«Европа-Азия»

Страница: 1 из 7

Роковой тот случай произошел... А вообще — к черту. Во-первых, не случай, ибо какая может быть случайность в том, чтобы целенаправленно искать все время приключений на пятую точку, а во-вторых, тогда уж не столько роковой, сколько «раковый»... То тем не менее...

Имеется у нас в городе ночной клуб «Европа-Азия». В свое время начинался как казино с соответствующим контингентом, а потом, когда закон на запрет игорного бизнеса вступил в свой зенит, удачно перетек в пафосное место с неплохой кухней и пожилыми авторитетными дядьками вечером, да молодыми хачиками за кальяном все время. Надо сказать, что и в названии, и во внутреннем убранстве, и в группах посетителей сохраняло данное место постоянный дуализм. С названием все очевидно, насчет убранства — было в нем условно две зоны — одна в европейском стиле, что-то типа итальянского, вторая в азиатском — помесь узбекского и не пойми какого, даже с арыком и водяным колесом посреди зала. Интересно, что хачи тянутся больше к Италии и заседают там, а вот русские дядьки любят потусить с восточным колоритом — такая вот неудовлетворенная тяга цивилизаций к культуре друг друга.

Но самое интересное — это разделение посетительниц, они четко делятся на тех, кто уже урвал от жизни отца, папика, мужа либо любовника и ходит к «Европу-Азию» за дорогой (но хорошей) едой и известными музыкантами и мнящими себя известными юмористами, и тех, кто хочет, по простому говоря, «сняться» и счастливо перейти в первый контингент.

Одно время, сразу после запрета игр, клуб этот сохранял демократическую политику — и все социальные слои населения (естественно, кому под силу был входной билетик) были перемешаны, а потом, под напором, наверное, благоверных и их авторитетных мужей, отделили дамочек и девочек, проводящих вечер за коктейлем в поисках единственного с множественной суммой на счете, от небожителей. Короче создали в подвале еще один клуб в клубе с ценами пониже, так сказать заповедник дам (и именно, дам безо всяких условий). Потом туда еще и стриптиз завезли и мужской, и женский, потому как наверное качество дамочек на съеме отставляло желать лучшего, а самим дамочкам нужно было создать хотя бы какие условия для отдыха без скуки.

Так вот, на 4 курсе университета нашего начал я подрабатывать в данном клубе барменом. И тут же повстречал почти всю женскую часть своего курса — как в одной ипостаси, так и пока во второй. Шутки-прибаутки, попытки получить бесплатный коктейль, либо нарочитое игнорирование тебя в упор — это все будни бармена, если он учится вместе с клиентами, которые в состоянии позволить себе дорогой алкоголь. Но ближе к теме...

Со мной на курсе на платной основе училась моя бывшая одноклассница — Юлечка. Девочка без претензий на особую красоту, довольно миловидная, с виду спортивная, с богатыми родителями. В школе она была девочка не глупая, но из-за желания взять от жизни побольше и начать это делать пораньше (папа то все оплачивает!) школу окончила с благородными тройками, правда в небольшом количестве. В школе отношения с ней поддерживал мало, с ней больше мой школьный дружок тусил. Единственно, что о ней помню, только то, что на одной из вечеринок в выпускном классе она накушалась вишневки и возмущалась, что почему, видите ли, мужчину, у которого много женщин, называют гордо — жеребец, а женщину, у которой много мужчин — шлюха, ну и т. д. У всех же юношеский максимализм, спор перерос в перепалку, в ходе которой она брякнула, что никогда один мужчина столько не доставит в сексе удовольствия женщине, как два одновременно. Естественно это добавило ей очков в глазах всех, но по большому счету никто не поверил, что у нее опыт есть хоть какой-то вообще, а не просто радикализм пьяный играет.

В универе с ней немного, но общались, с виду пай-девочка, на занятия ходит, не заносчивая. Со мной, как сбывшим одноклассником, общается нормально. А вот с того момента, как начал работать в клубе, узнал ее и с другой стороны. Она и ее подружки оказались оторвы редкостные — алкоголь и пацаны разные — это в порядке вещей на вечер, а со временем и веселые таблеточки начались. А может я просто в работу втянулся и стал замечать того, чего раньше не видел. Но общалась со мной она всегда мило и приветливо — этого у нее не отнять.

