а теперь мне предлагали поселиться в этих стенах надолго. Император! Я еле слышно фыркнул. Да из меня такой же правитель, как из Мораг-Бата — торговец!

Кстати о торговцах. Если я и вправду собираюсь надеть корону, то нужно заручиться хоть какой-то поддержкой местной знати. Лучше всего начать с сенаторов. В конце концов, если они поддержат решение Императора передать мне корону, хотя бы большинством голосов, то вероятность немедленного бунта в стране резко снизится, дав мне время проявить себя как правителю.

Если честно, то опасался я как раз немедленно бунта. Чем дольше я буду сидеть на троне, тем больше рычагов воздействия на аристократию я буду получать. Обычный народ не взбунтуется и так, если, конечно, не позволять сенату целенаправленно подрывать мое правление. Пока жизнь крестьян идет тем же руслом, что и прежде, они будут спокойно трудиться как пчелки. Им все равно, кто сидит на троне.

Но, чтобы расположить к себе сенаторов, нужно либо припугнуть их как следует, либо умаслить. Лучше всего золотыми монетами и в большом количестве.

Я прикинул, какой суммой располагаю. Мда. Чтобы достаточно надежно подкупить весь сенат мне не хватит и года выступлений на Арене, даже если я все состояние семьи Катрегги буду ставить на кон раз за разом.

Я посмотрел в зеркало, пока рабыня снимала мерки с плаща наставника, чтобы подогнать его по размеру. Я мысленно прикинул, что ножны на бедре будут уж очень неудобны, придется перевесить короткий клинок на спину. Заявил об этом рабыне, которая тут же подала мне учебный деревянный меч, изрядно потертый, с выбоинами по всему «лезвию». Закинул клинок за спину и постоял, пока девчонка снимала все нужные мерки.

Я — правитель? Смех, да и только. Я все еще ожидал того момента, когда я проснусь в какой-нибудь канаве, чувствуя как раскалывается голова после какого-нибудь варева Шеготара.

Что я знал об управлении страной? Пока что мне доводилось управлять только нашей домашней стражей, да и то держалось все мое управление исключительно на их глубоком уважении.

Стража. Теперь у меня «золотой плащ». Раз уж я вселил уважение в свою домашнюю стражу своим умением обращаться с мечом, то можно попробовать и тут. В конце концов, «плащей» выбирали за исключительные навыки обращения с оружием. Стоит продемонстрировать им силу и уважение, раз уж у меня есть такая возможность. Хотя бы в этих стенах не придется беспокоится о предательском ударе в спину от одного из своих стражей.

Мысли потекли дальше.

Император объявит о моем назначении капитаном «плащей» завтра, на приеме. Знать наверняка не преминет проявить интерес. Вот и будет шанс пообщаться с сенаторами и самыми яркими представителями городской аристократии. Хотя бы посмотрю, сумею ли добиться их уважения не размахивая клинком у них перед лицами.

И неплохо бы заручиться поддержкой армии. В конце концов, кому подчиняется армия — тот и правит. Однако, тут было глухо. Единственным генералом, находящимся в Столице, был Гетфер, а он и так, кажется, не возражает. А всю остальную армию по всей стране мы отправили на учения, которые закончатся как раз перед праздником Обновления. Лично объезжать все военные подразделения по стране? Да на это уйдет полгода!

Хотя... Мысль пришла из ниоткуда и я пару минут ее вертел так и эдак, прежде чем окончательно убедился в том, что она — стоящая. Приказы об учениях будут отправятся в путь послезавтра. Если подписать их не просто «составлено в Императорском дворце», а указать там имена Гетфера и мое как составителей плана... То вся армия в стране, от генералов до последнего капитана, будет уже иметь какое-то мнение обо мне, когда услышит о решении Императора. И, если учения пройдут по плану, то это мнение должно быть хотя бы не плохим.

В памяти всплыл вопрос Императора, заданный мне при первой встрече.

«Что бы вы со всем этим сделали? Как бы решили проблему?»

Я с удивлением обнаружил, что уже пытаюсь решить, как бы получше извернуться, чтобы знать не линчевала меня на пару с Императором, когда он укажет пальцем в мою сторону.

***

Я — слишком мягкая!? Я чувствовала себя совершенно опустошенной. Мне казалось, что мой отец сошел с ума, раз готовился отдать нашу страну в руки этого бастарда!

Я проспорила с Императором до самого вечера и не смогла найти подходящих слов, чтобы переубедить его. Я содрогалась от мысли, что сделает знать, когда услышит о решении моего отца.

Я мысленно прикинула себе, что произойдет, если я прямо сейчас объявлю об этом. Аристократы, скорее всего будут ошарашены. Мой взгляд упал на одного из сенаторов, кокетничающего со своей женой.

А потом кому-нибудь в голову придет гениальная мысль отправить моего отца на покой. Перед глазами всплыли лица глав столичных семейств. Я оценивающе посмотрела на них и слегка подправила, пытаясь налепить выражения лиц, когда они узнают о смерти Императора.

И отчетливо поняла, что даже если я тут же объявлю о своей свадьбе со Святославом, эти семьи все равно накинуться друг на друга. Уж слишком много застарелых обид у них было и смерть Императора — отличный повод их решить.

Мой взгляд упал на купол беседки, стоящей около озера. На нем примостились двое «плащей», держа в руках луки. Братья Катри — самые меткие лучники среди гвардейцев — зорко оглядывали окрестности, выискивая недобрые намерения.

Прием на сей проводился в саду, что, впрочем, было только на руку собравшимся гостям. Среди многочисленных зеленых кустов легко можно было «затеряться». Вечер еще даже начаться то не успел, а кое откуда уже доносились блаженные стоны.

Мой отец сидел внутри беседки, потягивая вино и наслаждаясь беседой с кем-то из сенаторов. Рядом с Императором стояло трое «плащей», а еще трое охраняли все подступы к беседке. Я отвела взгляд чуть в сторону и увидела стоящего в сорока шагах Александра.

На его плечи был накинут золотой ...  Читать дальше →

Показать комментарии (48)

Последние рассказы автора

наверх