Восточная западня. Часть 1

  1. Восточная западня. Часть 1
  2. Восточная западня. Часть 2
  3. Восточная западня. Часть 3

Страница: 5 из 5

собралась с духом и начала говорить, тщательно вспоминая выученные слова. Я просила его быть здесь моим покровителем и заступником, моим учителем и духовником. Твердила, что мне тяжело здесь — в одиночестве и на чужбине. Просила сделать меня своей служанкой, твердя, что буду с благодарностью повиноваться ему. Повторяла, что полюбила всю его семью как своих единственных родных и не мыслю другой жизни, кроме этой. Говорила, что у меня давно нет отца, и просила его стать им здесь. Он жестом остановил слуг и внимательно слушал, подняв голову и не глядя на меня. Когда я замолчала, он окинул меня снисходительным взглядом, положив руку на мои светлые предусмотрительно распущенные волосы. Подняв мой подбородок, изучил заплаканное лицо и велел встать. Я смотрела на него сверху вниз, будучи немного выше. Про себя молила, чтоб у меня получилось. Он кивнул и, обойдя меня, прошел в кабинет.

Меня отволокли к себе и вновь заперли. Вечером ввалился обозленный Шакир и, неприлично обозвав, грубо взял меня, опять заставив играть в непристойные гомосексуальные игры. Издевался как в последний раз, выдергивая мокрый член из моего зада и заставляя облизывать его. Нагнув мне голову и удерживая, принудил глотать его вытекающую сперму, пока я трахала его страпоном. Захлебываясь, я торопливо облизывала его пульструющий член, мстительно надеясь, что неспроста он так злобствует и мое предприятие увенчалось успехом. Уходя, проскрипел, что мы ещё встретимся и посмотрим, поможет ли мне отец.

К вечеру следующего дня меня привели к старому хозяину. Я топталась у двери, пока он, в местном длинном балахоне, демонстрировал равнодушие и смотрел в монитор. Вожделенный компьютер был недоступен для меня, бесправной рабыни. Он и был моей целью в деле собственного освобождения. Вот чего я должна достичь, добиваясь покровительства старого хрыча. Наконец глава семьи обратил на меня взгляд. Чего же мне не хватает? — было его вопросом на английском. Меня поят, кормят, одевают, дают кров — могу ли я ещё чего желать?! И правда, чего? Свобода, покой, собственные желания, безопасность, видно, не входили в список женских стремлений в этой семье. Я не знала, разозлит ли его вопрос о моем возвращении домой, но решила попробовать. — Отправьте меня в Россию, к маме, она тоскует без меня... — начала было я, но недовольный взгляд был мне ответом. Салман-ага напомнил, что ещё вчера моим самым большим желанием было служить ему и привыкнуть к местной жизни.

Я опустила глаза, жмурясь изо всех сил, чтоб готовые вылиться слезы остановились. Я так много плакала в последний месяц, а глупые слезы все не заканчивались, наивно надеясь, что им здесь сочувствуют. Мои последние мечты раздавил этот высокомерный старик, сидя за дорогой техникой и разговаривая со мной, как с пустым местом. — Я думала, что не нужна вам и уже достаточно погостила... Да и Омар уехал... Я скучаю по нему... Он, наверное, ждет меня там... — мямлила я, все ещё рассчитывая на чудо. Старик вперился в экран и, казалось, не слушал меня. — Омар поручил тебя нам, своей семье, — медленно заговорил Салман-ага, по-прежнему не глядя на меня. — Он надеется на твое благоразумие, послушание. Непокорность не приветствуется здесь. Недовольных с непокрытой головой отводят на городской рынок, или на окраину, или в близлежащие деревни, где народ попроще и не привык к столичным вольностям, и оставляют там. Сколько протянет там женщина, не соблюдающая законы приличия? Прозрачнее намека не подберёшь. Я бессильно сжимала кулаки, не имея возможности достойно ответить старому лицемеру. Его защита оказалась призрачной. Текли минуты, а я все молча глотала слезы, не решаясь продолжать.

Взяв себя в руки, смахнула слезы и упала на колени: — Простите меня... Это все моя молодость... глупость. Я не хотела выглядеть неблагодарной. Я ценю все, что вы для меня сделали... Я правда хочу стать вашей слугой... Быть рядом с вами... учиться у вас... Старый тиран с насмешкой взглянул на меня: — Чему же ты хочешь научиться? Я с воодушевлением начала с языка, прибавив, что Омар много рассказывал про своего образованного отца, про его библиотеку, широкие знания и так далее... — Я подумаю, что можно сделать, — кинул он. — Ещё просьбы есть? Не сказать ли про насилие его отродья? Наверное, не надо, уверена, в этом обвинят меня же — в этой семейке вина женщин во всем. — Словарь двуязычный, хочу побыстрее понимать вас! Он довольно кивнул и, отпуская, спросил: — О тебе хорошо заботились, пока я был в отъезде? Я помолчала, обдумывая ответ: — Братья Омара часто навещали меня... каждый день... Кивком головы он отпустил меня. Я вернулась в свою каморку и впервые за последний месяц спала одна, хоть и не спокойно.

Вот уже несколько дней ко мне ходит учитель языка, после него я занимаюсь сама. Сижу в большой библиотеке с массой книг на разных языках. Я пристрастилась к чтению, хотя и не на русском — таких книг нет. Проверив однажды мои успехи и выслушав отчет учителя — бывшего российского студента, хозяин частенько заставляет читать ему и поправляет меня. Я пытаюсь говорить с ним, и он терпеливо отвечает мне. Он указывает на место возле своих ног, и я, сев на колени на мягком ковре, прилежно, как в школе разбираю трудную вязь. Он гладит меня по голове и перебирает мои светлые волосы, не скрытые под платком. В таком положении нас частенько застают слуги и домашние, сплетничая позже. Моё положение несколько улучшилось: слуги перестали гадливо коситься на меня, а извращенцы-сынки оставили в покое, видно, получив недвусмысленный приказ. Я немного успокоилась и перестала каждый день ожидать сальных приставаний: как видно, правы слуги, хозяин равнодушен к женщинам.

Я продвинулась в языке, веду короткие разговоры с Салманом-ага. Переписываю тексты, осваивая трудную вязь. Мужчина сдержанно хвалит меня, призывая к ещё большему усердию. Несколько раз я пыталась просить его разрешить мне разговор с Россией, маму требовалось вновь успокоить насчет меня. Придёт время — мне разрешат позвонить, коротко отвечал он, не допуская возражений.

Оценки доступны только для
зарегистрированных пользователей Sexytales

Зарегистрироваться в 1 клик

или войти

2 комментария
  • Anonymous
    K (гость)
    29 января 2014 11:44

    Это как: «Нагнув мне голову и удерживая, принудил глотать его вытекающую сперму, пока я трахала его страпоном.»
    Можно в картинках?

    Ответить

    • Рейтинг: 1
  • Коллинка
    30 января 2014 12:16

    Не ходите девки замуж за Омара-стервеца...

    Ответить

    • Рейтинг: 0

Добавить комментарий или обсудить на секс форуме

Последние сообщения на форуме

Последние рассказы автора

наверх