Со временем стало понятно, что она сошлась с одним парнем из секьюрити — невысоким, но крепким боксером-разрядником Сашей. Посещать клуб начала только в его смены, без подруг, в зале подмигивали друг другу, улыбались, пару раз в вечер обязательно пропадали в комнате отдыха охраны — но дело то в принципе молодое.

Перед тем вечером, о котором хочу рассказать, не видел ее примерно с неделю, даже в Саньковы смены не появлялась. А потом уже в 11 часу вечера заявилась, да не одна, а со своей мачехой — не мачехой, новой женой своего отца. Папка ее, как дочка школу окончила, так решил, что она уже взрослая и из семьи ушел. Ушел к своей бухгалтерше. Город наш — большая деревня по сути, все про всех рано или поздно узнают. Вот с самой мачехой-бухгалтершей она в клуб и заявилась.

Надо сказать, и внешне и по темпераменту две этих женщины представляли полную противоположность. Юлька — ниже меня, худая, стройная, с длинными ногами (кстати, мне всегда ее размер ноги великоват казался для женщины, особенно когда босоножки какие нацепит), лицо овальное, глаза черные и колючие, носик курсносит прямо даже вызывающе, волосы длинные — в школе были непонятного темного цвета, в институте стала блондой, губы тонковаты на мой вкус, рот большой, всегда загорелая, груди маленькие и острые — по летнему сарафану понятно, попа отличная — спортивная и небольшая, но очень приятно-выпуклая.

Новая жена Юлькиного отца была женщиной лет 40, натуральной платиновой блондинкой с белой розоватой кожей, довольно рослая, с выпрямленными волосами, с развитыми плечами, лицо вытянуто книзу, губы пухлые, рот небольшой, нижняя губка немного капризно оттопырена, нос прямой и длинный, ноги стройные, с породистыми икрами, в шоколадного цвета платье на бретельках с подолом чуть выше колен, с бантом кофейного цвета, завязанном на талии, в туфлях на платформе под цвет платья. Грудь развитая, размер 4 — неумерший, но даже белье уже, как видно, не спасает, ибо под платьем грудь уже очерчивалась низковато. Макияж неяркий, только брови подведены большими черными тонкими дугами. И еще меня поразил скорее ее взгляд, немного напоминал собачий, или когда человек в незнакомой ситуации прилагает все усилия, чтобы понравиться, немного даже с заискиванием.

Юлька же была не в духе, резка, насуплена и прямо-таки тащила мачеху под руку через зал к диванчикам. Усадив ее за столик, Юлька начала осматривать зал и, встретившись со мной взглядом, улыбнулась, чирикнула что-то мачехе и направилась ко мне.

— Приветик, какие дела, Андрюшка? Что сегодня интересного будет?

— Привет, нормально вроде бы. «Маргариту»?

— Давай.

— Сегодня в фиолетовом зале вечер кантри и стейков на огне. Повар из Москвы выписан. Кстати, для тех, кто сможет пропеть какую-нибудь кантри-песню — стейк за счет заведения. Короче, халявы не дождешься. В подвале какой-то местный эм-си в сандалиях — ничего особенного. Сегодня затишье. Узбекская половина интересует?

— Нет, узбекской нам не надо, — улыбнулась Юлька — Видишь я сегодня с балластом.

— Налаживаешь отношения с новой супругой отца?

— Откуда узнал, что это моя мачеха?

— Я вас на поступлении в универ видел.

— Аа, она тогда заботу немерянно проявляла, пыталась мосты навести, везде с папой ездила. Но я ей крови попила тоже порядком — за маму то обидно все-таки. Но она ничего, правда заботливая, лишнего не говорит, с фигней не лезет. А вот сейчас мне ее отец навесил. У нее тут нервный срыв случился — мы от папиного брата возвращались, я на своей машине их забирала. Отец подпил и пристал, дай ей за руль сесть. Она, блин, и села — через две минуты подцепила какую-то собаку — в клочья просто. А у меня оба радиатора до двигателя аж ...

 Читать дальше →
Показать комментарии (6)
наверх