Вопреки судьбе. Часть 3

  1. Вопреки судьбе. Часть 1
  2. Вопреки судьбе. Часть 2
  3. Вопреки судьбе. Часть 3

Страница: 19 из 32

подался назад, мгновенно разорвав наш поцелуй. Я взглянула в его глаза и, по пылавшей в них страсти, мгновенно поняла. Он знает. Знает все о моих чувствах, знает, как сильно мое тело желает ласк Александра.

Парень медленным, завораживающим движением снял одну из моих рук со своей шеи и все так же неспешно заставил меня повернуться к нему спиной. Я, чувствуя, как дрожат колени, как сердце сильно бьется, норовя выпрыгнуть из груди, закрыла глаза, пытаясь призвать всю свою волю, чтобы не допустить продолжения.

Пальцы бастарда медленно коснулись моей щеки, заставив меня вздрогнуть. Нежно прошли по скуле и откинули волосы через левое плечо. После чего я, замирая от нежности касания, почувствовала, как другая ладонь парня скользнула по моей шее.

Я ощущала дыхание Александра на своем ухе, в то время как он, все еще лаская мою шею одной рукой, другой медленно скользнул вниз по моему телу, касаясь его лишь кончиками пальцев.

Даже сквозь ткань я явственно ощущала это касание, замирая от предвкушения. Трепетно ожидая, что же будет дальше.

Александр крепко обвил мою талию, прижав мое тело к своему. Другая рука вдруг напористо устремилась вверх, заставив меня откинуть голову на плечо парня. Его жаркое дыхание приблизилось вплотную к моей коже и вскоре я почувствовала смелое касание его губ к моему ушку.

Все тело пронзила острая вспышка наслаждения. Я чувствовала, как с каждым новым движением губ Александра желание все сильнее и сильнее разгорается внутри меня.

Я не знала, куда деть свои руки. Я чувствовала, как они мечутся в экстазе, то и дело касаясь моей собственной груди, смыкаясь на руках Александра, даже не думавших ослаблять свою хватку.

Качаясь на волнах наслаждения, я услышала людские голоса. Они были тут и раньше, просто я не обращала на них никакого внимания. Далекие, неразборчивые, еле слышные. Смех, пыл, восторг. Я угадывала интонации, но не более. И за этими голосами слышалась еле слышная игра арфы.

Неужели это то самое? То самое, о чем меня предупреждала Вермирра? О Богиня, я знаю, что голос разума для тебя — ничто, но, пожалуйста, не дай этому случиться! Я не знала, сумею ли я отказать Александру, если он продолжит. Я боялась, что я уже безвозвратно прошла ту границу, когда у меня еще был шанс отвернуться и уйти...

— Сир Александр! — даже громкий голос не заставил меня открыть глаза. Я не желала, чтобы сладкая пытка, которой подверг меня бастард, прекращалась. — Сир Александр!

Бастард с явной неохотой оторвался от моего уха, подняв голову.

— Что? — в голосе послышалась сталь.

— Сир Александр, Император желает вас видеть! — звонко заявил «золотой плащ», даже не показываясь в проеме листвы.

— Передай ему, что я буду через две минуты, — тут же ответил бастард.

Александр снова повернул меня лицом к себе и крепко поцеловал в губы, заставив меня еле слышно простонать от вожделения.

— Я никогда не возьму тебя силой, моя принцесса, — тихо произнес он, глядя мне прямо в глаза. — Но сейчас, к сожалению, надо возвращаться на прием.

Я, пытаясь более не встречаться взглядом с Александром, поправила платье и убедилась, что прическа в порядке. После чего, ухватившись за предложенную руку, отправилась в более яркую часть парка, все еще не в силах совладать со своим телом.

Грудь тяжело вздымалась, перед глазами то и дело мелькали картины одна пошлее другой. Разумом я была рада, что Вермирра не позволила свершиться интимной пляске, но телом была разочарована.

Виктора мы нашли без труда. Он стоял прямо на нашем пути на самом краю освещенной факелами части. Александр передал меня в его руки и быстрым шагом ушел в обход небольшого озерца в сторону беседки, окруженной стоящими с мечами наголо «плащами».

