«Европа-Азия»

Страница: 2 из 7

загнулись. Она вышла посмотреть и прямо ее до икоты прихватило. Я злая была, «ксюшечку» мою угробила, а теперь прикидывается, но потом к врачу доехали на неделе — действительно нервный срыв. Отец с компаньонами в Польшу уезжает сегодня вечером по делам, я из дома хотела смыться, а тут мне эту красу навязали — развлекай, дай забыться. А попробуй откажи, можно и к маме переехать — лекции учить, они же бесплатно.

Юлька опять улыбнулась, и нетерпеливо задала давно ожидаемый мною вопрос. — А где Санька?

— Саня контролирует выгрузку шампанского, там поставщик поздно приехал, а шампань по n-цать тысяч рубликов, нужна грубая сила — норовит разбежаться.

Юлька рассмеялась.

— Нравится мне с тобой сидеть, настроение поднимаешь.

— Это все «маргарита».

— «Маргарита» тоже хороша. Кто сегодня еще в смене из секьюрити?

— Влад и Олег на входе, ты их видела, Белобрысый на камерах, Антон на танцульке внизу. Глеб Олегович барражирует везде.

Глаза у Юльки неожиданно масляно блеснули.

— Моя любимая смена, — протянула она. Видя мой недоуменный взгляд, с торопливостью добавила:

— Дней десять нигде из-за мачехи не была, соскучилась по вам.

— По ком это ты соскучилась? По этому разливальщику суррогата?!

Из-за спины Юльки выступил из полумрака Санька, подтянутый, с ярко-очерченными мышцами рук и трапецией. Рука его тут же оказалась на бедре у Юльки, та не отстранилась, но торопливо оглянулась назад на мачеху. Взгляд мачехи блуждал по залу, будто в поисках якоря, с которым можно было бы почувствовать себя устойчиво в новом месте, и постоянно с надеждой возвращался на Юлькину спину.

— По тебе соскучилась. Только руку убери. Я с женой отца.

— Понял. — Саня тут же снял руку и бросил взгляд назад. — Сегодня значит без вариантов, ты на весь вечер с ней завязнешь.

— Может что и придумаем, может ее удастся домой отправить пораньше. Ладно, я пошла к ней, а то сейчас еще в истерику впадет, совсем веселуха будет. — Юлька одобряюще и нежно коснулась Саниной руки и попорхала обратно, а мы с Саней проводили ее попу под легким сарафаном.

— Вот он — спорт в действии. Хороша. А тебе бы не мешало качнуться, Дрон. И спорт какой-нибудь типа бокса там или борьбы, был бы принят в клуб настоящих менов.

— Ага, спорт, — не удержался я — все решает в конце концов товарищ Маузер. Вон у Юлькиного отца есть Маузер и ему не нужно быть боксером.

Саня погрустнел.

— Гадкий ты человек. Обидеть норовишь. Пойду контрольку навешу на склад алкоголя.

Вечер проходил ни шатко, ни валко. Люди то приходили, то уходили, больших компаний не было, Юлька и ее мачеха сидели за столиком, Юлька заказала коньяк, но мачеха отказалась и за вечер выпила всего бокал шампанского. Настроение у Юльки опять ощутимо опускалось, т. к. мачеха ходила за ней как щенячий хвостик, в туалет вместе, попробовать стейки вместе, вниз на танцпол сходили, но мачеха притянула Юльку обратно, а когда мачеху все же пригласил какой-то представительный мужчина на танец, и та с Юлькиной настойчивой подачи согласилась, Саня оказался занят разборкой на входе с каким-то таксистом, решившим культурно отдохнуть, но находившемся в некультурном состоянии. Вернувшись от входа какая-то дерганная и напряженная, Юлька второй раз за вечер подошла ко мне.

— У меня для тебя задание, Андрюша. Надо немного напоить мою вторую маму. Мне с Сашей поговорить надо полчасика хотя бы, а она просто привязана ко мне.

— Так может ее вон тот мужик развлечет, уже давно ее танцует.

— Это ее коллега с бывшей работы. Он ей сразу был в тягость, я навязала его просто — хоть 10 минут одной побыть. Короче, чтобы от него отделаться, она сейчас и за барную стойку сядет, вот тут все коктейли самые сладкие за тобой — она сладкое любит. И алкоголя побольше — может ее развезет и у меня вечер свободный.

— Я же ей влить насильно не смогу.

