Акулья история

Страница: 3 из 7

На каждом концерте Болдри играл её по-разному, постепенно удлиняя своё соло. Сегодня эта инструменталка звучала 15 минут. Только две Болдри играл вместе с остальными музыкантами — минуту вступления и минуту коды. Остальные 13 минут он был королём сцены. Королём барабанной установки. Наконец, королём Сиэтла и сегодняшнего фестиваля. Несмотря на то, что он всего лишь играл на разогреве. Пока — на разогреве.

Элис взяла в свои ладошки широкие ладони барабанщика и нежно провела по ним пальчиками.

— У тебя кожа содрана, — прошептала она. — Не болит?

— Нет, — отозвался Джон, любуясь девушкой. — Там кусок песни надо ладонями по барабанам отстукивать. Ну, сама понимаешь, когда часто это делаешь...

Элис поднесла к губам ладони и поцеловала содранные участки. Затем крепко и нежно поцеловала барабанщика в губы:

— Спасибо.

— Эх, и чего я в драммеры не подался, а? — В голосе Стэнли звучала плохо скрытая привычной насмешкой зависть.

— Тебе тоже достанется. — Элис с улыбкой повернулась к нему и также поцеловала его в губы. — Ребята, вы все супер. Здесь все от вас тащатся. Со мной ещё две подружки увязаться хотели...

— Так чего не увязались? — подал голос молчавший до этого Колл.

— В лодку не влезли, — засмеялась Элис.

— Ты выпьешь что-нибудь? — осведомился Джон.

— Выпью, — охотно согласилась девушка. — Вы ж не копы, возраст у меня спрашивать не будете, верно?

— Не будем. — К Коллу вернулась его хищная развязность. — Нам чем младше, тем вкуснее.

Все четверо рассмеялись. Дин налил четверть стакана виски, разбавил его водой и принёс Элис. Та приняла, кивком поблагодарила и, всё так же улыбаясь, стала пить, смакуя.

— Это всё хорошо, — заговорил через некоторое время Колл, — но как же мы тебя потом выведем отсюда?

— Разве вы ничего не сможете придумать? — невинно захлопала глазками поверх стакана рыжая бестия. — Вы же мужчины... — Допив виски, она двусмысленно улыбнулась парням, отчего Колл почувствовал тесноту в джинсах, и проговорила: — Я б автографы взяла у вас, если можно...

— А чего ж нельзя? — подал голос Болдри. — У меня ещё девчонки автографы не брали. Покажи, где расписаться.

Элис, улыбаясь и обжигая барабанщика взглядом оторвы, медленно подошла к нему и плавным движением задрала вверх свою блузку. От неожиданности Джон опешил. На девушке не было бюстгальтера, и его взору предстала идеальная девичья грудь — упругая, небольшая, примерно 2-го размера, с кожей, которая даже на взгляд казалась бархатистой, со светло-коричневыми аккуратными сосочками, уже торчащими от предвкушения предстоящего наслаждения.

— Вот здесь, — внезапно охрипшим голосом прошептала девушка.

Казалось, Джон даже растерялся. Колл поймал себя на мысли, что и он сам, несмотря на имевшийся опыт полуночных забав с доступными девушками, не сразу бы пришёл в себя. Ему впервые приходилось видеть, как обычная девушка — то, что Элис не была профессионалкой, Дин понял сразу — предлагала себя нескольким незнакомым парням и делала это легко, свободно и непринуждённо, словно для неё это было вполне естественно. Тут бы только и радоваться такому подарку... но лично Дин пока чувствовал некоторое смущение. По поведению Джона и Майкла он видел, что и они испытывают нечто похожее. Но Джон быстро овладел собой.

— Здесь даже «Паркером» не расписываются, — в тон девушке прошептал он и, наклонив голову, обхватил губами дерзкий сосок. Элис запрокинула голову. В комнате, как ветерок, прошелестел глубокий вздох.

Майкл, похоже, тоже пришёл в себя от наваждения, подошёл к парочке сзади и снял блузку с девушки. Элис не сопротивлялась. Парень коснулся губами её нежной шеи, сквозь кожу которой просвечивали капилляры, проложил дорожки поцелуев до маленького ушка и до ключицы и чуть подул на них. Ответом ему был лёгкий сладкий стон, поощрявший к дальнейшему, более смелому действию. Девушка чуть повернула голову, и её губы встретились с губами музыканта.