Я же поймала пробегающую мимо рабыню, у которой в одной руке был кувшин вина, а в другой — поднос с тремя кубками. Под удивленными взглядами и рабыни и Виктора, выпила залпом два кубка, пригубила третий и лишь тогда отпустила рабыню восвояси. Мой страж, хоть и был сильно удивлен, не проронил ни слова, зорко оглядывая толпу.

— Император хочет обратиться к гостям! — разнеслось над водной гладью. «Плащи», стоящие по краю поляны, хором громко повторили эти слова, чтобы их услышали те гости, которые удалились в сторону от праздника.

Я, хоть и знала, что именно хочет сказать мой отец, все же подошла поближе, как и подавляющее большинство гостей. Все же Император, хоть и присутствовал на таких приемах, крайне редко брал слово.

Последний раз это случилось полгода назад, когда старшая дочь Кат'Ат, одного из сенаторов, вошла в возраст и была объявлена невестой. Отец тогда произнес короткую речь о том, как он рад видеть подрастающее поколение, следующее заветам предков.

Хотя я всегда подозревала, что сделал он это исключительно для того, чтобы сгладить свежую обиду сенатора. Отец тогда сильно поцапался с ним в сенате неделей ранее.

— Я рад вас всех здесь видеть! — начал Император, выйдя на четыре шага из своего укрытия в беседке. — И сегодня у меня есть веский повод привлечь ваше внимание! В это время мы настолько увлеклись рутинными делами, что стали меньше внимания уделять друг другу!

Гости недоуменно переглянулись. Я же лишь улыбнулась, без труда услышав не самый лучший намек в словах отца.

— Однако я увидел человека, который произвел на меня впечатление! — Император чуть повысил голос и теперь покровительственные нотки долетали аж до другого конца озера. — Человека, в чьей груди пылает огонь ярости, олицетворяющий гнев самого Мораг-Бата! Огонь, который позволяет не задумываясь обнажать меч для защиты ближнего! Огонь, который пылает в самом сердце! Сердце настоящего аристократа! — в голосе отца слышалась фанатичная ярость, заставляющая собравшуюся знать разинув рты вслушиваться в каждое слово.

— Я представляю вам сира Александра Катрегги! — Император поднял руку, указав на застывшего чуть в стороне бастарда.

Он стоял, сложив руки на груди. Правую поверх левой. Наверняка специально, чтобы все присутствующие видели алое пламя Мораг-Бата, вышитое на правом рукаве. И неспешно обводил толпу пристальным взглядом.

— Хоть он и был рожден бастардом, — продолжил отец, отхлебнув глоток вина, — в нем есть все качества, необходимые истинному аристократу. Благородное сердце, отчаянная храбрость и безудержная ярость к врагам! А потому будьте свидетелями, подданные мои! Являя собой дух народа, я объявляю Александра, которого в народе знают как «Кровавого лорда», старшим сыном семейства Катрегги!

Собравшаяся знать удивленно переглянулась. Стоящий неподалеку от меня мужчина вполголоса фыркнул:"Будто в стране и так знати мало!» вызвав легкие улыбки на лицах окружающих.

— Более того! — снова раздался голос моего отца. — В этом человеке я вижу решительное желание защищать страну ото всех напастей! Я верю, что его руку, сжимающую клинок, ведет сам воинственный Мораг-Бат! А потому я объявляю сира Александра Катрегги наставником личной гвардии Императора и дарую ему титул капитана моих «золотых плащей»!

А вот тут лица знати стали действительно ошарашенными. У кого — побледнели, а кое-где, особенно у людей постарше — на лице был написан явный страх.

Одно дело признание прав бастарда. Большинство лишь пожали плечами, понимая, что их это совершенно не касается. И совсем другое — назначение этого самого бастарда наставником «плащей»!

О смерти последнего Наставника ходила весьма красивая легенда, которую матери рассказывали своим подрастающим сыновьям. Я предпочитала более правдивую историю, рассказанную мне отцом.

Наставник умер во время осады города Лисанон, стоящего на границе с пустыней. Один из последних оплотов сопротивления южных стран. Капитану «плащей», вместе с небольшим отрядом, удалось скрытно пробраться в город.

Однако, их обнаружили у самых ворот. Любой другой человек бы испугался и попытался затеряться в городе, но Наставник храбро достал ...  Читать дальше →

Показать комментарии (48)

Последние рассказы автора

наверх