— И не надо. Просто развлеки ее беседой и наливай. Она же сейчас как ребенок. Ей внимание нужно. А ты у нас мальчик культурный.

— Спасибо. Приятно лизнула.

Юлька ощутимо воспряла духом.

— Не забудь.

— Ларочка, иди сюда — позвала она мачеху.

— Это мой одноклассник, бывший и нынешний однокурсник — Андрей. Мальчик очень положительный, помогает маме, работает с алкоголем, но сам совершенно не пьет. Учится на бюджете, стипендию повышенную получает. Посиди с ним пока, он тебя этому толстому упырю в обиду не даст, какой-нибудь совсем безалкогольный коктейльчик нальет, а я столик пока закрою.

— Лариса, очень приятно, — мачеха Юльки вежливо мне улыбнулась, чуть наклонив голову.

— Андрей. Посидите немного со мной, Лариса, и я уверен, что за сегодняшний вечер мне не заплатят, ибо я очевидно не работаю, а получаю эстетическое удовольствие, общаясь с такой очаровательной женщиной.

Юлька из-за мачехиного плеча одобрительно моргнула.

— Все сейчас найду этих ваших официанток, эти мерзавки сегодня не обслуживают вообще, закрою счет и сразу к вам.

Лариса села напротив меня и высказала удивление и удовлетворение, что не ожидала от мальчика моего возраста такого хорошего комплимента. Я быстро сварганил ей «Колумб» со сложной конструкцией из коктейльных зонтиков и обманчивым сиропным вкусом. У нас продолжался разговор ни о чем, о делах в универе, о том, почему я работаю здесь, о ее бывшей работе. Разговор этот длился минут 15 и перемежался моими ненавязчивыми комплиментами ее платью, туфлям и вкусу вообще, а также еще «Пино коладой» и даже шотом «Джилли фиш». Юлька в это время носилась как угорелая от входа вниз на танцпол, по залам. И наконец, только минут через 15 я увидел их нырнувшими с Саней в коридор, ведущий в хоз. помещения.

На беду этот нырок увидела и Лариса, озадачилась и начала порываться пойти за ними.

— Не волнуйтесь, Юля клиент с вип-картой, ее мнение очень важно для обслуги, я так понимаю, она пошла к начальнику смены жаловаться на официанток. Им, кстати, это полезно, у нас гостям отдыхать надо, а не создавать себе лишний стресс. Попробуйте теперь мексиканский вариант «Джилли фиш» и давайте сравним его с классическим «Б-52».

Лариса согласилась, но беседа уже не клеилась, а алкоголь выпился ею безо всякой заинтересованности. Я правда понял, что у нее сейчас странная каша в голове, она внушаема, и если настаивать остаться, она вынужденно остается, не решаясь спорить. Однако, я недооценил действие алкоголя на женщину. Еще через 30 минут, когда я уже с тоской ожидал, когда Ромео и Джульетта наконец-то выйдут из подсобных помещений в зал, Лариса сказала, что идет освежиться, уже довольно нетвердо спустилась с барного стула, но не дойдя до туалетов, развернулась и направилась к подсобкам.

Тут я, как верный защитник счастья влюбленных, с одной стороны, и добросовестный работник, с другой, начал судорожно метаться, раздираемый противоречием: броситься ли за ней и оставить вверенный мне пост, либо не выполнить просьбу и дать ей застукать парочку. Помня, что комната охраны последняя прямо коридору, перед ней еще кухня, раздевалки и 5—6 разных подсобок, т. е. в принципе поиски подпившей мачехи своей «доченьки» займут кое-какое время, я пулей слетал в узбекский зал, выхватил оттуда самую смышленую официантку, увещеваниями водрузил ее за барную стойку и рванул за Ларисой.

Хотя все перемещения заняли у меня меньше минуты, ворвавшись в служебный коридор, я увидел Ларису почти уже у финала ее поисков, нетвердо направлявшуюся к двери комнаты видеонаблюдения, с которой смежной была и комната отдыха охраны. Набрав крейсерскую скорость, я успел подхватить бойкую мачеху под локоток, входящей в комнату видеонаблюдения. Полтора десятка мониторов и никого! Я мысленно выдохнул, бормоча Ларисе, что сюда нельзя никак, как вдруг из дальнего угла комнаты видеонаблюдения, в котором находилась дверь в комнату отдыха стали раздаваться характерные шлепки, вздохи и вскрики.

Лариса, проявив впервые за вечер раз определенную ...  Читать дальше →

Показать комментарии (6)
наверх