«Европа-Азия»

Страница: 4 из 7

что туалет совершенно пуст. В випку она пойти не могла, т. к. путь наш бы пересекся, потому я, холодея, пошел искать Ларису в той части клуба, в которую меня в который раз просили ее не пускать.

Обреченно дойдя до комнаты охраны, я увидел, что она опять открыта. В самой комнате в кресле сидела улыбающаяся Лариса с такой, знаете, повязкой на глаза, в которых в самолете спят, охранники ее часто используют, чтобы ночью поспать немного, т. к. у них в помещениях всегда горит резкий электрический свет.

А вот вокруг Ларисы стояли голые все прежние действующие лица. Причем мужчины уже были с членами наперевес, что называется.

— Пошел отсюда, — попробовал по обыкновению быкануть Белобрысый.

— Пусть остается, — веско сказала Юлька. Глеб Олегович не возражал.

— Пока смотри, как захочешь, присоединяйся.

— Эта п... да старая второй раз мне закончить не дала, чуйка у нее что ли, — прошипела Юлька.

— Чуйка у тебя, подстилка, я спрашиваю?, — Юлька зло дернула мачеху за волосы назад так, что у той запрокинулась голова и приоткрылся рот.

— Тут просто так скучно, даже караоке нормального нет, — глупо ухмыляясь, ответила Лариса.

— Мадам, может пропоете нам здесь и сейчас — подал голос Глеб Олегович.

— Так нет микрофона и текста, и как я читать буду, если я в этой повязке, я не все песни наизусть знаю.

— В здравомыслии вам не откажешь. Вот вам микрофон, пойте — Глеб Олегович подступил к Ларисе и ткнул ей прямо в губы красной набухшей головкой длинного тонкого члена.

— Щекотно — Лариса высунула язык и попыталась им найти готовку возле своего лица.

— Ты, дырка, и парней два раза обламывала. Они так импотентами станут — хрипло произнесла, начавшая заводиться Юлька.

— Готова сосать прощение — брякнула под удивленные взгляды Лариса.

— Вот ты шлюха — протянула Юлька — всегда подозревала, что в бюстгалтерии одни соски и давалки работают.

Лариса поправила волосы, закинув их назад за прелестные ушки с жемчужными сережками, села в кресле прямо и сложила руки на коленках как примерная девочка:

— Не груби мачехе, манденка глупая, — и мило улыбнулась всем окружающим.

Юлька в ярости что есть сил толкнула мачеху вперед, та согнулась пополам в кресле, и одна бретелька платья съехала вниз до локтя, показав под собой розовую бретельку бюстгальтера. Схватив мачеху за волосы Юлька, так же рывком усалила мачеху прямо. С каким-то остервенением стащила у нее с плеча вторую бретельку платья и стянула лиф платья до банта на поясе, заведя его под большую грудь Ларисы в непрозрачном розовом бюстгальтере. Когда Юлька схватилась за бретельку лифчика, за другую бретельку решительно взялся Глеб Олегович, и они почти синхронно отправили белье мачехи вслед за платьем, обнажив два больших висящих гладких полушария с почти отсутствующими ореолами и торчащими крупными ярко-розовыми сосками.

— Ох... ть сиськи, — выдохнул Санек. Член Белобрысого налился так, что наверное хлопнул его по животу. У меня в брюках стало очевидно тесно.

— Спасибо, мне приятно — так же невинно проворковала Лариса.

Юлька поднесла пальчики к мачехиным губам, и та тут же открыла рот и всосала их в себя. Глеб Олегович зажал оба соска Ларисы и оттянул их. Лариса не протестуя продолжала то вбирать, то выпускать Юлькину ладошку, явно показывая как она умеет сосать.

— Соски у нее просто каменные — удивленно протянул Глеб Олегович. Юлька же вынула свою ладонь и буквально натянула голову мачехи на его член. Он тут же взял двумя руками Ларису за уши и начал просто сношать ее в рот, проталкивая свой член куда-то очень глубоко. Лариса тут же одной рукой схватилась за член Глеба Олеговича, а второй начала массировать его яйца, при этом ее светлый с жемчужным отливом маникюр очень пикантно смотрелся на темных волосатых мужских причиндалах.

— Не части, — повелительно сказала Юлька и стянула мачеху с члена, но только для того, чтобы развернуть ее на кресле к Саньку и одеть опять шикарными пухлыми маленькими губкамии на его член. Санек взялся за дело как-то нерешительно, может еще помнил про свой апперкот.