Наигравшись с девичьим соском, Джон расстегнул молнию на джинсах Элис и начал их снимать. Девушка, не прекращая поцелуя, несколько раз повела бёдрами, помогая Болдри. Когда джинсы спустились до колен, она легонько высвободилась из объятий и в несколько движений сняла их совсем, вместе с бельём.

— А вам помочь раздеться? — лукаво спросила Элис у парней, проходя к дивану.

Колл давно уже смотрел на всё это действо горящими глазами, лаская через джинсы свой вздыбленный орган. «Не, какова сучка, а! — проносилось молнией в его мозгу — Ведь сучка же, обычная хиппующая малолетняя шлюшка. А ведёт себя, как... как королева, мать её во все дыры... Ну ничего, сейчас мы тебя на место поставим». Он уже ругал себя за то, что поддался непосредственному очарованию их незвано-желанной гостьи. «Она ведь к любым полезла бы, — как оправдание, билась в голове навязчивая мысль. — Ей ведь что Мик Джаггер, что Джимми Хендрикс — всё одно. Лишь бы член стоял. И лучше не один».

Пока Колл в мыслях поливал девушку грязью, оба музыканта освободились от одежд, и Элис, сидя перед ними на диване, нежно поглаживала их вздыбленные орудия, касалась пальчиками кожицы, медленно проводила от головки к основанию. Пару раз взяла в ладошку оба члена по очереди вместе с яичками, как бы оценивая, и рассматривала их так, словно никогда до этого не видела ничего подобного. Но её прохладные прикосновения обжигали почище огня и заводили не хуже ласк опытной шлюхи. Колл сидел сбоку и прекрасно видел, как лица Джона и Майкла искажали гримасы болезненного наслаждения и нетерпения. О, как же они хотели сейчас по-простому навалиться на девчонку и отодрать её во всех позах и со всех сторон, наслаждаясь её визгами и воплями! Но... что-то и их сдерживало. Может, они ещё помнили о том, что не её привели к ним, а она сама пришла?..

— Хороши, — наконец прошептала девушка. — Такие красивые... Ты поёшь про обрез, — обратилась она вдруг к Майклу, — но у тебя настоящий пулемёт. — Она хихикнула от своей пошлости и коснулась язычком головки. Майкл еле сдержался, чтоб не схватить её за голову и не насадить её рот на всю длину члена. Это была пытка.

Чуть оттянув кожицу члена, Элис несколько раз обвела вокруг головки язычком, пощекотала уздечку, второй рукой продолжая поглаживать орган Джона. Затем, поцеловав головку, она переключилась на второй член, даря ему такие же ласки и подрачивая жезл Майкла. Джон не выдержал и положил руки на её голову. Не поднимая головы, девушка улыбнулась и обхватила головку губками, втянув её в ротик чуть глубже. Музыкант втянул в себя сквозь зубы воздух, как от боли — боли наслаждения. Сжимая головку губками, девушка начала быстро-быстро ласкать её кончиком язычка, в это же самое время дроча Майклу. Затем она снова занялась Майклом, но в этот раз впустила его ствол глубже в ротик, время от времени делая движения головой, словно насаживаясь.

Колл откровенно дрочил. Сейчас он и сам не знал, чего ему хотелось больше: оттрахать малышку самому или же посмотреть, чем закончится это соревнование в выносливости. А там было на что полюбоваться: наигравшись членами по очереди, девчонка приблизила их друг к другу так, что они чуть не соприкасались, и, оттянув кожицу, ласкала сразу оба. Её язычок путешествовал от головки до основания по одному члену, возвращался обратно по другому. Так — несколько раз... Затем — снова один исчезал в ротике, почти полностью погружаясь в его развратную глубину, а второй изнемогал под лаской пальчиков; через минуту члены менялись местами. Дин не выдержал, встал со своего места, подошёл к ним и, слегка надавив на затылок девушки, стал двигать её головой. Элис поперхнулась — видимо, от неожиданности, — но, быстро приняв новые условия игры, активно начала насаживаться ротиком на член, не забывая подрачивать второй. Сам же Дин тоже вовсю ласкал себя, время от времени водя головкой по щеке девушки, шейке, волосам, ушку... Долго так продолжаться не могло: стоны мужчин становились всё ...  Читать дальше →

Показать комментарии (18)

Последние рассказы автора

наверх