— Не тушуйся, зайка, не давай ей сосать, а трахай ее в рот, — повисла на плечах у Санька Юлька — Она же не я.

Санек попытался повторить настойчивость Глеба Олеговича, но видно, что уверенности для этого у него было маловато.

— Нежный мой, — то ли с укоризной, то ли одобрительно произнесла Юлька и повернула мачеху уже к Белобрысому. Тот ждать не стал и сам, взяв Ларису за затылок и попытался вставить ей свой шланг сразу на всю длину. Вот этим членом Лариса впервые поперхнулась, судорожно попыталась выплюнуть его, закашлялась и судорожно вцепилась руками в ручки кресла, пытаясь отстранить от Белобрысого.

— Аккуратнее, дуболом — рявкнул на него Глеб Олегович, надрачивающий на круг почета Юлькиной мачехи.

Белобрысый вынул член. Лариса продышалась и у нее изо рта свисла на грудь густая тянучая слюна. Юлька крутнула было мачеху ко мне, но видя, что я так еще и не снял брюк, предложила.

— Ребята ложитесь втроем на стол, пусть она вам сосет и дрочит пока, а я ее в это время сзади подготовлю.

— Можно мне повязку снять? — радостно мяукнула Лариса.

— Пока еще не заработала, пока игра продолжается, и ты водишь, — отозвалась Юлька.

Лариса кивком согласилась. Секьюрити втроем развалились на столе, причем Глеб Олегович дальновидно занял позицию в центре, Юлька же так же на кресле подкатила мачеху к ним, опять одела ртом на член Глеба Олеговича и положила руки мачехи на члены по сторонам, которые та с упоением принялась надрачивать. Мне сбоку удобно было смотреть как Ларисины сиськи плющатся о ноги Глеба Олеговича, когда она с утробным урчанием старается поглотить его как можно глубже. Но меня взяла за руку подошедшая Юлька и повела за собой на стул, стоящий за спиной Ларисы.

— Нравится тебе картина, — Юлькина рука нырнула ко мне в ширинку, а потом занялась ремнем на брюках. Я же просунул свою руку сзади между ягодиц Юльки и нащупал пальцами ее мокрую киску, которая тут же открылась мне на встречу. Юлька судорожно стянула с меня брюки, спустила трусы и тут же выгнулась навстречу моим пальцам. Несколько мгновения я продолжал ее трахать двумя пальцами, смотря как Лариса сосет и дрочит, и как Санек, приподнявшись, мнет ее левую грудь. Юлька, благодарно урча, потянулась губами к моим, но тут, вспомнив, про запах спермы из ее рта, так недавно окативший меня, я инстинктивно отстранился. Мое действие не осталось не замеченным.

— Мужики, — иронично произнесла Юлька, — все время норовите в рот спустить, а сами спермы стесняетесь. Не волнуйся, не буду тебя целовать.

Юлька толкнула меня на стул, присела рядом, стащила с меня брюки и трусы окончательно, я скинул туфли, она стащила с меня носки и стянула рубашку. После этого плюнула мне на член и в пару движений ртом растерла слюну по всей его длине. После это развернулась ко мне спинкой и села верхом на меня.

— Если будет не видно как Ларка сосет, скажи, я нагнусь, — с придыхом бросила через плечо Юлька. Но тонкий стан Юльки мог мало что скрыть, поэтому мне было достаточно свесить голову набок, чтобы видеть из-за нее как Лариса обслуживает своим красивым ртом троих еще пару часов назад незнакомых ей мужчин.

Надо сказать, что знакомство с Белобрысым Юльке на пользу не пошло, и ее киска оказалась на удивление растянутой для таких узких бедер и аккуратной попки. Спустя несколько минут вакханалии, когда Лариса слезла с кресла и уже сосала всем по очереди, стоя нагнувшись над столом, Глеб Олегович просунул ногу между ее ног и тер там ступней, а киска Юльки окончательно приняла наверное свою постоянную растянутую форму, я сказал Юльке, что той не мешало бы научиться сжимать влагалищем член партнера. Юлька, обернулась ко мне, и я с удивлением увидел, что она покраснела.

— Я сейчас пересяду поудобнее, чтобы ты лучше чувствовал, — немного виновато сказала она. Юлька соскользнула ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)
наверх